Короткие новости, мониторинг санкций, анонсы материалов сайта и канала "Кризистан" – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Анатолий Несмиян. Горизонт событий

Анатолий Несмиян

В стабильной ситуации люди, как правило, склонны поддерживать текущую власть просто потому, что ее рейтинг по определению всегда выше рейтинга оппозиции. Но вот когда обстановка перестает быть стабильной и даже более того — становится однозначно и очень сильно нервозной, тогда мотивация поддержки резко меняется. Все соображения «за» уходят на второй план, а невысказанные ранее возражения и протесты — на передний. Причина — чисто психологическая: люди резко, буквально обвальным образом перестают доверять власти, чьей ключевой задачей и является поддержание привычного образа жизни, каким бы сложным он ни был. Главное — он привычный, а значит, большая часть населения как-то, но к нему притерпелась.

Как только эта стабильность исчезает, власть немедленно утрачивает свою сакральность, и с этого момента против нее начинает играть ее антирейтинг, который в стабильной обстановке не является существенным фактором.

Всем известна формула: «когда власть не может управлять по-новому, а народ не хочет жить по-старому». В этой формуле на самом деле неверно всё.

Народ как раз никогда не хочет жить по-новому, так как не знает, что это такое. У каждого об этом «новом» свое собственное представление, поэтому при наложении на весь народ оно становится полностью безвекторным. Кому-то хочется монархии, кому-то скреп, кто-то мечтает о капитализме, кто-то — о советской власти. Кто-то спит и видит, что он расстреливает врагов народа из атомного пулемета. То есть — совместить эти будущие невозможно, поэтому в целом оно и не может быть реализовано. Поэтому «жить по-новому» — для народа в целом это всегда достаточно бессодержательная история.

С властью в этой формуле тоже все не так: она не то что не хочет, она уже не может управлять по-старому. Накопленные противоречия настолько велики, что управление «по-старому» их только увеличивает. А управлять «по-новому» ни одна старая власть не в состоянии, так как любое управление всегда есть проекция существующей структуры. Чтобы управлять по-новому, власть должна полностью изменить структуру системы, а значит — и саму систему. Что абсолютно невозможно: для этого должна прийти другая власть, которая вначале разрушит старую систему, а затем на ее обломках построит новую. Старая элита этого сделать не в состоянии даже теоретически. Поэтому при возникновении новой системы старая элита уходит, и уходит навсегда. Именно поэтому она цепляется за власть, так как утрата власти — это ее социальная смерть. Понятно, что речь идет о диких обществах, где смена системы — это как смена хитина у насекомого. Не вылезешь из старого панциря — тебя попросту раздавит изнутри.

Вот мы сейчас и подошли к моменту, когда «управление по-старому» уже невозможно, население категорически недовольно разрушением иллюзии стабильности и начинает рассматривать нынешнюю власть с точки зрения ее антирейтинга.

Публикуемые социологами проценты доверия — они на самом деле не про доверие к власти, а про желание людей оставаться в стабильной обстановке. А кто обеспечит эту стабильность — Путин, Пригожин, Иванов или кто еще, им на самом деле безразлично. Все рассказы о беспримесной любви народа к фюреру, брату-Лидеру или великому кормчему, равно как и безмерной любви народа-богоносца к помазаннику божьему — это по большей части, самогипноз.

Мы вошли в полосу хаотической турбулентности, это очень характерный признак приближения к центру воронки катастрофы. Это как падение в черную дыру: тело разрывает потому, что даже на очень коротких расстояниях градиент силы тяжести настолько велик, что превышает пределы прочности любого твердого тела.

С воронкой катастрофы та же история — при прохождении некоего горизонта событий деструкция системы приобретает обвальный и хаотический характер. Мы наблюдаем это по резкому росту самых разных кризисных событий, которые не просто сменяют друг друга, а наслаиваются одно на другое, создавая хаотическую информационную картину происходящего.

Хотя на самом деле это не еще хаос как таковой — это мы, как наблюдатели, перестаем успевать следить за событиями, разворачивающимися с калейдоскопической скоростью. Наша способность воспринимать и оценивать информацию меньше, чем скорость нарастания событий.

Все это накладывает свое восприятие на человеческую психику, которая на самом деле очень консервативна. А потому и возникает общий вектор, направленный в сторону того, кто пообещает вернуть стабильность. А уж если он сможет продемонстрировать, что способен ее вернуть, то его перспективы сразу становятся космическими.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *