В России уже больше миллиона безработных

Безработица в России растёт Число безработных в России превысило 1 миллион человек. «1 млн 145 человек», — заявил министр труда Максим Топилин (это данные на 17 марта). По словам министра, это «небольшой рост, но мы перевалили за миллион, это, конечно, не радует».

При этом масштабные сокращения на рынке труда ещё не начались.

Несчастливые 313

Масштабные сокращения на крупных российских предприятиях особенно опасны в небольших городах, где они являются основным работодателем. Многим памятна ситуация в Пикалёво в кризис 2009 года, где встали сразу три системно связанных между собой предприятия — «Пикалёвский глинозёмный завод» компании «Базэл-Цемент», «Пикалёвский цемент» компании «Евроцемент груп» и «Метахим». В 2013 году моногородам вновь досталось — тот же «Русал» сократил штат Надвоиского алюминиевого комбината и прекратил производство на Богословском алюминиевом комбинате в Краснотурьинске. Всего в 2013 году «Русалу» пришлось решать вопрос занятости порядка 3 тыс. человек. По словам Василевского, людей переводили на другие производства или предприятия. Объединённая металлургическая компания (ОМК) в том же 2013−2014 году проводила реструктуризацию на Чусовском металлургическом заводе, что тревожило жителей городка с населением в 50 тыс. человек.

Всего в России 313 городов с единственным градообразующим предприятием — они теперь на особом контроле правительства. Живёт в этих городах в общей сложности почти столько же людей, сколько и в столице — 15 млн человек. Города разделены на 3 категории: наиболее сложные в социально-экономическом плане (75 моногородов), с рисками ухудшения положения (149) и стабильные (89).

Помочь решить проблемы моногородов должен был созданный в 2014 году специальный Фонд развития моногородов, ему было обещано 30 млрд руб. из бюджета.

В конце 2014 года в ФМР направили 3 млрд руб., которые он должен направить 5 городам проблемной категории, всего в прошлом варианте бюджета на 2015 год было запланировано выделение 8 млрд руб., и по 10,8 млрд руб. на 2016 и 2017 годы. Однако пока не слышно об участии ФМР в каких-либо проектах.

Более того, обсуждается сокращение соответствующей статьи бюджета (финансирование трудовой мобильности населения) до 2 млрд руб.

«План по сокращениям есть всегда»

В ряде моногородов уже сейчас проблемы — Дальнегорск в Приморском крае переживает вторую волну сокращения на градообразующем АО «Горно-химическая компания Бор». Кроме того, на предприятия «систематически задерживается выплата заработной платы». От кризиса в автомобильной отрасли страдает не только персонал сокращаемых GM и другими компаниями предприятий.

КАМАЗ, образующий Набережные Челны, получит все-таки бюджетные деньги на поддержание занятости.

Республика Татарстан сообщает о выделении на поддержку занятости 1,1 млрд руб. (предприятия не получают деньги напрямую — сначала они должны попасть в региональные бюджеты), из которых 936 млн руб. предоставит федеральный бюджет всего программа охватит 17,7 тыс. человек на 9 предприятиях.

Но основной получатель — КАМАЗ, который, по сообщениям местной прессы, впрочем, всё равно намерен «оптимизировать» 3850 человек.

Из них 1 тыс. уйдет на заслуженный отдых, а из оставшихся на биржу труда пойдут 647 человек. Остальным 2,2 тыс. новое место работы уже подыскали: в основном слесарей, электромонтеров, мастеров и специалистов приютит КИП «Мастер».

О получении денег также договорились Алтайский край (Алтайвагон, город Новоалтайск), Самарская (АвтоВаз, город Тольятти), а также Тверская область с её «Тверским вагоностроительным заводом», но Тверь не входит в список моногородов. Алтайский край получит 170 млн руб., Самарская область — 680 млн руб., Тверская область — 88 млн руб. «Данные средства позволят обеспечить профессиональное обучение и занятость 21,5 тыс. работников КАМАЗа, АВТОВАЗа, Алтайвагона, Тверского вагоностроительного завода, на которых сложилась наиболее сложная экономическая ситуация», — сообщил Топилин.

«Процесс сокращений в России находится ещё в самом начале», — считает директор по персоналу «Русала» Олег Василевский. И алюминиевая компания уже приступила к урезанию персонала.

Речь идёт об офисных работниках административного звена. Как уточнил Василевский «Газете.Ru», из 5000 непроизводственных «белых воротничков» под сокращение может попасть порядка 10%.

И это ещё не радикальная оптимизация. «Из них порядка 2000 работают по сути не на “Русал”, а на налоговую, трудовую инспекцию, Ростехнадзор и так далее», — считает Василевский. В то же время собственно рабочих в регионах сокращать пока планируют гораздо меньше — в среднем по «Русалу» план сокращения на 2015 год — в районе 2% за счёт повышения эффективности производства.

Рисков социальных протестов в «Русале» (от заводов компании зависят такие города как Надвоицы в Карелии, Североуральск в Свердловской области и пр.) пока не видят. «У нас на сегодняшний день нет закрытий или значительного снижения производства на предприятиях, которые расположены в моногородах, — заверили “Газету.Ru”. — Сокращение “белых воротничков” — это идеология борьбы с бюрократией и сокращением работы, не создающей ценности для наших клиентов».

Уже сейчас, по словам Василевского, сотрудников высвободилось столько, что количество кандидатов на позицию в алюминиевой компании выросло на 20%. А новые сотрудники, с учётом сложившейся ситуации на рынке, готовы работать за меньшую зарплату — на 10% ниже текущей по должности.

В «Северстали» (от нее зависят Череповец в Вологодской области и карельская Костомукша) тоже говорят об «оптимизации». «Оптимизация в большинстве случаев происходит через естественный отток персонала (выход на пенсию, сокращение набора новых сотрудников и т.д), а не за счёт сокращений.

Изменений в условиях коллективных договоров на предприятиях компании в этом году также не было, — пояснили «Газете.Ru» в пресс-службе «Северстали». — Значительных сокращений производственного персонала в 2015 году в компании не планируется. По словам представителя компании, у «Северстали» есть опыт перепрофилирования сотрудников, при содействии Агентства городского развития, учреждённого в Череповце.

Впрочем, не на всех предприятиях отрасли ситуация однозначная.

ГМК «Норильский Никель» (город Норильск, города Заполярный и Мончегорск в Мурманской области, где находится Кольская ГМК) сообщает, что, напротив, и в Норильске, и в КГМК дефицит профессиональных кадров и обещает не урезать льготы и социальные программы. В этом году, как заявил совладелец предприятия Владимир Потанин, компания напротив поднимет зарплату сотрудникам.

Впрочем, ГМК собирается закрывать Никелевый завод.

«Закрытие этого устаревшего производства, введённого в эксплуатацию ещё в 40-е годы прошлого века, произойдёт без потерь производительности, — пообещали в ГМК — Компания провела детальные предварительные консультации со всеми заинтересованными сторонами. Определён крупный пакет социальных мер, связанных с остановкой завода. Основная задача — трудоустроить работников Никелевого завода всех категорий, в первую очередь квалифицированных, на предприятия группы компаний «Норильский никель».

Старая проблема

Моногорода в России — проблема не сегодняшнего дня и не прошлого кризиса. «Этой проблеме лет тридцать, — говорит Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Игорь Поляков. — Это застарелая проблема и головная боль.

Какая-нибудь Европа если и испытывала подобные проблемы, при присоединении Восточной Европы, например, не собственно с моногородами, но с сельскими поселениями, то гораздо проще решила их благодаря своей компактности. В России всё-таки очень неоднородное социальное и экономическое пространство, а также большие расстояния.

Поляков предлагает особенно выделять малые моногорода, для которых характерна такая проблема как хронический недостаток инвестиций. «Эти города не интересны для инвесторов», — говорит он.

Переселение людей из моногородов, которое вошло в одно из предложений главы Минтруда Максима Топилина, не выход, считает Поляков. «Сами жители этих городов трудно поднимаются. А молодёжь давно уже эти города покинула. Население самостоятельно стягивается в более крупные центры, перспективы в которых гораздо лучше», — говорит Поляков. Проблема в том, что взрослое население оценивает оставшуюся продолжительность своей трудовой активности меньше, чем в 20 лет, а с такими перспективами нет желания что-то менять.

В ближайшее время серьёзных народных волнений в моногородах эксперты не ожидают. Заместитель директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Ростислав Капелюшников считает, что «ничего особенного» в моногородах на этот раз «случиться не может».

«Даже если где-то что-то будет случаться, для властей не представляет особых сложностей гасить какие-то локальные неурядиц, помогая крупным компаниям, выделяя средства», — говорит Капелюшников.

«Я всегда считал, что эта опасность сильно преувеличена. Если посмотреть на опыт 2008−2009 года, во-первых, случаи были единичные, во-вторых, большинство их было связано с одним человеком, а именно, с Дерипаской, и практически все они использовались им в качестве рычага давления, чтобы что-то выбить у власти».

Екатерина Мереминская, Владимир Тодоров, Мария Малышева

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *