Дерипаска проанализировал выводы Банка России: «если правительство поверит в этот «гороскоп», то экономического роста не будет»

Олег Дерипаска

Неприятно наблюдать, как уже не в первый раз ЦБ берет самый ужасный прогноз и начинает с диким упоением его реализовывать назло всем!

Если правительство поверит в этот «гороскоп», то экономического роста, основанного на резком увеличении инвестиций в основной капитал компаний, жилищном и инфраструктурном строительстве, в ближайшие 2-3 года в России мы не увидим. Никто ни во что за пределами Москвы вкладывать не будет.

Ниже приведен анализ более чем спорных аргументов ЦБ, озвученных им в прошлую пятницу:

Аргумент 1: «Восстановление внутреннего спроса приобретает устойчивость и происходит быстрее, чем ожидалось ранее, в ряде секторов опережая темпы наращивания выпуска».

Совершенно непонятно, какой именно показатель позволяет Банку России делать смелое предположение об устойчивом росте спроса, ведь большинство индикаторов экономической активности не показывает существенного улучшения ситуации.

▪️ Оборот розничной торговли падает в годовом выражении уже 11 месяцев подряд. В феврале сокращение составило 1,3% в годовом выражении, в то время как в январе это было всего 0,1%. При этом падение по непродовольственным товарам (-1,4%) в феврале превысило падение по продовольственным (-1,1%). Продажи легковых автомобилей в январе-феврале снизились на 1,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

▪️ Согласно данным мониторинга финансовых потоков от Банка России, за период с 1 по 5 марта объем входящих платежей, совершаемых в платежной системе ЦБ, сократился по сравнению со средним дневным уровнем предыдущего квартала на 4,3%.

▪️ По оценке Минэкономразвития России, в феврале 2021 г. ВВП снизился на 2,8% в годовом выражении (-2,2% в январе). Сокращение ВВП в целом за январь-февраль составило 2,5%.

▪️ Реальные располагаемые денежные доходы населения по итогам 2020 года (последние доступные данные) сократились на 3,5%. Инвестиции в основной капитал за этот же период – на 1,4%.

▪️ По итогам февраля индикатор деловой активности PMI в российской промышленности находился чуть выше порогового значения в 50 пунктов, свидетельствующего о расширении активности (51,5). Для сравнения: значение индекса PMI в Германии составляет в настоящее время 60,7 пункта, в США – 58,6, в Индии – 57,5, в среднем по миру – 53,9.

Характерно, что зарубежные центральные банки ищут действительно существенные свидетельства роста экономики, чтобы что-то менять сейчас в денежно-кредитной политике. Например, в ФРС замечают, что некоторые признаки восстановления экономики – совсем не достаточные условия для ужесточения политики. В частности, председатель ФРС Дж. Пауэлл 17 марта заявил, что страна продолжит «предоставлять экономике поддержку, которая ей нужна, столько времени, сколько потребуется», а для сворачивания мер поддержки (например, для сокращения программы выкупа активов), потребуется «подлинный, а не прогнозируемый» прогресс в восстановлении экономики. Он отметил, что, несмотря на восстановление экономики и рост занятости, «путь вперед неясен».

Вместе с тем, по прогнозу ОЭСР, американская экономика вырастет в этом году на 6,5%, в то время как российская – всего на 2,7% (но это был прогноз до объявления ЦБ о начале повышения ставок). Рост мировой экономики ожидается на уровне 5,6%. Как говорится, почувствуйте разницу.

Аргумент 2: «Темп роста потребительских цен в I квартале складывается выше прогноза Банка России».

Согласно заявлениям главы ЦБ, инфляция в настоящий момент находится вблизи пиковых значений, и ЦБ уже в апреле ожидает снижения этого показателя под влиянием эффекта высокой базы прошлого года. Инфляция, согласно заявлению Набиуллиной, будет снижаться, но к концу года все равно останется выше таргета в 4%.

Переходя к повышению процентных ставок в тот самый момент, когда инфляция совсем скоро, согласно ожиданиям, начнет двигаться в обратном направлении, Банк России создает дополнительное давление на внутренний спрос. Это будет способствовать более быстрому снижению инфляции, однако одновременно замедлит и темпы экономического роста.

Такое поведение Банка России также резко контрастирует с поведением ведущих мировых ЦБ, которые, наоборот, заявляют о том, что собираются мириться с повышенной инфляцией в течение более длительного периода времени для того, чтобы компенсировать негативное влияние пандемии коронавируса на развитие экономики. Так, Дж. Пауэлл 17 марта по поводу рисков роста инфляции сказал, что «помимо «эффекта базы» поддержать цены может быстрый рост потребительских расходов, который произойдет в том случае, если экономика продолжит открываться. Тем не менее, это окажет лишь краткосрочное влияние на инфляцию».

Также он отметил, что по-прежнему считает целесообразным сохранять базовую ставку на текущем уровне (0-0,25%) «до тех пор, пока условия на американском рынке труда не будут соответствовать понятию ФРС о полной занятости, а инфляция не достигнет 2% и не будет стремиться к тому, чтобы быть умеренно выше этого уровня некоторое время».

Аргумент 3: «Влияние [восстановления спроса] на темпы роста цен усилено ограничениями на зарубежные поездки. Неизрасходованные на эти цели средства домашних хозяйств частично перераспределены на потребление товаров и услуг внутри страны».

Действительно, снижение расходов населения на зарубежные поездки оказалось значительным. Согласно данным платежного баланса, по итогам 2020 года объем таких расходов снизился по сравнению с предыдущим годом в 3,8 раза – с 11 до $2,9 млрд. В рублевом выражении такое снижение эквивалентно 505,8 млрд.

В то же время в сравнении с внутренним оборотом розничной торговли эта цифра не выглядит такой уж существенной и составляет всего 1,5%. При этом вряд ли возможно рассчитывать, что вся эта сумма будет перераспределена по покупку товаров и услуг, входящих в потребительскую корзину для расчета ИПЦ. В частности, в 2020 году был заметен масштабный приток физических лиц на фондовый рынок, и, по статистике самого ЦБ, чистый приток средств физических лиц только в акции и облигации нерезидентов составил за год 638 млрд руб., что превышает оценочную сумму средств, сэкономленных на зарубежных поездках.

Кроме того, необходимо учитывать, что направить высвободившиеся таким образом средства на покупку товаров и услуг могла только небольшая группа наиболее обеспеченных слоев населения. Согласно результатам опроса, проведенного Левада-центром в 2016 году, обладателями загранпаспортов являлись всего 28% российского населения. Большая часть населения РФ (около 70%) просто физически не имела и не имеет возможности совершать зарубежные поездки, прежде всего, по причине отсутствия достаточного объема средств.

Более того, вывод о том, что восстановление спроса было поддержано за счет средств, сэкономленных от зарубежных поездок, следует считать скорее аргументом в пользу сохранения более мягкой денежно-кредитной политики, чем повышения ключевой ставки. Даже если допустить, что действительно есть некоторый рост внутреннего потребления, вызванный этим фактором, то он будет носить временный характер: по мере снятия карантинных ограничений вырастут и расходы на зарубежные поездки, что приведет к соответствующему сокращению потребления внутри страны. А значит, и инфляционное давление, сформированное за счет подобных трат, нельзя рассматривать в качестве устойчивого явления, с которым необходимо бороться при помощи инструментов денежно-кредитной политики.

Аргумент 4: «Инфляционные ожидания населения остаются на повышенных уровнях по сравнению с периодом до начала пандемии».

Действительно, согласно опросам «инФОМ», в феврале 2021 г. инфляционные ожидания населения на следующие 12 месяцев были быше, чем в феврале 2020 г. (9,9% против 7,9%). Однако повышенный уровень инфляционных ожиданий в начале этого года – во многом следствие их резкого всплеска в декабре 2020 г., когда они подскочили до 11,5%. Затем же они начали быстро снижаться, и к февралю они понизились на 1,6 п.п., до минимума за 4 последних месяца – то есть налицо тенденция к снижению инфляционных ожиданий, а не к их повышению.

При этом важно учитывать, что похожая картина с ростом инфляционных ожиданий населения наблюдается и в других странах, и это вовсе не обязательно ведет к повышению базовой процентной ставки центрального банка со стороны денежных властей. Так, в США, согласно опросу Университета Мичигана, оценка инфляционных ожиданий населения в 2020 году поднималась до 3,2%, что являлось максимальным значением показателя за последние 6 лет. В начале текущего года эта оценка продолжала оставаться на повышенном уровне 3% при среднем значение этого показателя в последние годы на уровне 2,6-2,8%. Во всех случаях это было существенно выше целевого уровня ФРС по инфляции (2%), однако не привело к ужесточению денежно-кредитной политики.

Аргумент 5: «Быстрое восстановление спроса и повышенное инфляционное давление формируют необходимость возвращения к нейтральной денежно-кредитной политике».

Декларируя необходимость возвращения к нейтральной-денежно-кредитной политике, которую Банк России связывает со значением ключевой ставки в районе 5-6%, ЦБ фактически сигнализирует о начале длительного цикла повышения ставок, что само по себе является негативным сигналом для банковского кредитования.

Вместо того, чтобы поддерживать стабильность денежно-кредитных условий, Банк России, наоборот, повышает неопределенность для банков и заемщиков. Результатом того, что банки теперь будут ожидать дальнейшего повышения ставок после каждого заседания ЦБ, станет ухудшение условий кредитования с их стороны и замедление кредитной активности в экономике.

Аргумент 6: «Кредитование продолжает расти темпами, близкими к максимумам последних лет».

Ускорение темпов роста банковского кредитования в 2020 году (+9,9% по сравнению с 5,8% в 2019 году) было достигнуто за счет расширения кредитования экспортно ориентированных секторов экономики. Объем кредитной задолженности предприятий из сферы добычи полезных ископаемых вырос на 26,4% с исключением фактора курсовой переоценки валютных кредитов, производства кокса – на 38,3%.

В то же время в остальных секторах экономики динамика банковского кредитования оставалась сдержанной. Объем кредитной задолженности предприятий отраслей, ориентированных на внутренний потребительский спрос, увеличился в 2020 году всего на 4,4%, что соответствовало динамике кредитования в 2019 году (+4,5%). В отраслях по производству продукции инвестиционного назначения и оказания инфраструктурных услуг объем кредитной задолженности вырос всего на 0,4%.

Аргумент 7: «Дополнительное повышательное давление на цены могут продолжить оказывать временные затруднения в производственных и логистических цепочках. Проинфляционные риски создает ценовая конъюнктура мировых товарных рынков, в том числе под воздействием факторов со стороны предложения… В условиях более быстрого, чем ожидалось ранее, восстановления мировой экономики и, соответственно, исчерпания необходимости проведения беспрецедентно стимулирующей политики в развитых экономиках возможно более раннее начало нормализации денежно-кредитной политики центральными банками этих стран. Это может стать дополнительным фактором роста волатильности на мировых финансовых рынках».

Банк России при описании угрозы инфляции традиционно рассматривает самый широкий перечень возможных рисков, в том числе связанных с влиянием различных внешних факторов. При этом в каком бы направлении ни развивалась ситуация в мировой экономике, Банк России акцентирует свое внимание именно на тех факторах, которые способны создавать проинфляционное давление.

Так, например, в последнем пресс-релизе ЦБ отмечается, что сохранение затруднений в производственных и логистических цепочках создает повышательное давление на цены. В то же время более быстрое восстановление мировой экономики, которое по идее невозможно без улучшения ситуации с производством и логистикой, также в конечном счете, по логике Банка России, создает риски для инфляции в России, вследствие роста волатильности на мировых финансовых рынках.

Как видим, аргументы не просто спорные – они липовые, и с этим срочно нужно что-то делать. Нужно спасать правительство Mишустина и экономику России. Наверное, правящей фракции в лице «Единой России», которой предстоят тяжелые выборы в регионах, стоило бы приструнить ЦБ, чтобы не позволять ему играть на стороне восставшей оппозиции и подталкивать граждан на улицы.

Конечно, если объективно подходить к анализу сложившейся ситуации в экономике и на финансовом рынке РФ, то ЦБ ставку нужно было снижать до 3%, объявлять рублевую программу количественного смягчения, заняться расширением ломбардного списка, снизить для Минфина РФ стоимость заимствований до 3,5% и в сложившемся равновесии отменить избыточные требования Basel3++…

Но, видно, не при этой власти. Обидно наблюдать, как страна заходит на очередные 4 года стагнации из-за амбиций недалеких чиновников из ЦБ…

Автор — предприниматель Олег Дерипаска

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *