Метки: последствия кризиса для общества

Эпидемия коронавируса - повод остаться дома

Новая нормальность: как нас меняет вирусный кризис

Вирусный кризис: “прежней жизни уже не будет” или “все вернется на круги своя”? Почему новое общество будет более технологичным, но более бедным и экономным.

Перестройка в СССР

Почему демократия не работает, а РФ не может догнать СССР?

Почему демократия не работает и что может прийти ей на смену в глобальном масштабе. В чем была главная сила советского строя и какие закономерности явно видны в мировом опыте.

Распад СССР

О коммунизме и коммунистах — Вардан Багдасарян

Прошлое, настоящее и будущее коммунистической идеи. Доктор исторических наук, профессор Вардан Эрнестович Багдасарян анализирует уроки прошлого и рассказывает о перспективах коммунизма в 21 веке.

Бунт во Владикавказе

Россия. Что будет после бунта?

Подрабинек: «силовой стиль управления Россией делает неизбежным «русский бунт», и главный вопрос, которым должны сейчас задаваться думающие люди – что делать после того, как этот страшный бунт состоится?..»

Фальсификации мировой истории

Великое равенство Рима и Лже-империя Запада

Как Запад переписал историю Древнего Рима, подменив понятия и исказив их суть. На чём на самом деле основывалось великое равенство Рима. Как понимание Античности было утрачено под прикрытием науки и просвещения.

Россия и Запад

Госплан под маской рынка: как западные экономисты обдурили весь мир

Эпическая битва концепций: протекционизм или либерализм должны главенствовать в мировой экономике. Запад уже в Госплане. Дебаты — Дионис Каптарь и Александр Никонов.

Сырье и природные ресурсы

Человечество исчерпало годовой запас ресурсов менее чем за 8 месяцев

Из-за пандемии коронавируса люди сократили экологический след на 9,3% по сравнению с прошлым годом — тогда запас ресурсов закончился менее чем за 7 месяцев, 23 июля.

Запросы российского общества и Путин

А. Кунгуров: «Кладбищенский запрос России»

По мнению блогера и политтехнолога Алексея Кунгурова, в сегодняшней России нет запроса ни на политические реформы, ни на – тем более – революционные изменения, а есть запрос на кладбищенскую стабильность.