А.Несмиян о перекосах газовых цен. «Европа, видимо, будет кормиться по «остаточному принципу» от Китая»

Анатолий Несмиян

Газ в Европе на нидерландском терминале TTF продавался вчера по цене в 1400 с лишним долларов за 1000 кубометров. При текущей цене на нефть в 84 доллара за баррель в пересчете на нефтяной эквивалент стоимость газа должна составлять 490 долларов за 1000 кубометров. Разница в три раза говорит о существенных перекосах рынка и очевидно спекулятивном характере биржевой торговли (а спотовые поставки, цена на которые и доходит до заоблачных величин — это и есть чистая биржа).

Нужно отметить, что дикие перекосы — это характерная особенность именно европейского рынка. В США, к примеру, ноябрьский фьючерс на газ на терминале Henry Hub стоит 210 долларов за 1000 кубометров, что даже ниже нефтяного эквивалента.

Основная (и объективная причина) для европейских перекосов — значительная часть танкеров задействована в торговле с Китаем, где сложилась неблагоприятная ситуация с энергоснабжением. Причина китайского дефицита — в недостижении баланса между снижением энергоёмкости производства и сокращением энергопотребления. Сократить потребление примерно на 5 млрд тонн угольного эквивалента в ходе 13 пятилетки (завершившейся в 20 году) удалось, а вот по энергоёмкости контрольные показатели оказались невыполненными. Что привело к дефициту энергии, особенно на фоне резкого восстановления экономики после локдаунов. Проблемы Китая начались еще в марте-апреле 21 года, а в острую фазу кризис вошел в сентябре.

Соответственно, значительная часть танкерных мощностей мира сейчас задействованы в Восточном полушарии, и хотя европейские цены уже достаточно привлекательны, перебросить танкеры «на раз-два» невозможно — все они расписаны на весьма продолжительный срок.

Поэтому и возникает странная ситуация — на одном берегу Атлантики газ стоит 200 долларов, на другом — 1400, но разница в семь раз не вызывает бурной торговли. Банально нет танкеров.

При этом в Европе не сказать, что все очень плохо с газом — заполняемость газовых хранилищ хотя и не дотягивает до нормативных значений на этот период, но и фатальными их назвать нельзя.

Основная проблема Европы — в неоправданном оптимизме вокруг ВИЭ. Великобритания, закрывая угольные станции, замещала их ветровой генерацией с небольшим «плюсом» в установленной мощности. Но в этом году на Северном море случился внезапный штиль — и генерация в Великобритании рухнула. И это при том, что специалисты предупреждали — ВИЭ крайне капиталоёмкая отрасль, для создания устойчивого замещения энергетических мощностей возобновляемые источники должны обладать трех- и даже четырех-кратным запасом по установленным мощностям. Если вы не тянете такие затраты — то лучше и не начинайте. Или начинайте, но без спешки с выводом из эксплуатации «карбоновых» мощностей.

Но политикам хотелось доложить об успехах, а технические детали — да кому они интересны. Все эти «снипы-хрипы», презрение к которым, видимо, и делает человека политиком — это интернациональная черта бездарных и бестолковых руководителей.

Пока ситуация сохраняется, и Европа, видимо, будет кормиться по «остаточному принципу» от Китая. Пока китайцы не «разрулят» свои собственные косяки, танкеры так и будут заняты в первую очередь обслуживанием их проблем. Европе остается рассчитывать на относительно нехолодную зиму.

Впрочем, маятник неизбежно качнется назад, и нынешние полторы тысячи долларов в итоге станут такой же флуктуацией, как и отрицательные цены на нефть в 20 году.

Автор — независимый политаналитик Анатолий Несмиян (@ElMurid)

Добавим, что основная причина нового скачка цен на газ — волна маржин-коллов.

«Ситуация безумная, — говорит Дейл Хезелтон, аналитик Wood Mackenziе. — Поставок газа не хватает, поставок угля — тоже».

В пересчете на баррель нефти газ в Европе стоит 206 долларов за бочку, подсчитал стратег по сырьевым рынкам Saxo Bank Оле Хансен. Следом стремительно дорожает электроэнергия, обещая потребителям рекордно высокие счета.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *