Оперативный мониторинг ситуации на Украине и связанных с ней санкций – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

У россиян все меньше денег — и способов их сэкономить

Нехватка денег

В новых обстоятельствах потребительская стратегия россиян радикально меняется каждые несколько недель, а иногда даже дней. Люди отчаянно пытаются создать всевозможные запасы. К примеру, в конце прошлой и в начале нынешней недели вполне имело смысл закупать валюту. При наличии денег, разумеется. Сейчас резонов это делать стало меньше. Но завтра они, может быть, опять появятся.

Однако посмотрим на ситуацию более широко. Центр развития ВШЭ выпустил доклад «Доходы и потребление населения: чего ждать в 2022 г.?» Выдержанный во вполне благонамеренном тоне и полный несложных, но идущих от чистого сердца советов начальству, этот документ предлагает все же исходить из того, что санкции резко уменьшат в текущем году российский импорт.

Доля продовольствия в его общей структуре в 2021-м составляла 24%, доля непродовольственных товаров (без учета продаж автомобилей и топлива) в ресурсах розничной торговли достигала в 2020-м 75%. При такой зависимости наших потребителей от ввоза иностранной продукции (размеры которого в апреле сократились в три–пять раз против прошлогоднего) обсуждаемые в докладе ЦР ВШЭ прогнозы падения реальных располагаемых доходов населения в 2022-м (в диапазоне от 7% до 12%) выглядят непонятно мягкими.

Но не будем сейчас оспаривать эти цифры. И согласимся, что изображенная в докладе эволюция бытовых навыков россиян выглядит вполне реалистично и кажется неотвратимой:

«Использование товаров более низкого качества по более высоким ценам, включая автомобили и компьютеры, одежду и обувь и др., станет чертой нового потребления населения. Санкции, наложенные на авиационную отрасль, ограничения на возможности въездного и выездного туризма и т. д. все больше будут менять структуру туризма в пользу внутреннего. Прекращение показа зарубежных фильмов, ограниченные возможности проведения и участия в международных культурных мероприятиях заметно повлияют на услуги культуры».

Движение по этому маршруту идет уже полным ходом, и преодоленные за три месяца этапы подсказывают нам, какими будут дальнейшие шаги.

В первые дни после 24 февраля россияне ринулись за компьютерами (рост покупок в феврале 2022-го +32% по сравнению с февралем 2021-го) телевизорами (+22%), холодильниками (+26%) и автомобилями (+14%). Из продуктов питания тогда подскочили только объемы закупки муки (+19%). Видимо, главной задачей на фоне вводимых санкций и случившегося тогда обвала рубля было запастись грозящими исчезнуть импортными товарами длительного пользования.

Но очень скоро свободные деньги стали заканчиваться. Да и многие дорогостоящие товары, например, машины — тоже (в марте их покупки упали на 63% по сравнению с мартом 2021-го).

Зато паника какое-то время шла по восходящей. Начали готовиться к самым черным дням. Поэтому главной задачей стала скупка продуктов питания долгого хранения. Резко выросла продажа соли (+86% март к марту), растительного масла (+38%), мясных консервов (+36%), макарон (+29%), сахара (+22%), муки (+22%). Из непродовольственных изделий теперь спешно расхватывали только телевизоры (+35%) и холодильники (+32%).

Откуда на все это взяли деньги? Ведь в феврале и марте произошел резкий скачок реальных трат.

«Рост расходов был профинансирован за счет изъятия средств из сбережений и структурной перестройки расходов. Использование населением кредитования на создание запасов было сильно ограничено. В марте наблюдалось сокращение выдачи необеспеченных потребительских кредитов до 30–35% от уровня января-февраля 2022 г.»

А если попросту, то «структурная перестройка расходов» означала переход на более дешевую еду, снижение потребления сравнительно дорогих продуктов и отказ от части привычных услуг и развлечений. Например, покупки свежих овощей уменьшились в марте на 17%, а свежих фруктов — на 13%.

Запасы были таким способом созданы, деньги у большинства иссякли, и в апреле–мае наступило нечто вроде успокоения. Паника стихла. На днях Росстат даже отрапортовал об отсутствии роста потребительских цен за последнюю неделю.

Но это никоим образом не стало возвращением к прежним бытовым стандартам. Адаптация к новой экономической ситуации происходила теперь через сокращение покупок дорогих товаров длительного пользования, поиски приработков (без смены основного места работы) и осознание ненадежности сбережений, частично обесцененных недавним всплеском инфляции.

По майскому консенсус-прогнозу экспертов ЦР ВШЭ, скорость роста номинальной зарплаты в 2022-м отстанет на 7% от темпов подъема цен, а розничные продажи товаров и услуг сократятся в реальном выражении на 10%.

ЦР ВШЭ исходит из того, что «для населения, включая малообеспеченное, сохранение качества питания — это важная часть потребительской стратегии». То есть дальнейшей урезки народных расходов на еду там не ждут. Хватит и той, что произошла. А главным способом экономии станет продолжение и развитие того, что уже и сейчас достигнуто:

«население будет приобретать меньше ТДП» (товаров длительного пользования — ред.) Поползновения их приобрести, видимо, будут отметаться как нереалистичные «с учетом роста цен на ТДП при снижении их предложения и при отсутствии на рынке отдельных видов товаров, например, новых автомобилей определенных марок)».

Ну что ж, это правдоподобно. Как и ожидание расцвета рынка малопрофессиональных услуг (например, ремонтных, образовательных, косметических и т. п.):

«не требующих высокого уровня квалификации и, следовательно, не предполагающих высоких заработков в условиях пониженной занятости».

Короче, россиянам придется перестать привередничать во всех смыслах этого слова — меньше покупать, меньше надеяться на госгарантии и личные накопления и больше крутиться в поисках любых доступных доходов.

Виталий Гранкин, Росбалт

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *