Миллионам россиян нечем платить кредиты. Объем плохих долгов населения достиг 1 трлн руб

Миллионам россиян нечем платить кредитыПлохие долги населения России приближаются к 1 трлн руб, пишут «Ведомости». К концу января размер ссуд с просроченными платежами свыше 90 дней достиг 910,7 млрд руб., или 8,4% кредитов, выданных физлицам, сообщил Центробанк. За месяц просроченных кредитов стало больше на 5,3%.

Начало года традиционно плохое время для погашения долгов: предыдущие два года просрочка в январе также росла больше чем на 5%, но затем замедлялась: за февраль — март 2014 г. она прибавила 8,9%, годом ранее — 6,9%. Банкиры и эксперты не исключают повторения ситуации, но уверены, что достижение 1 трлн руб. проблемных долгов граждан — вопрос ближайших месяцев. Большая часть из них — необеспеченные кредиты: на них, по данным ЦБ, приходится три четверти новых просроченных долгов.

«Просрочка становится системной проблемой не потому, что триллион, а потому, что ситуация ухудшается уже пару лет, и не только в потребительском экспресс-кредитовании, — говорит аналитик Fitch Дмитрий Васильев. — За 2012 г. мы оценивали потери по необеспеченному кредитованию в 8%, а за 2014 г. — уже в 20%, и давление будет нарастать по мере ухудшения экономической ситуации».

Примерно столько же — 990,9 млрд руб. — к концу января, по данным ЦБ, банки зарезервировали на возможные потери по розничным кредитам, из них на категорию «90+» — 772,7 млрд.

Большая часть этих денег вряд ли вернется: средняя возвратность по всем кредитам с просрочкой «90+» (включая обеспеченные) — 5−7% и она тоже снижается: люди перестают платить не от недисциплинированности, а потому, что нечем, констатирует Васильев.

По данным Росстата, реальные располагаемые денежные доходы населения в январе упали на 0,8% по сравнению с январем 2014 г. после снижения на 6,2% в декабре и 3,9% в ноябре, отмечает аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин.

«Все понимают, что ситуация по сравнению с предыдущим кризисом очень нехорошая, прежде ранней просрочки пугались единичные банки, сейчас начинают активно работать с заемщиками при просрочке до 30 дней», — рассказывает гендиректор коллекторского агентства «Национальная служба взыскания» Артур Александрович, отмечая, что «на всех сроках заемщики ведут себя существенно хуже».

«Просрочка в абсолютных значениях мало о чем говорит — если бы банки ее не продавали, то триллион был бы достигнут давно», — отмечает гендиректор исследовательской Frank RG Юрий Грибанов. «Сейчас банки меньше списывают: они проводят реструктуризацию, пересматривают график, лишь бы сохранить платежи от заемщика», — рассказывает Алексей Волков из Национального бюро кредитных историй, к тому же коллекторы не готовы платить за портфели столько, сколько хотят банки.

Не могут платить по кредитам уже миллионы человек: средний размер необеспеченного кредита оценивается в 150 000−200 000 руб. «Грубо можно предположить, что просрочено порядка 5−6 млн кредитов, однако большая часть неплательщиков имеет два и более кредита, — считает Васильев. — Всего же заемщиков около 35 млн, это чуть меньше половины экономически активного населения, и их число практически не растет с 2012 г.».

«Очевидно, что [ситуация с проблемными долгами] будет хуже: сейчас у банков ухудшается качество беззалоговых кредитов — потребкредитов, карт, POS-кредитов, в ипотеке просрочка пока низкая и вызвана в основном валютной ипотекой», — говорит зампред правления Райффайзенбанка Андрей Степаненко. За год просроченные долги вырастут и по рублевой ипотеке, ожидает он, но «в отличие от беззалоговых кредитов в ипотеке ситуация ухудшается плавно, это очень неприятный, но контролируемый процесс».

Разогнавшаяся инфляция приводит к тому, что «после всех расходов на еду, коммунальные услуги и проч. у людей остается меньше денег на обслуживание кредитов». Клиенты сейчас меньше обращают внимание на сохранение хорошей кредитной истории, соответственно, и возвращают кредитные средства хуже, согласен член правления Альфа-банка Михаил Повалий.

Рост закредитованности на фоне падения реальных доходов прямо влияет на качество кредитного портфеля банков, констатирует Повалий: «Мы видим рост просрочки по всем видам необеспеченных ссуд, кроме коротких POS-кредитов, где динамика роста ниже, и не видим предпосылок для улучшения».

В прошлый кризис 2008—2009 гг. просроченная задолженность по кредитам физлиц выросла вдвое, причем пик роста пришелся на 2010 г., и в перспективе 2015−2016 гг. мы прогнозируем аналогичную динамику, отмечает Монастыршин. «В 2015 г. продолжится плавное ухудшение ситуации, но с темпами ниже, чем в I квартале, поскольку сейчас мы наблюдаем шоковый эффект конца прошлого года, — полагает Волков. — Если сравнивать ситуацию с кризисом Южной Кореи в конце 90-х, у нас кредитная нагрузка гораздо ниже — средний заемщик платит около 30% месячного дохода».

«Я видел разные кризисы, для экономики триллион — не фатально, — говорит Александрович. — Но тенденция нехорошая, и это еще не вечер, вопрос в том, где она остановится, и этого мы пока не знаем».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *