Короткие новости, мониторинг санкций, анонсы материалов сайта и канала "Кризистан" – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Центробанк констатирует: ассортимент в магазинах станет меньше, качество — хуже

Инфляция в РФ

Предложение товаров и услуг на российском рынке будет сокращаться, считают в Банке России. «Этот процесс будет сопровождаться снижением средних качественных характеристик товаров и услуг — потребительские свойства, функционал, долговечность, сервисная поддержка и так далее», — отмечается в сентябрьском бюллетене «О чем говорят тренды», который выпускает регулятор.

Ограничение на стороне предложения может дополнительно увеличить инфляционное давление, предупреждают в ЦБ.

«С одной стороны, различные косвенные индикаторы говорят о том, что импортные поставки потребительских товаров в целом стабилизировались или растут, в том числе благодаря запуску механизма параллельного импорта. С другой стороны, внутреннее производство некоторых категорий товаров пока снижается. В частности, эта тенденция наблюдается в сегменте потребительских товаров длительного пользования. Отдельно стоит рынок легковых автомобилей, где предложение за счет запуска части производств начало восстанавливаться, однако уровень выпуска очень далек от предкризисного», — отмечают аналитики ЦБ.

По данным регулятора, сжатие производства внутри страны связано с тем, что импорт промежуточных товаров восстанавливается медленнее, чем потребительских.

«В дальнейшем это приведет либо к активному росту внутреннего производства таких товаров, либо к уменьшению производства товаров, в производственной цепочке которых использовался такой импорт, по мере исчерпания созданных ранее запасов. На краткосрочном горизонте второй вариант более вероятен», — прогнозируют в ЦБ.

В Банке России полагают, что импортозамещение в прямом смысле этого слова, то есть- замена одного товара на его аналог, в большинстве промышленных отраслей в ближайшей перспективе произойти не может. «Иначе раньше уже наблюдалась бы конкуренция с импортом», — высказывают мнение аналитики.

Директором Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович поделился мнением, каких отраслей прогнозы ЦБ коснутся в первую очередь, что будет с ценами, надолго ли мы оказались в такой ситуации, обсудили с.

— ЦБ прогнозирует, что предложение товаров и услуг будет сокращаться, а качество станет хуже. Вы с этим согласны? Каких категорий товаров, по вашему мнению, это коснется в первую очередь?

— Согласен абсолютно. Во-первых, у людей падают доходы. Значит потребление будет сокращаться, а вместе с ним и выпуск. Во-вторых, скажется, и уже сказывается, уход западных брендов. Вот из России ушла компания Renault. Ничего страшного. Вместо Renault мы будем делать какие-то другие машины — Lada Vesta, например. Но по качеству эти машины будут хуже, потому что мы не умеем, грубо говоря, делать автоматическую коробку передач. Значит, машина будет ездить на механике. И экологический стандарт для выхлопа будет уже не Евро-5, а Евро-2. И никакой подушки безопасности там тоже не будет. Сама машина — кузов и четыре колеса — будет, но такой машины, как Renault, — уже нет.

Вот эта «точка» («Вкусно — и точка» — «Росбалт») в определенной степени заменит McDonald’s, но не полностью. Например, у McDonald’s было порядка 800 предприятий, а у здесь — всего 120. Значит, такого количества людей, которые были заняты в McDonald’s, не будет. Американская корпорация — это десятилетиями отработанные технологии, причем, не просто по созданию продукта, но и по маркетингу, логистике. Возможно, спустя какое-то время сеть и выйдет на такой уровень, но на начальном этапе вряд ли это возможно.

В авиации, по моему мнению, нам тоже не удастся быстро создать замену Airbus или Boeing, а наш «Сухой Суперджет» едва ли способен с ними конкурировать. И вряд ли мы начнем выпускать свой Chanel № 5, хотя, какие-то духи все равно будем делать и продавать.

Иностранные производители один за другим объявили об уходе из России, прекращении поставок или приостановке работы своих заводов на территории РФ. Конечно, это не значит, что у нас вообще пропадет бытовая техника. На смену Bosch и LG придет китайская продукция, и вместо немецкого языка мы будем читать инструкции на китайском. Но по мировым стандартам она будет хуже Bosch. Поэтому я согласен с аналитиками ЦБ, что качество товаров упадет. Хотя, на мой взгляд, не это — самое страшное. Главное, чтобы было заменено количество.

— Снижение качества затронет и товары повседневного спроса?

— Конечно затронет. На смену западным производителям моющих средств, которые уходят из России, придут китайские и отечественные, которые на первых порах тоже будут хуже по качеству. На замену швейцарскому производителю шоколада Lindt тоже кто-то придет. То есть, какой-то шоколад у нас все равно будет, но, возможно, с худшими качественными характеристиками.

— В том же документе ЦБ пишет, что вместе со снижением качественных характеристик товаров сократится и ассортимент. Что это значит для россиян?

— Приведу пример. Из России ушли Adidas, Nike и Reebok. Это значит, что их продукции в российских магазинах уже не будет. Может быть, что-то пойдет по параллельному импорту, но этих товаров будет уже гораздо меньше, и стоить они будут ощутимо дороже. Возможно, на место Adidas и Nike придет кто-то другой. Но сможет ли он держать тот же размах, какой был у ушедших брендов — большой вопрос. То есть, как и говорится в прогнозе ЦБ, — ухудшится и качество, и ассортимент. Тот же Apple раньше поставлял все свои гаджеты в Россию по прямым договорам. Сейчас IPhone пойдут у нас по параллельному импорту: найти их будет сложнее, посредников будет больше, значит, цена возрастет.

— Мы сейчас говорили об импорте. А что будет с товарами, которые производятся в России? Аналитики ЦБ в своем бюллетене отмечают, что импорт промежуточных товаров восстанавливается плохо. Значит, нам придется либо налаживать производство этих комплектующих и составляющих у себя, либо отказаться от выпуска тех товаров, которые на них завязаны. Как вы думаете, по какому пути мы пойдем и как это отразится на предложении и качестве товаров?

— Для начала давайте разберемся, что вообще такое — промежуточный товар. Возьмем для примера сельское хозяйство. Сахарный песок делают наши заводы из сахарной свеклы, которую выращивают наши же агрокомплексы. Но семенной материал сахарной свеклы на 90% состоит из нидерландских семян. Нидерланды — это санкционная страна. Если завтра они не дадут нам семенного материала, мы должны будем использовать отечественный. У нас есть свой семенной материал по сахарной свекле, но урожайность его, условно говоря, меньше. Значит, нам нужно будет увеличить площади под посевы, задействовать больше трудовых ресурсов, которые будут собирать урожай, техники. Издержки на эту продукцию будут выше. Вот что такое — промежуточный товар. Мы можем делать свои утюги и стиральные машины вместо Bosch. Но чипы к ним все равно импортные — Тайвань или Китай. Если Тайвань не будет их поставлять, мы не сможем утюг сделать или стиральную машину. Вот в чем проблема с промежуточным товаром. Помните, весной был дефицит офисной бумаги? Оказалось, у нас не было своих отбеливающих компонентов и краски, а импортные нам поставлять отказались. Был оздан штаб Минпромторга, который совмеситно с производителями решал вопрос логистики поставки отбеливающих химикатов через азиатские страны.

Поэтому даже если в продукции всего 5-10% импортной составляющей, это уже проблема. Выпадает одно звено, и начинает распадается вся цепочка, и возникают проблемы с выпуском конечной продукции.

— Но если с сахаром решить вопрос можно, увеличив площади посева сахарной свеклы и штат работников, то что мы будем делать с бытовой техникой без тайваньских чипов? Начнем выпускать стиралки старого образца?

— Стиральные машины и утюги — не такой высокотехнологичный товар. Здесь могут использоваться чипы длиной 150-200 нанометров. Кое-какие чипы мы все же делаем — в проездные билеты, например. Для утюгов, может быть, подойдет. Но такие чипы, как выпускает Тайвань (размером 15 нанометров), мы делать не умеем. У нас нет под них заводов, станков. Получается, нет чипов для выпуска высокотехнологичной продукции, заделов для импортозамещения — тоже. Значит, мы должны их где-то покупать, в том числе, по параллельному импорту.

А вот телевизоры, например, мы почти не производим. Поэтому и промежуточные детали к ним нам не так важны. Будем закупать готовые в Китае. Возможно, и стиральные машинки дешевле будет закупать в Китае уже в готовом виде, чем делать свои.

Наше сравнительное преимущество — нефть, газ, уголь, зерно, первичная химия, лес. Мы продаем эти товары, и покупаем то, что мы не умеем делать. Так живет весь мир, ни одна страна — ни США, ни Великобритания — на 100% не автономна. Что-то они делают хорошо, продают это, и на эти деньги покупают то, что научились делать плохо.

С чего началась первая промышленная революция? Англичане хорошо делали текстиль, но не справлялись с вином и продуктами, а вот французы и португальцы — наоборот. Тогда они все вместе сели и договорились, что англичане увеличат производство текстиля, и будут поставлять часть продукции в Португалию и Францию. А те взамен будут кормить и поить Англию. Так в конце 18 века началось разделение производства, и все от этого выиграли: освободились производственные мощности, началась внешняя торговля.

— Сейчас Россия из этой системы выпала?

— Да, сейчас эта система сломалась. Значит, нам нужно заниматься импортозамещением, пусть даже за счет упрощения производства, как мы обсуждали по автомобильной промышленности. Поэтому на первом этапе и происходит падение качества. Пройдет четыре-пять лет — и мы сможем создать продукцию более высокого уровня.

— Но пока российские потребители каких-то критичных изменений не заметили. Как пишет «Коммерсант», «природа видимой экономической стабильности — совпадение одновременно спада и спроса, и предложения, которые уравновешивают друг друга». Вы с этим согласны?

— С этим я тоже согласен. Это основной закон экономики — равновесие спроса и предложения дают оптимальную цену. Даже когда спрос и предложение падают, но параллельно друг другу, разбалансировки не происходит.

— Как сложившееся равновесие выглядит на деле: покупать нечего, потому что выпуск падает, но одновременно и не на что, в результате чего в магазинах вроде бы все есть и цены не растут?

— Как это — не растут? По данным ЦБ, инфляция по итогам года составит 12-13%. У нас давно такой инфляции не было. Иллюзия того, что цены не растут, происходит на фоне последних месяцев, когда традиционно наблюдаются дефляционные тренды за счет того, что большой вес в инфляционной корзине имеет плодоовощная продукция. В июле–августе на рынок вышли отечественные производители овощей. В сентябре урожай закончится, на полки снова вернутся овощи из Турции, Азербайджана, Марокко, а цены пойдут вверх, и опять мы увидим ту самую прогнозируемую инфляцию, которая придет к 12%.

Конечно, полки не пустые. Нельзя сказать, чтобы какие-то категории товаров полностью исчезли из продажи. Параллельный импорт раскачается, и мы сможем купить в том числе ушедшие с российского рынка товары. Но, вероятно, они будут дороже.

— Как долго эта видимая стабильность продержится, и что нас ждет после?

— Все будет зависеть от того, как будет работать экономика, и как государство будет помогать людям. Если государство будет индексировать инфляционные провалы, то ничего страшного не произойдет. Это, в свою очередь, зависит от того, какой у нас будет бюджет — дефицитный или профицитный. Если профицит сохраниться, низкодоходному населению помогут. Главное, чтобы прекратилось падение экономики. Однако тот же ЦБ прогнозирует падение ВВП и на 2022 год, и на 2023 год. Только в 2024 году может начаться небольшой рост. Но этот рост, возможно, лишь отобьет потери 2022–2023 годов, однако на базу 2021 года мы в 2024 году пока не выйдем. Значит, реальный рост начнется где-то в 2025 году, а то и в 2026-м. Тогда и пойдет улучшение ситуации как у домашних хозяйств, так и у экономики в целом. Возможно. У нас, как и в мире, ведь сейчас не экономический кризис, а геополитический. Он может тянуться как месяц или три, так и десятилетиями. В зависимости от того, как будет складываться ситуация в геополитике, будет складываться ситуация и в экономике.

— Есть ли у нас ресурсы для того, чтобы перестраивать экономику?

— У нас пока есть экспорт, ресурсы от которого мы можем тратить на развитие других направлений. Плюс ко всему, у нас очень компетентные люди. Нужно вкладывать деньги в человеческий капитал — образование, здравоохранение, культуру, и люди сами создадут эти высокотехнологичные продукты. При всем уважении к правительству, Минэкономики, ЦБ, они не создают ВВП. Его создают люди, которые строят, сеют, пашут и производят. Они и создадут новую экономику, но в них нужно вкладывать деньги. Ничего другого нам сейчас не остается.

Источник — Росбалт

Читайте также:

1 комментарий

  1. Макс:

    Производители даже в нормальные годы делали дерьмо, ещё и вес сокращали. А сейчас сам бог велел ещё больше гавно делать. Лишь бы самим жрать сытнее, а на людей насрать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *