Острая фаза кризиса позади

Росстат подвел окончательные итоги прошлого года. Как пишет «Российская газета», согласно анализу документов Росстата, острую фазу кризиса экономика, похоже, прошла. Если по итогам 2009 года промышленный рост был отмечен только в 9 регионах, то в прошлом году – уже в 79. Но кризисное падение так и не отыграно: ромпроизводство в 2009 году рухнуло на 11 процентов, в 2010 году индустрия наверстала из них 8,2 процента.

Один из самых тревожных показателей – снижение объемов строительства и заметно отстающий от докризисного показателя объем инвестиций, говорит директор департамента стратегического анализа ФБК Николаев. Инвестиции в основной капитал прибавили в прошлом году 6 процентов, но это был отскок по сравнению с низкой базой 2009 года, когда вложения рухнули почти на 20 процентов, напоминает эксперт. Из регионов-лидеров благодаря массированным вливаниям в проекты по Олимпиаде в Сочи и саммиту АТЭС во Владивостоке свои позиции сохранили Краснодарский и Приморский края, где инвестиции выросли на 18,2 и 17,1 процента соответственно.

Инвесторов теряли прежде привлекательные для капитала Москва и область, а также Ростовская и Нижегородская области. Деньги не текли, как прежде, в нефтедобывающие регионы. Инвесторов так и не получили южные республики, пишет «РГ».

Объемы промышленных строек отставали от 2009 года на 0,6 процента, ввод жилья – на 3 процента. «Строительство жилья не может так быстро реагировать на отложенный спрос, как производство других товаров», – поясняет Николаев. Жилищные стройки в Москве и области сократились почти на треть. До кризиса строительный рынок был перегрет, в 2009 году многие стройки, близкие к завершению, сворачивать не стали, но в прошлом году инвестиций на поддержку прежнего уровня уже не хватило. Ситуация вряд ли радикально улучшится в этом году.

Минэкономразвития, напомним, прогнозирует рост инвестиций в 2011 году почти на 11 процентов. Николаев оптимизм министерства не разделяет: начавшееся с осени прошлого года восстановление инвестиционной активности оказалось непрочным, уже в январе этого года вложения вновь упали почти на 5 процентов. Дополнительными негативными факторами, по словам эксперта, стало повышение налоговой нагрузки на бизнес.

Лидерами промышленного роста остаются регионы с новыми инвестициями в обрабатывающие производства. В Калужской области промышленность прибавила 44,7 процента, в Калининградской – 31,2. Но при этом в 32 регионах промышленность либо вовсе оказалась ниже прошлого года (Чечня, Чукотка, Ненецкий АО), либо прибавила меньше среднероссийского показателя. Наиболее проблемными являются три группы регионов, обращает наше внимание Наталья Зубаревич из Независимого института социальной политики. Это регионы со специализацией на черной металлургии и производстве минудобрений, со специализацией на машиностроении и текстильной промышленности, а также крупнейшие агломерации. А устойчивость нефтедобывающих регионов все более напоминает стагнацию, сокрушается Зубаревич: Тюменской области прибавка промпроизводства всего 3,8 процента, в Ханты-Мансийском АО – 1,8, в Сахалинской области – 1,2 процента. Шансы на рост промпроизводства в этом году невелики, прогнозирует Николаев: перед глобальной экономикой сохранились те же риски, что и прежде, на рынках надуваются новые «пузыри».

Прошлый год завершили с дефицитом бюджета 63 региона. В этом году их состояние будет зависеть от ситуации с федеральным бюджетом. Пока все надежды на приток денег в казну связан исключительно с высокими ценами на нефть, напоминает Николаев. По подсчетам главы минфина Алексея Кудрина, для выхода на бездефицитный уровень среднегодовые цены на нефть должны составлять 115 долларов за баррель.

Впрочем, есть большая экономика, а есть экономика семьи. Субъективные ощущения того, что твой личный бюджет ничуть не поправился, подтверждаются данными статистики: реальная зарплата населения за прошлый год выросла всего на 4,6 процента. Причем, это ведь средняя температура по больнице – среднеарифметическое между зарплатой банкира и какого-нибудь почтальона Печкина. Причем, если Печкин живет, например, в Еврейской автономной области или Ингушетии, или Приморском крае, то его реальная зарплата увеличилась примерно на 10 процентов. А если Печкину посчастливилось жить в Сахалинской или Ярославской области, в Карачаево-Черкессии или Ненецком АО, то его реальная зарплата даже упала, отмечает издание.

Положительной тенденцией прошлого года можно назвать существенное снижение долгов по заработной плате – на 32,7 процента. Но с началом этого года ситуация резко изменилась. Если к 1 января задолженность составляла 2 миллиарда 400 миллионов рублей, то к 1 февраля она выросла почти на 16 процентов и достигла 2 миллиардов 781 миллиона.

Что касается в целом реальных денежных доходов населения, то по итогам года они подросли даже меньше, чем зарплата, – на 3,8 процента. А в 11 регионах они снизились – факт сам по себе удручающий, но, как говорится, бывает и хуже: в 2009 году снижение реальных денежных доходов наблюдалось более чем в половине регионов страны.

Необыкновенную легкость бытия почувствовали в прошлом году жители Чукотки – их реальные доходы (куда входят пенсии, пособия и прочие социальные выплаты) уменьшились более чем на 10 процентов. Также полегчали кошельки у жителей Уральского Федерального округа с его нефтедобычей и обрабатывающей промышленностью.

Традиционно кризис больнее всего бьет по бедным. Стоимость минимального набора продуктов питания выросла в среднем почти на 23 процента, что почти в три раза превысило показатель прошлогодней инфляции. В минимальном наборе велик вес быстрее всего дорожавших продуктов, поясняет Игорь Николаев. В итоге «инфляция для бедных», по его подсчетам, оказалась примерно на уровне 15 процентов. При этом в девяти регионах минимальный продуктовый набор подорожал больше чем на 30 процентов. Антилидером стала Чувашия (133,9 процента). Однако связывать резкое подорожание продуктов только с засухой было бы неправильно – сказались такие традиционные болячки российской экономики, как отсутствие конкуренции, неэффективное регулирование тарифов, считает Николаев. И надежды на то, что цены остановят свой бег в этом году, мало, прогнозирует эксперт. Год начался с высокого инфляционного старта, продолжается мировой рост цен на продовольствие.

Важнейшим индикатором уровня жизни населения является детская смертность. В прошлом году этот показатель в целом по стране улучшился (7,5 умерших на тысячу родившихся против 8,1 в 2009 году). Но по регионам ситуация чрезвычайно неоднородна. Поистине катастрофическая ситуация с детской смертностью неожиданно зафиксирована на Чукотке – 21,7 на тысячу родившихся. Причем, год назад этот показатель был почти вдвое меньше. Очень высокой остается детская смертность в Чечне (14,8), а также в Дагестане (14,5), но в обеих республиках видна тенденция к снижению этого показателя.

Похоже, стабилизировалась ситуация с безработицей. Количество официально зарегистрированных безработных за прошлый год уменьшилось на 26 процентов, общая безработица снизилась на 11,4 процента. Впрочем, она все еще остается выше докризисного уровня (2010 год – 7,5 процента экономически активного населения, 2008 год – 6,3 процента). В любом случае, эксперты рынка труда отмечают, что безработица в России носит своеобразный характер, унаследованный нами с советских времен. По словам директора региональной программы Независимого института социальной политики Натальи Зубаревич, мы пошли по пути распределения кризисных издержек на всех занятых за счет снижения заработков. С ней согласен замдиректора центра трудовых исследований ГУ-ВШЭ Ростислав Капелюшников, утверждающий, что именно благодаря этому России удалось удержать безработицу на столь низком в условиях кризиса уровне.

Впрочем, некоторые регионы в эту идеологию не вписываются. С колоссальным отрывом «лидирует» Ингушетия – 51,6 процента безработных. На втором месте с конца – Чечня – 43,1 процента, на третьем Тыва – 22 процента безработных.

Достаточно объективным показателем социально-экономического самочувствия и страны в целом, и конкретных регионов является миграционный прирост (убыль) населения. Банально, но факт: люди едут туда, где жить хорошо, и наоборот. Однозначно, в России лучше, чем в сопредельных государствах (именно оттуда идет основной поток мигрантов), но хуже, чем было еще год назад. Если в 2009 году наши ряды пополнились 247449 иностранцами, то в 2010-м – только 158079. Итого: мы недосчитались почти 90 тысяч человек. Как и следовало ожидать, весь Дальний Восток – в глубоком миграционном минусе – 27 с половиной тысяч человек покинули регион в прошлом году. Бегут люди и с большинства территорий Северного Кавказа. В минусе Сибирский и Приволжский федеральные округа.

Новости кризиса: текущая ситуация в России ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.