Слава Рабинович: Никто в БРИКС не станет помогать России обходить санкции

Слава РабиновичNewsader обсудил с финансистом и управляющим Diamond Age Capital Advisors Славой Рабиновичем наиболее актуальные темы международной экономики — БРИКС, Grexit, волатильность на Китайском фондовом рынке и положение России в системе этих меняющихся координат. Наш собеседник пессимистически оценил попытки Москвы реализовать собственную геополитическую модель в обход западных институтов, уличив Кремль в отсутствии стратегического планирования.

Слава, какие перспективы имеет Россия в рамках БРИКС?

По поводу БРИКС у меня не очень много комментариев, потому что Россия была исключена из G8 и де-факто — из G20.

Кроме России, ни одна из стран-участниц этой организации не находится под санкциями, не противостоит всему остальному миру, не использует геббельсовской пропаганды против Запада и Украины, не нападает на соседние страны, не аннексирует чужие территории и даже близко не является реальным мафиозным государством с точки зрения соединения мафии с государственными органами — спайка, породившая в России уникальную ситуацию, которую не смогли воплотить даже «Коза Ностра» и подобные ей образования. Соответственно, Россия в странах БРИКС с определенного времени имеет лишь номинальное место, и все другие члены БРИКС отдают себе в этом отчет.

Сможет ли Россия реально кредитоваться через пул валютных резервов БРИКС, составляющий $100 млрд.?

Что такое $100 млрд. в контексте российского бюджета и мировой финансовой системы — того же Международного валютного фонда, с кем, как я понимаю, хотят состязаться эти БРИКС? Это вообще ничто. В МВФ есть институция, правила, опыт проведения программ по выводу многих стран из кризиса и реструктуризации их экономик. Это, естественно, может подвергаться определенной доле критики, но опыт этот огромен, и место этой организации никем не оспаривается с точки зрения ее важности. Наконец, БРИКС изначально имеет мандат, который не будет диктоваться Россией никогда в жизни, потому что другие члены не позволят ей реализовать программу противостояния с Западом и с мировой финансовой системой. Ни один из других членов БРИКС не будет портить отношения с ЕС и США для того, чтобы помогать России обходить санкции.

Понимают ли это российские функционеры, или картина, рисуемая официозными российскими медиа на тему БРИКС, преследует иную цель, нежели презентацию объективных данных?

Я думаю, что все это делается для внутреннего потребления. Что касается понимания российских функционеров, я уже полтора года не могу в этом разобраться, но то, что у них развивается сумеречное сознание — это факт.

Как на этом фоне выглядят зарождающиеся проблемы на фондовом рынке Китая — главного члена БРИКС?

Если кто-то хочет сказать, что в Китае небо упало на землю, то это абсолютно не так. Если китайский фондовый рынок упал с пика на 30-35 процентов, то российский фондовый рынок в свое время падал на 75 процентов в 2008 году, на 93 процента — в 1998 году. Факт остается фактом: после всех падений, которые мы наблюдаем сейчас, шанхайский индекс на сегодня — плюс 80 процентов с того момента, где он был год назад. За последние 12 месяцев инвесторы заработали 80 процентов, даже включая абсолютно все падения последних недель.

Соответственно, если мы говорим об эффектах Китая и Греции, то я больше смотрел бы на Грецию, даже если у кого-то есть аргументы о том, что китайский ВВП 2014 года — это $10,5 трлн., и это намного больше, чем в Греции, где долговая нагрузка всего лишь $238 млрд.

Если необходимо, я могу остановиться на том, почему Греция более важна в этом отношении, нежели Китай, но, тем не менее, могу сказать и то, что ни Греция, ни Китай ни на Россию, ни на Украину не будут влиять настолько, насколько это будет приписываться какими-либо средствами массовой информации, которые опять хотят устроить какую-то истерию по поводу чего-то, в чем они не понимают ничего.

Чем же опасна ситуация в Греции — если не для России, то для мировой экономики в целом?

Греческие цифры нужно смотреть не в контексте долговой нагрузки, а в контексте всего ВВП еврозоны, который на данный момент значительно превышает ВВП Китая. Будет ли так называемый «хард-лендинг» в реальной экономике Китая? Я думаю, что посадка не будет жесткой: у Китая кроме способа прямых интервенций есть дополнительные фискальные и монетарные способы.

А вот так называемый «Grexit»… На самом деле, я вижу бОльшую вероятность такого исхода, нежели жесткая посадка в Китае. Другое дело, что проблемы с Грецией продолжались настолько долго и настолько явно, что огромное количество экономических и финансовых игроков сумели к этому подготовиться. Если Греция действительно будет выходить из еврозоны, это не будет похоже на абсолютно неожиданный коллапс Lehman Brothers. Греческий государственный долг на данный момент находится во владении у неких государственных кредиторов с очень глубокими карманами.

Таким образом, китайская история в том виде, в каком она развивается сегодня, менее важна для развивающихся рынков и глобальной экономики, нежели греческая, однако и она имеет весьма ограниченное влияние.

В российском контексте тема замедления в Китае — это спад спроса на энергоресурсы. Если экономический рост в Еврозоне будет еще больше снижен из-за выхода Греции, это тоже может быть неким ударом по рынку энергоресурсов, что, естественно, является российским слабым местом.

Сможет ли Греция, по Вашему мнению, преодолеть кризис и восстановить платежеспособность хотя бы по обслуживанию текущих кредитных линий?

У меня лично есть ряд причин, почему я достаточно спокойно чувствую себя по поводу Греции и не концентрируюсь на ее возможном выходе из еврозоны как на каком-то факторе, который для многих является чем-то важным, о чем говорят политики, СМИ, центральные банки и разные комментаторы.

Если вы рассмотрите тот ужас, в котором пребывают греческая экономика и греческая финансовая система на сегодняшний день, то тяжело представить, как эти факторы могут стать еще хуже, если они покинут евро. При выходе из зоны евро произойдут две вещи — как минимум дефолт и девальвация. Это освободит экономику Греции от программы ограничений, и девальвированная драхма даст большой толчок для установления греческой конкурентоспособности.

Первоначально слабые члены еврозоны могут оказаться под давлением Grexit, однако движение вниз для них будет достаточно лимитировано. Да, там будет какое-то выливание рисков в облигации и акции разных стран еврозоны, у которых большие государственные долги и слабый экономический рост, но я уверен, что правительства этих стран захотят дистанцироваться от действий уходящей Греции и в конечном итоге смогут рассчитывать на поддержку других субъектов еврозоны, включая, естественно, и Европейский центральный банк.

Каков риск включения Греции в политическую орбиту Кремля в случае ее выхода из еврозоны? Эксперты НАТО недавно выразили грекам подозрение в том, что они передают Москве секреты альянса.

Это очень низкий риск, потому что очевидно, что со стороны греков это делается ради денег. Это никоем образом не является долгосрочной политикой Греции, потому что она — это член НАТО. Мало того, выход из еврозоны совершенно не означает выхода Греции из Евросоюза. Ни о каком уходе из НАТО речи не идет.

Мало того, у Греции есть не очень дружественный сосед — Турция, которая тоже является членом НАТО и которая очень сильно недовольна тем, что происходит в России, в том числе с Крымом. Представить, что Греция сама будет в этом случае выходить из альянса — это полная чушь.

У Кремля на самом деле нет никакой стратегии. У Путина есть только тактика, поэтому он везде проигрывает в долгосрочной перспективе. В Греции он тоже проиграет.

Беседовал Александр Кушнарь, Newsader

Кризис в России: прогнозы, Мировой кризис: последствия и перспективы , , ,

  1. прохожий
    24.07.2015 at 00:00 | #1

    А что, Россия разве просила о помощи? 3.14здобол ты, Слава

  1. Нет трекбеков.