Что ждет Россию в случае мировой рецессии

Раньше черными бывали четверги и вторники, теперь почернела вся неделя. Есть, впрочем, и другие краски: сводки с мировых бирж алеют, как кровь. Чемпион по нырянию в глубину, кто бы сомневался, — Россия. За прошедшую неделю потери ММВБ составили 11%, РТС — и вовсе 14%, хотя в эпицентре — на европейских и американских площадках — падение вдвое менее контрастное. Пострадали не только фонды, но и рубль, переполнивший бивалютную корзину. 23 сентября она стоила 37 рублей 21 копейку, издевательски, на одну копейку высунувшись из верхней двери установленного для нее плавающего валютного коридора.

Самые лучшие дома в России строятся из северного леса. Компания «Северный Лес» — это высококачественный клееный брус в Кирове и другие материалы для строительства. Дома из клееного бруса надежные и долговечные, но при этом выгодные по цене.

Джордж Сорос говорит, что мировая рецессия уже вернулась. Игорь Шувалов чеканит: «Мы никакого кризиса не ждем, но мы к нему готовы». Дмитрий Медведев не столь афористичен: «Надо разобраться, что происходит, какие факторы — объективные или субъективные — влияют, поговорить по зоне евро, по американской экономике, имея в виду решения, которые американские коллеги приняли». Заметили, про Россию президент не сказал ни слова? Но он прав, подчеркнув «решения американских коллег».

В Греции ничего не изменилось, условия предоставления ей очередного транша 8 млрд евро как не были согласованы, так и не согласованы до сих пор. На этот раз черную метку получили США. Такова реакция на решение, которое, что особенно тревожно, готовилось как наступление на кризис, а привело к решительному отступлению.

Речь идет о новой программе Федеральной резервной системы (ФРС): продать краткосрочные облигации на $400 млрд и купить на них долгосрочные облигации со сроком погашения через 6—30 лет. Цель — добиться дальнейшего удешевления долгосрочных кредитов. Рынки, однако, оглушительно освистали своего регулятора.

Этот свист выводит простую, но едва ли не траурную мелодию. Оказывается, адекватных антикризисных мер пока не найдено. А раз так, кризис захватывает инициативу.

Россия, что бы ни говорили в Кремле или в правительстве, на своем привычном месте — в заложниках. Что нас ждет?

Во-первых, бегство капиталов. В кризис они всегда бегут с развивающихся рынков, предпочитая хоть и подмочивший репутацию, но все равно гораздо более надежный доллар. Парадокс в том, что из России капиталы бежали заранее — в первой половине года их не останавливали ни высокие нефтяные цены, ни оживление экономики. Капиталы выталкивал не кризис, а инвестиционный климат. Теперь можно принимать ставки, кто выгонит из России больше капиталов вместе с капиталистами.

Еще один парадокс: желающие имеют шанс сделать хорошую мину при плохой игре. Раз бегство капиталов не будет таким обвальным, как в 2008—2009 годах, то и падение экономики будет щадящим. Но еще вопрос, что лучше: упасть, не успев разогнуться или все-таки постояв на ногах? Жизнь по затухающей амплитуде лишает веры в выздоровление.

Во-вторых, укрепление доллара, не только к рублю, но и к евро (что уже происходит), при прочих равных условиях само по себе — фактор падения цен на нефть. Раз нефть котируется в долларах, укрепление доллара смягчается падением нефтяной цены. Нефть, подтверждая это правило, уже начала дешеветь.

В-третьих, если Сорос прав и мировая рецессия возвращается, цена на нефть перейдет на скоростной спуск. Что это значит, в России никому объяснять не надо. Когда цена нефти витает в облаках, нам рассказывают, что факторы российского роста уже не имеют с ней ничего общего. Когда же перспектива падения цены приближается, чиновники обличают, оказывается, так и не изменившуюся модель экономики, которая по-прежнему нуждается в решительном обновлении. 23 сентября на съезде «Единой России» Эльвира Набиуллина сделала именно такое заявление.

В-четвертых, все отмеченные пункты ускоряют происходящее обесценение рубля. А это, в свою очередь, фактор потенциальной паники, которая может дорого стоить российской банковской системе, уже испытывающей трудности с ликвидностью.

В-пятых, Игорь Шувалов к такому весьма вероятному сценарию, может быть, и готов. Остальным стоит приготовиться.

Николай Вардуль, Новая газета

Кризис в России: прогнозы ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.