А.Несмиян: федерализация России — ключевое решение системного кризиса

Анатолий НесмиянКогда мы говорим о кризисе в разных областях и сферах жизни России, нужно указывать на ключевое противоречие (или ряд противоречий), отказ от разрешения которых и создал предпосылки для этого кризиса.

В современной России подавляющее число локальных кризисов, ставших в сумме одним большим, имеют один и тот же исток: стагнацию. Любая система обладает двумя разнонаправленными источниками развития: устойчивостью и изменчивостью. Лишь опираясь на оба, система обладает возможностью без разрушения внутренней структуры противостоять возникающим противоречиям.

В случае с Россией власть на протяжении последних 15 лет делала все возможное, чтобы загнать страну в квазистабильное состояние, которое и было достигнуто, но в первую очередь за счет способности к изменениям.

Если взять политическую систему, то можно сказать: к началу нулевых годов в условиях «семибанкирщины» и предельно слабой федеральной власти были созданы предпосылки для выстраивания политической системы, опирающейся на две системных партии номенклатуры. Первая — «Единство» — была создана при активном участии Бориса Березовского и была призвана объединить номенклатуру вокруг фигуры президента, на которого Березовский имел самые обширные планы. Вторая партия «Отечество — Вся Россия» стала партией региональной номенклатуры и политических «несторонников» Путина в центре.

«Отечество-Вся Россия» выглядела гораздо серьезнее и солиднее, однако на выборах в третью Думу она заняла второе место после «Единства». Региональные бароны были слишком уверены в своей победе и не придали значения медийным и манипулятивным возможностям конкурента.

Дальнейшее известно: как раз в этот период началась борьба с региональной вольницей и исправление перегибов периода «Берите суверенитета сколько проглотите». «Отечество» с самого начала начали раскалывать и в конечном итоге вынудили слиться с «Единством» в единую партию власти. Строго по Черномырдину: «Какую бы партию мы не строили, получается КПСС».

Березовский, будучи не просто олигархом, а человеком с ярко выраженными криминальными способностями, мыслил в рамках строительства «mafia state». В этом смысле он нашел благодарного слушателя и последователя в лице президента Путина, весь трудовой путь которого в Санкт-Петербурге как раз и был связан с разруливанием мафиозных интересов криминала, городских чиновников и местных олигархов. «Они нашли друг друга» — здесь это подходит как нельзя лучше.

С Березовским поступили точно так же, как и с братвой прошлого периода деятельности Путина: использовали и выбросили. Но его идеи строительства мафиозного государства были востребованы и развиты.

Слияние двух номенклатурных партий «под Путина» привело к монополизации власти, но при этом полностью выхолостило любую идеологическую основу созданной партии. «Единая Россия» стала право-лево-центристско-либерально-патриотически-консервативным монстром. Девиз партии можно обозначить как «Стоять-бояться», слоган партии придумал Грызлов: «Парламент — это вам не место для дискуссий». С такой идеологией можно было делать только одно — беззаветно любить Его Величество.

Противоречия никуда не делись, однако был ликвидирован механизм для их разрешения. Две партии имели возможность создавать баланс интересов через публичную борьбу, внутри одной партии это стало возможным лишь под ковром и при наличии непубличного арбитра, которым и стал Путин, вернувшись к привычной для себя по Питеру роли решалы. Буржуазная демократия была отброшена, вместо нее возник чисто мафиозный механизм решения вопросов, что в свою очередь, заложило основы управления страной, как конгломератом преступных группировок.

Пожалуй, это и стало той причиной, по которой политическая жизнь в стране умерла. Отказ от публичной политики (а значит, возможности попадания в нее несистемных людей) привел к тому, что власть создала замкнутую структуру, сделав выбор в пользу стабильности ценой отказа от развития.

Такая система абсолютно неустойчива, но долгосрочное планирование в России давно уступило место сиюминутным интересам, поэтому удивляться такому развитию событий не приходится.

В чем опасность созданной Березовским и Путиным политической системы? Как раз в отсутствии относительно цивилизованного разрешения противоречий по линии Центр-регионы. Унитарное государство для России опасно само по себе, в условиях кризиса оно становится источником совершенно неразрешимых проблем.

Ликвидировать системный политический кризис возможно. Однако его разрешение лежит в плоскости отказа от мафиозной структуры власти и создании заново механизма разрешения глубинных противоречий между регионами и федеральным центром. По сути, сегодня федерализация России становится ключевым решением очень многих системных проблем, но нужно понимать, что ситуация существенно изменилась по сравнению даже с началом нулевых, и изменилась не в лучшую сторону. Поэтому вернуться к началу нулевых и начать все заново уже не получится.

Федерализация невозможна без коренного пересмотра административно-территориального устройства страны. Необходимо устранить основной инструмент, с помощью которого центр держит в повиновении регионы: деление регионов на доноры и реципиенты. Необходима реформа деления страны и создание такой системы регионализации, при которой каждый из вновь созданных регионов будет самодостаточным в плане своего бюджетирования. Нужны суперрегионы, опирающиеся на сегодняшние регионы-доноры, пересмотр всей налоговой и бюджетной политики, создание равноправных отношений между центром и субъектами. Если все останется, как сегодня, центр всегда сможет вернуться к сегодняшнему положению вещей, когда он управляет страной по тому же принципу, что и «народными республиками Донбасса» — шантажируя их поставками ресурсов.

Да, безусловно, такой механизм потребует принципиально иного качества управления. Бандитские методы здесь уже работать не смогут. И нынешняя номенклатура с такой задачей вряд ли справится. Это делает такого рода проект сомнительным в плане реализации — «эти» заниматься таким проектом точно не будут, у большинства из них в новой системе нет будущего.

Однако страна получает шанс на развитие. Создается основа для выстраивания новых балансов между устойчивостью и развитием. Между центром и регионами. Создаются предпосылки для возникновения демократии — причем публичной демократии, что очень важно. А это в свою очередь, приведет к тому, что система управления будет вынуждена раскрываться для ныне загнанных в маргинальное поле субъектов, обладающих отличными взглядами на развитие страны. Закладываются предпосылки для разрешения противоречий мирным путем, а не через майданы, бунты, революции и потрясения.

Пересмотр административно-территориального устройства решает еще одну застарелую проблему: он невозможен без ликвидации национально-территориальных образований — дикой архаики, тянущей нашу страну назад. Возникают предпосылки для ликвидации национальных проблем (точнее, создания нового механизма разрешения противоречий). Одним из следствий нового территориального устройства страны станет то, что национальный состав новых регионов будет больше отвечать реальному распределению в среднем по стране. Будут заложены предпосылки, когда этнономенклатура будет вынуждена потесниться в органах власти. Еще одно важное следствие такого переустройства — региональные элиты сегодняшних исламских регионов перестанут нуждаться в радикальном исламе, как действенной угрозе федеральному центру. Ваххабиты станут не нужны, чтобы доказывать Москве нужность этноэлит, перестанут быть фактором политической подковерной борьбы.

Угроза терроризма и сепаратизма в такой ситуации существенно снизятся.

Вообще, создание нового механизма разрешения противоречий (естественно, действенного и рабочего) очень быстро приводит к созданию системных предпосылок для ликвидации существующих неразрешимых проблем, так что перечень возможных плюсов можно продолжать. Понятно, что будут созданы и новые противоречия — однако важно то, что создание источника развития через раскрытие политической системы позволит разрешать эти противоречия, не загоняя их вглубь, как это делается сегодня.

И последний вопрос — как именно можно добиться решения этих задач. Ответ очевиден — через инициирование нового конституционного процесса. Создание новой конституции и федеративного договора, которые должны будут стать правовой основой нового российского государства. Лучше, если этот путь будет пройден «сверху», без потрясений. Однако если его в конечном итоге придется проходить «снизу», мы рискуем целостностью страны. Тем не менее, другого пути для выхода из системного политического кризиса нет. Лакирование действительности и замалчивание проблем уже привело к распаду СССР — причем тогда тоже все могло решиться через реальную федерализацию страны, однако Горбачев затянул процесс до того момента, когда катастрофа стала уже неизбежной. Сегодня есть шанс не наступить снова на те же грабли — но пока это лишь шанс, не более.

Автор — Анатолий Несмиян (Эль-Мюрид)

Из комментариев автора:

Это не программа. Это просто обозначение противоречий и вариантов создания механизма для их разрешения. Но вы правы — именно мирного разрешения. Когда разрешать их будут через гражданский конфликт или даже войну — федерализация станет из лекарства ядом. Как она стала ядом сегодня в Сирии. Да и на Украине решать проблемы через федерализацию уже поздно — момент упущен в 13 году.

Кризис в России: прогнозы , , , ,

  1. zengarden
    27.03.2016 at 00:44 | #1

    Ну вот, допустим такое. А куда тогда приткнуть, например, нашу Смоленскую область, которая является убыточным регионом? полезных ископаемых нет, промышленность убита, сельское хозяйство тоже… можно к Якутии-Саха — они добывают алмазы, а у нас производство по их огранке («Кристалл»), но общей границы нет. К Москве? ну, будет то же самое высасывание средств и ограничение в бюджете, как и сейчас (благодаря губернатору-вору Островскому долг Смоленской области каждый год растёт всё больше). Идея хорошая, но надежд на хорошую реализацию не вижу…

  1. Нет трекбеков.