Короткие новости, мониторинг санкций, анонсы материалов сайта и канала "Кризистан" – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Валюта БРИКС. Анатолий Несмиян

Страны БРИКС

Саммит БРИКС предсказуемо запускает всё ту же самую тему дедолларизации и создании некой параллельной системы расчетов для стран Третьего мира. В ходу идеи о некой валюте БРИКС (ей даже уже придумали название R5), о межгосударственном банке по аналогу ВБ и МВФ, оказывающем кредитные услуги странам-участницам, изредка встает, но уже без особого энтузиазма тема о расчетах в национальных валютах.

Сходу можно назвать две проблемы, которые пока выглядят неразрешимым препятствием для всех этих прекрасных планов.

Первая проблема имеет сугубо статистический характер. Более 80 процентов объема платежей между странами-участницами БРИКС проходит в долларах. И только 5 процентов расчетов ведется в юанях — валюте члена БРИКС. Доля валют остальных членов организации в межгосударственных расчетах — на уровне статпогрешности.

В таких условиях мечтать о некой альтернативе доллару попросту нелепо, для этого нет ни малейших оснований. Причина в целом известна: практически все технологии страны БРИКС покупают в развитых странах, а для этого им нужны именно доллары. Китай может поставлять технологии, но они хуже и дороже. Но главное — при всех партнерских отношениях никому не улыбается попадать в полную зависимость от одного поставщика, когда просто нет выбора. Пример России, идущей по пути превращения в технологическую колонию Китая, не показателен — российское руководство долго и старательно загоняло себя в политический тупик, и поэтому у него вообще нет выбора и вариантов. У остальных с головой все в порядке, поэтому до российского уровня они опускаться не спешат.

Второй момент, который нужно отметить в любых разговорах об отдельной расчетной единице — это политика. Никакая валюта не может считаться устойчивой без политического прикрытия. Доллар обеспечен военной мощью США и контролем мировой морской торговли. Вы можете сколько угодно мечтать о собственной валюте, но пока флот США контролирует Мировой океан, эти мечты останутся мечтами. Английский фунт стерлингов был мировой валютой ровно потому, что английский флот решил проблему враждебной конкуренции в тяжелых морских сражениях с ведущими морскими странами и доминировал в Мировом океане. По итогам Второй мировой войны он уступил это место флоту США, и доллар занял место фунта стерлингов.

Думаю, что примерно тот же подход будет реализован и в ходе космической экспансии. Тот, кто будет контролировать пространство межпланетных перелетов, тот и будет владеть будущей мировой и межпланетной торговлей. А значит — он будет контролировать единую денежную единицу. Если вдруг человечество решится на подводную экспансию в Мировой океан — не изменится ничего. Военный контроль дает основу для контроля финансового. Но не наоборот.

До тех пор, пока БРИКС будет оставаться клубом «поговорить», не изменится ровным счетом ничего. В БРИКС могут войти арабы, латиносы и даже антарктические пингвины — но пока у БРИКС не будет своих авианосцев, уверенно конкурирующих с авианосными группами США во всех ключевых точках мировой торговли, до тех пор доллару не угрожает ровным счетом ничего. Будет не 80 процентов мировых расчетов в долларах, а 75. В лучшем случае.

Однако создать из БРИКС политическое объединение, способное поставить перед собой задачу обеспечение либо доминирования, либо конкуренции в мировой торговле, невозможно. Ну просто по определению. Так как БРИКС — это Китай и Индия, которые не только имеют разногласия, но эти разногласия неразрешимы. А уж для США создать угрозу любой попытке нормализации политических отношений Китая и Индии — вопрос чисто технический. Поэтому БРИКС ни при каких обстоятельствах не имеет перспектив превратиться в что-то большее, чем некой координирующей структуры по ограниченному кругу вопросов. Никакого политического или экономического объединения на его базе создать нельзя — слишком глубокие внутренние противоречия между самими членами организации.

Кроме того, не стоит забывать, что ключевой экономически игрок БРИКС Китай сам находится в состоянии тяжелейшего и буквально экзистенциального кризиса, так как все его модели развития последовательно прошли через стадию краха, а та модель, которую китайцы отчаянно пытаются реализовать сейчас, выглядит предельно сложной и испытывает серьезный дефицит времени на свою реализацию. Создавать объединение стран, идущих вверх в своем развитии — это одно, но объединять страны, находящиеся в очень непростых кризисных или даже предкатастрофических условиях — это совершенно иное.

Европа вышла на создание евро через сорок лет упорной работы по объединению Европы — экономическому, политическому, при этом Европа — единое цивилизационное пространство. БРИКС представлена странами пяти разных культур и цивилизаций, объединить их в нечто единое и гомогенное — задача по своей сути бессмысленная. А управление столь разнородными субъектами для сегодняшних технологий управления — задача пока что неразрешимая.

В общем, каждому овощу свой срок. Сам по себе БРИКС как еще одна площадка для координации и выработки неких подходов и локальных решений — вещь вполне нормальная. Нет никаких противопоказаний для того, чтобы люди встретились и поговорили. И даже что-то решили. Но ставить перед таким объединением цели и задачи, заведомо выходящие за любые здравые границы — это профанировать идею организации и вести ее к краху.

Единая валюта БРИКС — это как раз такая завиральная идея. Для нее нет ни малейших причин и оснований. Для обывателя разговоры о ней допустимы и возможны, но переводить эти разговоры в плоскость каких-то реальных попыток что-то сделать — это заведомо идти на нулевой результат. И хорошо, если нулевой. Может быть и отрицательный.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *