Короткие новости, мониторинг санкций, анонсы материалов сайта и канала "Кризистан" – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

В России начался передел рынка экспорта нефтепродуктов

Передел рынка нефтепродуктов в РФ

Один из крупнейших экспортных секторов российской экономики с ежегодной выручкой, сравнимой с ВВП небольшой восточноевропейской страны, оказался на пороге радикального изменения правил игры.

Экспорт нефтепродуктов, приносящий в экономику больше $100 млрд в год, может стать уделом небольшого числа избранных компаний.

Правительство уже начало разработку “списка” тех, кому будет разрешено продавать дизель и бензин за валюту. Критерии для такого «списка» направлены в кабмин, сообщил в пятницу министр энергетики Николай Шульгинов.

«Рассматривается два варианта: ввести список экспортеров нефтепродуктов или ввести лицензирование экспорта», — цитирует его «РИА Новости». 

Подготовить ограничения на экспорт нефтепродуктов в конце июня поручил вице-премьер Алекснадр Новак после того, как биржевые цены на бензин взлетели на 70% и обновили исторические максимумы. Власти обвинили в “пожаре” на рынке “серых” экспортеров, хотя трейдеры видят ситуацию иначе: по их мнению, цены разгоняют крупные нефтяные компании. Они придерживают топливо, создавая искусственный дефицит, чтобы компенсировать сокращение выплат из бюджета.

По данным Vortexa, Россия экспортирует нефтепродукты в объеме примерно 2,5 млн баррелей в сутки. На пике — в марте 2023 года — объемы доходили до 3 млн баррелей в день, но к августу снизились до 2,2 млн.

Почти 40% топливного экспорта приходится на дизель, который активно покупают страны Африки и не присоединившиеся к санкциям европейские государства. Почти пятую часть составляет нафта, ключевое сырье для производства бензина, а остаток — печное топливо и авиакеросин.

Комментирует Анатолий Несмиян:

Довольно сухая статистика об экспорте российской нефти и мазута:

«…По данным Vortexa, за вышеуказанный период Российская Федерация сократила отгрузку нефтепродуктов на 14%, а объем ежедневного экспорта нефти упал до 2,24 млн баррелей. Согласно информации агентства, это максимально низкий показатель с мая прошлого года.

Вроде ничего бьющего в глаза, но эти данные могут (в том числе) объяснить топливный кризис, накрывающий сегодня страну.

В чем тут дело? Переработка нефти (грубо) дает на выходе порядка 20 процентов бензинов, порядка 30-35 процентов дизельного топлива, процентов 5 в продукции переработки занимает авиационный керосин, 5 процентов масла, смазки, битума и около 35 процентов мазута.

И в чем тогда проблема? В том, что все эти фракции нужно куда-то девать после переработки — пускать в промышленность, использовать внутри страны или отправлять на экспорт. Что произойдет, если начнутся сбои? Если, к примеру, резко упадет экспорт мазута, который внутри страны девать некуда? Хранилища заполнятся, и переработка прекратится, так как новый мазут девать некуда.

И если сейчас упал экспорт мазута, то логика подводит к выводу: переработка вынужденно сокращает прием нефти, так как возникает проблема: куда девать избыток мазута? Сжигать? Сливать на землю? Здесь-то и возникает проблема с производством бензинов и дизельного топлива, которая дополнительно усугубляет общую обстановку, связанную с развалом логистики, развалившейся при «повороте на Восток».

В Союзе вопрос: «куда девать» не возникал — растущая быстрыми темпами промышленность (если за пятилетку вводится в строй две тысячи только крупных предприятий (то есть, по одному в день) — то, наверное, это очень быстрый рост) потребляла столько, что проблема была не куда деть, а где найти еще. В современной России уничтожение производства идет примерно такими же темпами, как строительство при Союзе, а потому излишки, не мудрствуя лукаво — на экспорт.

И теперь экспорт переломан через колено. Да, мазут в основном шел в страны Азии, но сейчас через коллапс логистики начинает рваться везде. Железная дорога не в состоянии адекватно перестроить потоки заново, транспортное плечо на Восток — длинное, что требует дополнительного парка подвижного состава, которого нет. И не будет еще очень долго, так как сейчас основные производители рвут жилы, пытаясь строить танки. Не до вагонов. Морской путь — та же история, у России очень мало портов и совсем чуть-чуть морского транспорта. Строить новые мощности — дело небыстрое, да и та же картина: теперь львиную долю работы верфей загружают в интересах министерства обороны.

Начинаются сбои по всем направлениям, они накапливаются, а количественное накопление негативных эффектов рано или поздно, но даст качественный скачок.

В данный момент этот скачок проявляется в нарастающем дефиците топлива внутри страны. Что неизбежно даст отложенный эффект в других отраслях — в аграрной, к примеру. Пока запас устойчивости не исчерпан до конца, но если так бездарно его расходовать налево и направо, то несложно представить, что в итоге можем получить.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *