FT: текущее снижение цен на нефть не угрожает кредитным позициям России

Financial TimesКак всегда, вокруг России сейчас много шума, поэтому инвесторам крайне трудно выявить ключевые факторы, оказывающие наибольшее влияние на уровень возможных рисков. В настоящий момент высказывается масса гипотез по поводу следующих шагов России на востоке Украины, а также возможного развития ситуации с санкциями. Многие аналитики считают, что Россия может пострадать от снижения темпов экономического роста Китая и девальвации юаня в большей степени, чем большинство других стран. И довершает этот список непрекращающееся падение мировых цен на нефть.

Нет никаких сомнений в том, что Россия сейчас находится в крайне шатком и даже опасном положении. И предварительный прогноз сокращения ВВП на 4,6% это подтверждает. Однако если отвлечься от всего этого шума и сомнительных экстраполяций и преувеличений, можно выделить всего два ключевых фактора, на которые инвесторам сейчас стоит обратить наибольшее внимание и которые помогут им определить, будут ли инвестиционные риски в России расти или наоборот снижаться.

Наибольшее влияние имеют два фактора:

а) объемы мировой добычи нефти и b) будет ли проведен новый раунд переговоров по ситуации на востоке Украины, направленный на заключение нового мирного соглашения.

Любые признаки сокращения в первом случае и прогресса во втором могут привести к уменьшению надбавки за риск и увеличению оценки стоимости активов. Однако в отсутствие хотя бы одного из этих двух факторов Россия будет оставаться под экономической осадой, а рынки капитала продолжат испытывать на себе негативное влияние различных внешних сил на фоне ухудшения внутренней ситуации.

О зависимости России от экономической ситуации в Китае написано уже очень много. Но на самом деле эту зависимость нельзя назвать прямой. Китай является одним из крупнейших торговых партнеров России, однако они торгуют друг с другом в основном нефтью и другими промышленными материалами, оцениваемыми в американских долларах. Спад на китайских фондовых биржах, девальвация юаня и сомнительные показатели роста внесли свой вклад в ослабление нефтяного рынка, которое нанесло прямой удар по России, однако ситуацию в Китае нельзя назвать даже одной из главных причин падения цен на нефть. Основная причина падения заключается в том, что предложение на мировых нефтяных рынках превышает спрос минимум на 1,5 миллиона баррелей в сутки, потому что ведущие поставщики нефти в ОПЕК пытаются укрепить свои позиции на рынке, и потому что пока низкая цена не заставила американских поставщиков сланцевой нефти сократить объемы добычи. Пока вопрос с переизбытком нефти на рынке не будет решен, цена на нее останется низкой. Как показывает история, спрос лишь незначительно реагирует на колебания роста ВВП, но даже небольшой спад в потреблении обострит проблему переизбытка предложения — что, вероятно, и произойдет в случае возвращения на рынок иранской нефти, если текущая ситуация не изменится.

Тем не менее, хотя цена на нефть марки Brent снизилась на 17% с начала года и на 61% с момента начала падения цен в прошлом году, это не угрожает кредитным позициям России. Причина заключается в коренных изменениях в курсовой политике. В течение предыдущих 15 лет, вплоть до начала 2015 года, эта политика была направлена на поддержку сильного рубля, поэтому время от времени Центробанку приходилось тратить огромные средства на защиту национальной валюты. Сегодня политика направлена на поддержание слабости рубля, потому что это выгодно для отечественного производства и сектора услуг, и это помогает контролировать бюджетный дефицит. Политика слабого рубля, которая является частью долгосрочного плана по импортозамещению и наращиванию объемов экспорта, ставит Россию в относительно более выгодную позицию по сравнению со многими поставщиками нефти из ОПЕК: если, к примеру, в течение года цена на нефть в среднем будет сохраняться на отметке в 50 долларов за баррель, а курс рубля к доллару — на уровне 70, то итоговая цена нефти для российского бюджета составит примерно 75 долларов за баррель. Это достаточно серьезное снижение цены по сравнению с 2013 годом, когда нефть стоила 113 долларов. Однако поставщики ОПЕК больше страдают от снижения цен на нефть из-за привязки к доллару.

Разумеется, хотя политика слабого рубля помогает стране пережить кризис, сочетание низких цен на нефть и слабого рубля вредит экономической и инвестиционной активности, и в среднесрочной перспективе оно продлит период рецессии или — в лучшем случае — стагнации. Это приведет к снижению доходов в большинстве секторов и новым проблемам в банковском секторе.

В настоящий момент подход российского правительства заключается в первую очередь в ограничении ущерба. Сейчас ведется масса дискуссий по поводу долгосрочного восстановления и стратегий роста, и тот факт, что в центре этих дискуссий оказались основные отрасли промышленности, вселяет некоторый оптимизм. Однако реальность такова, что на эти программы не будут выделены средства, пока не будут ослаблены санкции в отношении финансового сектора и пока российские компании вновь не получат доступ к международным рынкам капитала. С августа прошлого года ни одно российское предприятие — независимо от того, были ли введены против него санкции — не смогло получить доступ к новым кредитам, и многие надеются, что даже умеренное ослабление санкционного режима снизит риски и позволит компаниям, не вошедшим в санкционный список, вернуться на рынок.

Вероятнее всего, это является главным условием для того, чтобы Кремль мог перейти от стратегии выживания к стратегии восстановления. Чтобы это стало возможным, нынешнее соглашение Минск-II, к которому Евросоюз привязал свой санкционный режим и условия которого невозможно выполнить до указанного в нем срока, а именно до 31 декабря, необходимо заменить новым соглашением, прописав в нем менее сжатые сроки.

Если говорить о масштабной картине экономики и инвестиционных рисков, то ежемесячные отчеты об объемах поставок нефти и индикаторы вероятности новых мирных переговоров имеют первостепенное значение по сравнению с другими событиями и проблемами. Все остальное — это просто шум.

Крис Уифер — старший партнер аналитическо-консалтинговой компании Macro-Advisory. «The Financial Times», Великобритания, перевод ИноСМИ

Новости кризиса: текущая ситуация в России ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.