Россия в Давосе: итоги

Россия привезла в Давос самую большую делегацию за все время участия страны во Всемирном экономическом форуме, о чем не без гордости говорили чиновники, пакуя чемоданы для поездки в Швейцарию. Интерес к России будет подогреваться ее грядущим председательством в «большой двадцатке», прогнозировали те же чиновники. Президент Путин, правда, на форум не поехал, отправив в Давос главу правительства. Который произнес дежурно-оптимистичную речь о грядущих институциональных реформах, направленных на улучшение делового климата, о заинтересованности в иностранных инвесторах, для которых государство подготовило целый ряд весьма привлекательных проектов, о грядущей масштабной приватизации и ставке на частную инициативу, которую готово сделать правительство.

В каких-то других обстоятельствах эта речь, может, и прошла бы «на ура», теперь же все произнесенные Медведевым слова звучали, мягко говоря, диковато. Во-первых, за пару дней до открытия мероприятия был обнародован доклад, написанный экспертами Давосского форума (среди которых экс-министры-либералы Алексей Кудрин и Герман Греф), в котором рассматриваются три сценария развития России, причем все – негативные. Степень негатива определяется в них, в основном, мировыми ценами на сырье, а вариант серьезных институциональных реформ и вовсе не рассматривается. Выводы экспертов ВЭФ подтверждаются миссией МВФ, которая понизила прогноз экономического роста в России, одновременно сделав вывод о том, что экономика развивается с максимально возможной для нее скоростью в нынешних обстоятельствах. Медведев, ознакомившись со всеми негативными сценариями, попытался убедить всех в возможности четвертого, позитивного сценария, однако дальше прекраснодушного пожелания не пошел.

Во-вторых, даже если «тандем» еще хоть как-то существует, все прекрасно понимают, кто в нем главный. А этот «главный» мало того, что на форум не поехал, так еще незадолго до его открытия назначил своим советником Сергея Глазьева, которому поручил к марту подготовить доклад «О комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности». В докладе, если кто не в курсе, речь пойдет о том, как Америка судорожно печатает доллары, чтобы скупить «наше все», а заодно и все остальное, и как нам этому противостоять и с этим бороться. И тут уж ситуация становится совсем абсурдной, до боли напоминая старый анекдот о даме, которая с балкона второго этажа останавливает прохожего криком: «Мущина, я Вас боюсь!».

Отношение к Медведеву и его речам иллюстрирует следующий эпизод. Кто-то из присутствующих отметил, что один из авторов расписанных для России негативных сценариев Алексей Кудрин во время выступления премьера Медведева сидел в наушниках. Можно, конечно, предположить, что Дмитрий Анатольевич попросил Алексея Леонидовича по старой дружбе последить за точностью перевода, но что-то заставляет усомниться в этой версии. Скорее уж Кудрин просто выключил звук в наушниках, поскольку хотел избавиться от неприятного чувства неловкости, все чаще возникающего у совершенно разных людей при виде произносящего речи российского премьера.

Иностранцы, впрочем, дали Медведеву шанс, одновременно проведя своеобразный тест. Корреспондент Bloomberg TV, которому российский премьер дал интервью, задал вопрос о «деле Магнитского». «Он был корпоративным юристом или бухгалтером, отстаивал интересы людей, которые его наняли. Он не борец за правду, — заявил Медведев, Тем не менее, его, естественно, жалко, потому что он скончался в тюрьме». В причинах смерти государству надо разобраться. «Все остальное — это политизированный вымысел отдельных граждан, часть из которых, в том числе, крутится в Давосе для того, чтобы оправдать собственные коммерческие операции на территории России. Эти люди зарабатывали миллиарды долларов, торгуя российскими активами, а в тот момент, когда были обнаружены мошеннические действия, заняли политические позиции», — добавил премьер. Российским политикам в Давосе неоднократно приходилось отвечать на вопросы о судьбе Сергея Магнитского, и ответ Дмитрия Медведева практически ничем не отличался от ответа Игоря Сечина, который в 2011 году точно также попрекал основателя Hermitage Capital Уильяма Браудера заработанными на территории России миллиардами. И после ответа Медведева вопрос об инвестициях в Россию, равно как и о активно рекламируемых реформах, для многих потенциальных инвесторов был закрыт. Тест не пройден, в стране ничего не изменилось, и за либеральной риторикой стоит все тот же риск лишиться всего, включая жизнь.

Так что «капитаны мирового бизнеса», что бы ни напридумывал себе свежеиспеченный советник президента Путина, никакого бурного ажиотажа вокруг привезенных в Давос Медведевым инвестпроектов не устроили и в очередь со свеженапечатанными долларами за российскими активами не выстроились. Вежливо выслушали и занялись обсуждением более важных и насущных вопросов — перспектив развития долгового кризиса в Европе, «бюджетного обрыва» в США, замедления в Китае.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *