Сломает ли Китай существующий мировой порядок?

Китай и СШАНекоторые западные эксперты утверждают, что после финансового кризиса 2008–2009 годов представления китайских властей о том, каким должен быть международный порядок, резко изменились. Китай, по их мнению, с тех пор занимает более воинственную и радикальную позицию, требует заменить ряд международных институтов новыми нормами и организациями. Они считают, что Пекин использует свое растущее влияние, чтобы подорвать основы глобальной системы управления – особенно в области защиты прав человека, свободы торговли и помощи развивающимся странам.

Другие же эксперты, напротив, утверждают, что Китай извлекает колоссальную выгоду из нынешнего международного порядка, прежде всего экономическую, и у него практически нет оснований этот порядок менять. Кто прав? Чтобы понять отношение Китая к нынешней международной системе, следует изучить не только заявления китайских властей, но и внутренние дискуссии, которые ведутся в КНР. Что изменилось после 2008–2009 годов, с тех пор, как внешняя политика Китая стала более решительной и напористой?

Шесть тезисов Пекина

На деле позиция Пекина принципиально не изменилась с 2000-х годов. У Китая есть ряд предложений по реформе международной системы, но во всех случаях речь идет о корректировке, не о радикальном сломе нынешнего либерального международного порядка. Эти предложения сводятся к шести основным моментам.

  • Во-первых, необходимо укрепить ценности справедливости, равенства, свободы и демократии на международном уровне, в том числе повысить статус и эффективность международного права и международных организаций, прежде всего ООН.
  • Во-вторых, нужно скорректировать систему глобального управления таким образом, чтобы она позволяла решать все более сложные мировые проблемы, связанные с экономикой, здоровьем населения, новыми угрозами безопасности.
  • В-третьих, нужно защищать и продвигать интересы развивающихся стран. Китайцы утверждают, что эти страны чаще всего становятся жертвами несправедливых и недемократичных международных правил и страдают от односторонних действий развитых стран, тогда как Пекин всегда защищал и будет защищать их интересы на международном уровне.
  • В-четвертых, ключевым принципом международного порядка должно быть «равенство суверенитетов». Это право каждого государства на территориальную целостность и свободу от вмешательства во внутренние дела, право «самостоятельно выбирать социальный порядок и путь развития».
  • В-пятых, принцип государственного суверенитета должен распространяться и на новые сферы государственной деятельности, в том числе на киберпространство.
  • В-шестых, система глобального управления должна поддерживать развитие открытых экономических систем и противостоять протекционизму.

Что говорят китайские власти

Китайские руководители, особенно Си Цзиньпин, постоянно говорят, что система глобального управления должна стать более справедливой, свободной, равной и демократичной. Си связывает это с построением «сообщества общей судьбы» и «новой модели международных отношений, в основе которой лежит принцип всеобщей выгоды». Министр иностранных дел Ван И заявлял, что это означает постепенный закат традиционной доктрины международных отношений, основанной на realpolitik.

Высокопоставленные китайские чиновники уже давно указывают, что ключевую роль в создании такой новой модели должна сыграть ООН. Замминистра иностранных дел Ли Баодун говорил в сентябре 2015 года: «ООН, самая авторитетная и представительная межправительственная организация, – это главная платформа для участия G77 в глобальном управлении… Мы должны занять четкую позицию, защищать авторитет и статус ООН и призывать к усилению ее роли в международном управлении».

Китайские чиновники говорят о необходимости глубоких реформ нынешней системы. На октябрьском пленуме Политбюро Си заметил, что цели и принципы Устава ООН не были эффективно реализованы, а это приводит к «несправедливости и соперничеству». В частности, он призывает «внедрить новые механизмы и правила международного экономического и финансового сотрудничества, регионального сотрудничества». Он также говорит, что представительство развивающихся экономик в МВФ и Всемирном банке должно быть расширено.

Практически все китайские официальные лица постоянно подчеркивают, как важен принцип государственного суверенитета. Они называют его ключевой гарантией свободы и равенства развивающихся стран. Наконец, как это ни удивительно для некоторых, Пекин придает большое значение тому, чтобы международная система поддерживала и развивала экономическую открытость.

Что говорят полуофициально

Источники, которые выражают официальную позицию более развернуто, как правило, воспроизводят эти шесть основных тем, и прежде всего установку на создание более справедливого, демократичного и равного экономического порядка, на особую роль ООН в разрешении конфликтов и кризисов. Это заметно в редакционных статьях по международной тематике главной партийной газеты «Жэньминь жибао», публикуемых под псевдонимом Чжун Шэн (буквально – «звук колокола»). При этом в статьях Чжун Шэна появляется гораздо больше конкретики. Например, указывается, что программа «Один пояс – один путь», создание Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и сопутствующие инициативы Пекина должны доказать, что Китай – «ответственная влиятельная держава».

Чжун Шэн также подчеркивает, что эти инициативы должны усилить «представительство и право голоса новых рыночных экономик и развивающихся стран». Глобальный финансовый кризис 2008 года показал, что нынешняя система международного экономического управления «далека от идеальной». Но при этом Китай «призывает не к смене текущего международного порядка, а к обновлению и развитию этого порядка, с тем чтобы он в большей степени отражал интересы и запросы развивающихся стран». Международная система должна двигаться в сторону многополярности и уходить от прежней гегемонии западной ментальности.

Чжун Шэн вообще более критично говорит о Западе и США, чем реальные чиновники. Он критикует западные страны за то, что им не хватает смелости «уступить дорогу», и за то, что США нарушают международные нормы (в качестве примера приводятся попытки США в обход ООН задействовать военную силу в Сирии).

Что говорят неофициально

Китайские ученые и журналисты обычно повторяют позицию властей по вопросам международного управления, но их рассуждения более откровенны. Многие говорят о растущей многополярности и о подъеме развивающихся стран во главе с КНР. Китай для них – одна из важнейших сил в новой международной системе. По мнению китайских экспертов, нынешнее устройство системы дает несправедливые преимущества развитым странам.

При этом большинство китайских экспертов и публицистов выступают против ниспровержения нынешней системы глобального управления. Один из них доказывает, что Китай и другие развивающиеся страны извлекают выгоды от этой системы, да у них и нет ресурсов для ее подрыва. Некоторые критикуют позицию китайских властей, считая роль Китая в международной системе слишком ограниченной и пассивной. Другие утверждают, что Китай должен укрепить свою как жесткую, так и мягкую силу, открываясь миру.

Есть и критика другого рода: что Китай слишком категорично относится к принципу суверенитета. Ученый Ли Боцзюнь из Сяньтаньского университета считает, что в мире растет экономическая взаимозависимость, усиливается роль негосударственных организаций, все серьезнее становятся нетрадиционные угрозы безопасности – и все это снижает эффективность суверенитета в узком смысле. Так что Китай должен более гибко применять свою политику невмешательства. Другой эксперт призывает власти понять, что в нынешней системе суверенные права и национальные интересы размываются. А некоторые пишут, что подход Китая к суверенитету и так уже изменился, что страна все больше принимает международные правила игры.

Реформа, а не революция

Иными словами, сегодняшние китайские представления о международной системе во многом повторяют взгляды, сложившиеся в 2000-е годы. Тогда в рассуждениях китайских властей и экспертов доминировали все те же шесть основных тем. Сейчас чиновники стали больше рассуждать о несправедливости некоторых аспектов нынешней системы и о необходимости усилить роль международного права и ООН, а неофициальные источники чаще говорят о гегемонии Запада и необходимости перехода к более плюралистичному порядку. Но, как правило, речь вовсе не идет об отказе от нынешней системы или о пересмотре базовых параметров либерального международного порядка, как подозревают некоторые западные исследователи.

Возможно, самые радикальные предложения китайских властей и экспертов – это перестройка международных экономических институтов (с усилением роли развивающихся стран) и распространение принципа суверенитета на киберпространство. Они также против того, чтобы концепция «ответственности по защите» (responsibility to protect) превратилась в рутинное внешнее вмешательство в дела суверенных государств.

Но первые два предложения, если их реализовать разумным образом, действительно могут улучшить нынешнюю международную систему. «Ответственность по защите» – более сложный случай: слишком резкое сопротивление этой идее со стороны Китая и других государств противоречит общей установке международного законодательства – защите индивидуальных прав. Но надо признать, что эта концепция пока не стала неотъемлемой чертой либерального международного порядка. И кроме того, есть признаки, что Пекин стал более толерантно относиться к гуманитарным интервенциям.

В целом нет никаких оснований полагать, что Китай хочет заменить институты вроде МВФ или Всемирного банка альтернативными организациями, свободу торговли – меркантилизмом, подорвать режим нераспространения ОМП или полностью уйти от обсуждения темы прав человека. Многие китайские чиновники и эксперты подчеркивают важность этих аспектов международной системы, а некоторые даже критикуют Пекин за недостаточную поддержку нынешнего мирового порядка.

MICHAEL D. SWAINE, carnegie.ru

Мировой кризис: последствия и перспективы , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.