Короткие новости, мониторинг санкций, анонсы материалов сайта и канала "Кризистан" – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Эстония: готовность номер 1 или есть свет в конце туннеля? Что не так в торговле Прибалтийской республики

— Торговали — веселились, подсчитали — прослезились, — любила говорить моя бабушка, пытаясь поумерить мою излишнюю инициативность. Когда наторговал на рубль, а потратил два, о какой прибыли можно говорить?

За эстонской экономикой я наблюдаю давно. Спорадически, когда есть повод посмотреть «а как там Эстония» после каких-либо триггеров. Мне нравилась их модель привлечения инвестиций, я с интересом следил за их рынком труда и демографической статистикой. Я удивлялся, как можно вступить в «объединенную Европу», опираться пример немцев, британцев и голландцев, но социальную сферу при этом оставить настолько слабой.

Рецессия в экономике Эстонии продолжается уже два года. По итогам 2023 года снижение ВВП составило 3% (местная статистика, Всемирный банк пока не выложил за прошлый год). Падают инвестиции в основной капитал, транспортную сферу. Госрасходы растут, а потребление простых эстонцев сжимается (за год на 1,5%). И это при том, что население за год выросло с 1,33 до 1,37 млн человек.

Но первое, куда стоит посмотреть — даже не ВВП или потребление, а торговый баланс

Если ввоз товаров в стоимостном эквиваленте преобладает над вывозом, это называется торговый дефицит. В классической экономической теории считалось, что страны с торговым дефицитом экономически проблемны: не могут себя обеспечить всем необходимым самостоятельно, зависимы от партнеров и не могут считаться суверенными экономиками.

В 21 веке мнение экономистов начало меняться. Нет, торговый дефицит по-прежнему так называют. Но под влиянием идей глобализации мирового рынка изменилось отношение к пассивному балансу. Теперь все чаще можно увидеть рассуждения о том, что отрицательный баланс — это нормально, нужно смотреть не столько на саму страну, сколько на ее окружение, и прочая, и прочая…

Двойные стандарты на примере: отрицательный баланс Северной Кореи — это плохо. Страна бедствует, в ожидании помощи от Китая и прочих сочувствующих. А отрицательный торговый баланс в странах-участицах Евросоюза — это нормально, ведь у них всегда есть шанс получить помощь от сообщества. Вот так в угоду глобализму (пока в контексте макрорегионов) начинают жонглировать сложившимися за несколько веков понятиями.

Оптимисты и пессимисты могут выворачивать тему хоть наизнанку, оттаптываясь на регулярно возникающих инфоповодах. А для нас, циничных прагматиков, мир состоит из цифр. И математика вопроса очень простая: если вы не собрали выручку на экспорте, вам будет не на что закупать импорт. Как ни относись к отрицательному сальдо, но систематический дефицит по торговым операциям — это всегда негативно влияющий на экономику фактор.

Смотрим торговый баланс Эстонии, в миллионах евро, подсчеты Департамента статистики:

Торговый баланс Эстонии

Периоды, когда торговый баланс был плюсовым, можно пересчитать по пальцам одной руки. Они случались дважды с интервалом в 10 лет — в феврале 2010 и осенью 2020 года. Потенциал был неплохой: Эстония создавала экономику субподрядов, которой я искренне восхищался, встраивая свои небольшие компании в производственные цепочки стран-соседей. Оказалось, что такая модель работает только на спокойном рынке, и кризис нового типа ее даже не пошатнул, а в прямом смысле слова подкосил.

Эстонцы могут сколько угодно пенять на большого бывшего партнера, но проблемы в их экономике начались еще в декабре 2020. Поскольку выравнивать ситуацию никто не спешил, уповая, вероятно, на помощь извне, от ЕС, скандинавов или Британии, еще в 2021 году в стране сформировалась «готовность номер 1» — можно назвать ее точкой невозврата, которая была пройдена в четвертом квартале 2021 — первом квартале 2022.

На графике хорошо видно, что сейчас торговый дефицит снижается

Ну вот же он, свет в конце туннеля! В декабре 2023 аж 269,5 млн евро дефицита. А в январе 2024 — всего 121,7 млн. Если взять январь 2023 для сравнения, тогда 182 млн евро было, в полтора раза больше, чем в этом году. Профит? Давайте разбираться.

Что случилось, Эстония стала больше продавать? Увы, нет. Меньше покупать. Процитирую январский отчет Департамента статистики, в нем цифры за месяц, январь к предыдущему январю:

— Экспорт упал на 11% в годовом исчислении до 1,389 млн евро, в основном из-за снижения продаж в страны ЕС (-14%). Импорт упал на 13% быстрее, чем годом ранее, до 1,511 млн евро, что было отягощено снижением закупок как из стран ЕС (-13%), так и из стран, не входящих в ЕС (-15%).

Какой экспорт снизился у Эстонии? Такая статистика тоже есть в январском отчете:

  • -25% — металлы и металлопродукция,
  • -19% — промтовары,
  • -17% — древесина и изделия из дерева, резиновые изделия,
  • -15% — пластмассовые изделия.

Денег от вывоза стало меньше, и спустя какое-то время сжался ввоз. По январской статистике импорта понятно, что стали значительно меньше закупать не только минеральных продуктов, электроники и оборудования, но и базовых позиций для потребительского сектора. Например, -18% бумаги и бумажных изделий, -17% текстиля… Дефицит в магазинах перед эстонцами пока не маячит, но исключить его уже нельзя.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *