Политика ЦБ — абсурд? Эксперты о действиях ЦБ РФ

ЦБ РФСоветник президента России Сергей Глазьев в эфире «Коммерсантъ FM» заявил, что объективных оснований для таких колебаний курса рубля, как сегодня, нет. Он полагает, что ЦБ РФ при желании легко мог бы стабилизировать курс рубля на любом разумном уровне на сколь угодно длительное время, но этого не происходит не только вопреки здравому смыслу, но и вопреки Конституции. По его мнению, политика ЦБ, которая проводится в России, «является экзотичной»: «Любая политика, самая абсурдная, может проходить только тогда, когда это кому-то выгодно. Это выгодно тем, кто сегодня зарабатывает сверхприбыли, это спекулянты на Московской бирже, это крупные банки».

Каково мнение других экспертов о высказываниях Глазьева и политике ЦБ РФ?

Анна Бодрова, старший аналитик Альпари

Комментарии советника президента РФ, академика РАН Сергея Глазьева относительно того, что политика ЦБ по курсу рубля — это абсурд, по мнению Анны Бодровой носят очень эксцентричный характер, хотя и не лишены здравого смысла: «За последние пару лет к работе Центробанка России как органа фискального контроля было множество вопросов, но все они остались в теоретической плоскости. Президент Владимир Путин не раз повторял, что у правительственного аппарата нет нареканий к работе ЦБ. Однако курсовая неустойчивость закономерным образом нервирует и население, и бизнес. К слову, у ЦБ в списке приоритетов нет курсовой устойчивости рубля с тех самых пор, как российскую валюту отпустили в свободное плавание. Поэтому претензии Глазьева к ЦБ по этому вопросу носят, в общем-то, общий характер».

С другой стороны, она обратила внимание, что именно Центробанк должен обеспечивать стабильность цен и прочих «цифровых» выражений инфляции. Тогда, получается, управление стоимостью рубля могло бы контролировать и индекс потребительских цен, а это уже лежит в плоскости интересов российского регулятора. Однако, как подчеркнула аналитик, это только один из множества механизмов удержания инфляции под контролем.

«ЦБ не имеет реальной возможности интервенциями удерживать доллар в нужном русле. Для того, чтобы интервенции имели силу, они должны составлять не менее $1 млрд в день. Это колоссальные суммы в пересчете на неделю, месяц, квартал. Можно было бы активизировать закупку иностранной валюты в состав Резервного фонда и ФНБ, но с этим власти тоже пока не спешат», — добавила Анна Бодрова.

Она считает, что при текущих ценах на нефть более-менее справедливая стоимость доллара США составляет 67−68 рублей, для бюджета оптимально было бы 71−74 рублей.

Алена Афанасьева, старший аналитик ГК Forex Club

Оценка Алены Афанасьевой также не совпадает с мнением Сергея Глазьева: «Не соглашусь, что объективных оснований для колебаний курса рубля нет. Очевидно, что текущие экономические и политические условия значительно отличаются от тех, что были, к примеру, 2 года назад. Кроме того, валюту отпустили в свободное плавание, поэтому теперь курс определяется балансом спроса и предложения. Естественно, в чистом виде свободы плавания нигде не существует: центробанки вмешиваются в динамику курса и в развитых странах, правда, на непродолжительные промежутки времени, лишь для того, чтобы сгладить резкие колебания или нейтрализовать панические настроения на рынке. К примеру, так частенько делает Банк Японии, который пытается сдерживать избыточный рост национальной валюты, так как это невыгодно экспортно-ориентированной экономике».

Кроме того, она напомнила, что падение рубля за последние два года идет параллельно с девальвацией и других более стабильных валют. К примеру, по состоянию на март 2016 года с 2014 года норвежская крона просела на 36,3% против доллара. Канадский доллар — валюта еще одной нефтезависимой страны — потерял 22%. «Если же говорить о более контролируемых курсах, можно взять азербайджанский манат. Центробанк почти два года пытался удерживать стабильность курса собственными интервенциями, однако все же вынужден был пойти на масштабную девальвацию в конце прошлого года, так что по итогам того же двухлетнего периода манат потерял против доллара 96,6%», — добавила аналитик.

Станислав Вернер, вице-президент IFC Financial Center

Станислав Вернер обратил внимание, что радикальные представления Глазьева об идеальной монетарной политике не разделяют ни в ЦБ, ни в правительстве, ни в администрации президента: «Все то, что прозвучало в радиоэфире, в жизни довольно просто опровергается. Академику РАН тяжело поверить в то, что при нынешней структуре экономики и состоявшемся переходе к свободному курсообразованию от рубля тяжело что-то иначе ждать на фоне по истине дикой волатильности на нефтяном рынке. Имеем то, что имеем. Без такой «шоковой терапии» (можно было бы идеальнее, но сейчас уже это значение не имеет) нас ждал бы куда более худший исход: вначале «спалили» бы резервы, а потом попали бы туда, где мы есть сейчас».

Он согласен, что центробанки действительно могут поддерживать сколь угодно курс на одном уровне, но покуда у них есть резервы, а потом приходят «Соросы» и делают курс таким, каким он диктуется рынком. «Иначе Сорос не стал бы Соросом и не поставил бы на колени денежного регулятора Англии. В мире уже давно идет процесс отказа от фиксированного курса к доллару США или корзине валют. Пал даже такой бастион, как Китай, Народный банк Поднебесной отказался от привязки к доллару в пользу корзины валют и стал планомерно расширять границы допустимых колебаний обменного курса.

То, что начал ЦБ — шаг в верном направлении. «Это требование времени. Сейчас его политику адаптирует Казахстан», — добавил эксперт.

«Делая курс свободным, Банк России может проводить более независимую монетарную политику, в меньшей степени ориентируясь на то, что предпринимает американский ЦБ, ФРС. Но до идеальной денежно-кредитной политики по-прежнему далеко — тут и чересчур изменчивые цены на нефть и риски со стороны наращивания госрасходов бюджетом и немонетарные факторы, которые Банк России опять же неспособен проконтролировать. Поэтому ставки у нас остаются высокими. Поэтому тяжело банкам и экономике. Может быть, и стоило уже опустить ключевую ставку, но тогда действительно есть риски признания поражения в борьбе с инфляцией. Как только ее стабилизируем и уменьшим нефте-газо-зависимость, тогда и колебания курса рубля станут более сглаженными, а предложения Глазьева потеряют свою актуальность. Вопрос, когда это произойдет? Хотелось бы верить, что раньше, чем-то, во что можно поверить», — пояснил Вернер.

Борис Городилов, руководитель аналитического отдела Conomy

Как считает Борис Городилов, произошло сразу несколько событий, которые оказали негативное влияние на экономическое состояние РФ: «В первую очередь это разногласия со стратегическими партнерами из Европы и резкое снижение нефтяных котировок. Первый фактор, в конечном счете, привел не только к потере ассортимента на розничном рынке, но и к оттоку капитала из России в целом. Второй фактор значительно уменьшил доходную часть бюджета, сделав бюджетный дефицит еще больше. В такой ситуации внутренняя и внешняя политика требовали ослабления рубля, чтобы компенсировать падение валютных цен на нефть и, соответственно, ограничить и сгладить изменение рублевой цены бочки, а также, чтобы простимулировать компании, занимающиеся продажей продукции на экспорт. В таком случае ограничение затрат средств из золотовалютного резерва на поддержание рубля и перекладывание бремени на население выглядит вполне объяснимым».

Однако, по его словам, такое решение не является разумным в долгосрочной перспективе, ведь для стимуляции экономики и ее дальнейшего роста необходимо проводить активные действия, направленные на развитие экономики страны в целом, а не ограничиваться применением поддерживающих мер для отдельных отраслей. В частности, необходимо обеспечивать достаточно стабильный курс, позволяющий предприятиям осуществлять планирование своей деятельности и в целом способствующий стабильности в экономике. «При отсутствии стабильного курса национальной валюты очень многие меры по поддержанию национальной экономики в значительной степени теряют свою эффективность или вовсе нивелируется воздействием волатильности», — добавил Городилов.

По материалам РБК, Коммерсант, Регнум

Новости кризиса: текущая ситуация в России , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.