Оперативный мониторинг ситуации на Украине и связанных с ней санкций – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

М.Крутихин: «Придется ликвидировать или консервировать скважины»

Михаил Крутихин

На саммите Европейского Союза руководители входящих в него государств продолжили обсуждение шестого пакета антироссийских санкций. Одним из ключевых его элементов должна была стать договоренность о полном эмбарго на поставки российской нефти в ЕС. Однако выяснилось, что единогласно договориться по этому пункту весьма затруднительно — прежде всего, из-за позиции Венгрии, Чехии и Словакии, которые не готовы отказываться от поставок нефти из России.

Днем ранее в качестве компромиссного варианта назывался такой: запретить импорт российской нефти морем, но оставить пока по нефтепроводу «Дружба», от которого зависит Венгрия.

В итоге в ночь на вторник стало известно, что ЕС удалось согласовать эмбарго на две трети поставляемой из России нефти, об этом сообщил глава Евросовета Шарль Мишель. Кроме того, страны Евросоюза договорились об отключении Сбербанка от SWIFT и санкциях против трех российских государственных СМИ, названия которых пока не указаны.

О том, как частичное эмбарго скажется на российской экономике, обозревателю «Росбалта» рассказал аналитик нефтяного рынка, партнер российского консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин.

— Как бы вы прокомментировали вариант с изъятием из нефтяного эмбарго трубопроводной нефти из России? Полное эмбарго провалилось? Ведь распространено мнение, что большая часть нефти из Российской Федерации в Европу поставляется именно по трубопроводам?

— Нет, это не так. По трубопроводу «Дружба» и по южной ветке в сторону Венгрии, Чехии и Словакии идет меньше 15 млн тонн российской нефти в год. А общий объем ее поставок из России в Европу — более 100 миллионов тонн в год.

При этом в ЕС взят курс на то, что все его страны (помимо трех указанных выше государств), должны присоединиться к эмбарго не только российской нефти, но что даже еще более важно, нефтепродуктов из России.

— Но насколько я понимаю, частичное эмбарго, это еще не конец всей этой истории?

— Так или иначе, Венгрию, Чехию и Словакию в ЕС все же обязали в кратчайшие сроки покончить с зависимостью от российской нефти и нефтепродуктов. Сроки не названы, но тем не менее, такая позиция обозначена.

— Что это будет означать для России?

— Прежде всего, это потери в добыче нефти.

— То есть, придется ее сокращать, закрывать скважины?

— Да, закрывать часть скважин, часть нефтеперерабатывающих заводов. Дело в том, что если НПЗ не смогут производить нефтепродукты, которые надо реализовывать, то они откажутся от нефти, которая к ним поступает. Значит, придется ликвидировать или консервировать скважины.

— Возможно ли будет компенсировать потери России в торговле нефтью и нефтепродуктами с Европой пресловутым «разворотом на Восток»?

— Нет, это нереально. Например, Китай дополнительно больше двух-трех миллионов тонн нефти в год не возьмет. Все его возможности, транспортные пути уже заняты по максимуму.

На тему Индии сегодня есть много рассуждений, но и она теоретически способна потребить дополнительно только примерно пять миллионов тонн российской нефти, перевозимой танкерами. Но и этот объем — с большим трудом.

— Насколько я понимаю, поставки российской нефти в Индию танкерами, это ведь еще и ее удорожание за счет огромных трат на логистику?

— Да, скидки на нее, плюс затраты на логистику. А больше никто нашу нефть пока покупать не собирается.

Беседовал Александр Желенин, Росбалт

«Российские нефть и газ больше никому не нужны» — Михаил Крутихин

Экономист и специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин о том, когда будет введено нефтяное эмбарго со стороны Евросоюза, сможет ли Россия нормально существовать без экспорта нефти и газа на Запад, насколько сильно нефтегазовое эмбарго может повлиять на ситуацию в Украине и что в итоге будет с нефтегазовой отраслью в России.

Нефтяное эмбарго – шок для российского бюджета. Почему Россия не сможет заменить рынок ЕС

Сможет ли Россия перенаправить свою нефть в Китай или Индию? Насколько сильно санкции ударят по бюджету РФ? Смогла ли Венгрия подорвать европейское эмбарго?

Рассказывает российский аналитик, который 30 лет исследет нефтегазовую отрасль, в частности в постсоветских странах, партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

Какое влияние на Россию и мировой рынок нефти окажет эмбарго ЕС? Сможет ли РФ перераспределить свою нефть в другие страны?

Заменить европейский рынок нефти и нефтепродуктов у России не получится. Разговоры о том, что Москва сейчас перенаправит потоки сырой нефти в Китай, – попытка выдать желаемое за действительное. 

Все транспортные трубопроводные пути в направлении Китая – это линия ВСТО и порт Козьмино, а также нефтепровод, который проходит через Омск, Павлодар и Казахстан. По этому пути можно незначительно увеличить экспорт, плюс немного добавить по железной дороге. Часть нефти на экспорт идет из портов на Дальнем Востоке – Кастри и Сахалина. 

Но все эти мощности – около 80 млн т в год – уже задействованы и больше этого объема направить по этим маршрутам невозможно. Они работают по максимуму. Чтобы снять что-то с Европы и отправить в Китай, для этого нужно арендовать еще несколько танкеров и пустить по ним дополнительный объем. Но в целом по году больше чем 4–5 млн т дополнительно к 80 млн т в Китай отправить не получится. Это и близко не замена европейского рынка. 

А что по поводу Индии?

Российские аналитики рассуждают о том, что в год 15 млн т нефти можно отправить в Индию. Это преувеличение, потому что в Индии очень сильная конкуренция с нефтью из Персидского залива, которая доминирует в стране. И несмотря на огромные скидки (сейчас это около 40%), больше 6 млн т в год отправить в Индию не получится. Это тоже по сравнению с европейский рынком кошкины слезы.

А как быть с нехваткой крупных танкеров для транспортировки нефти на дальние расстояния?

Идет активное неприятие российских нефтяных грузов во многих портах, в том числе и среди владельцев танкеров, которые боятся, что им не удастся застраховать нефтепродукты из РФ. Поэтому, помимо эмбарго ЕС, есть серьезные ограничения в танкерных перевозках, с которыми уже столкнулись нефть и нефтепродукты из России. 

Тем более новый пакет санкций включает запрет на страховку нефтяных грузов. Это тоже может повлиять на логистику. В скором времени мы увидим, сколько танкеров смогут уходить из России с грузом нефти и нефтепродуктов. 

Общие черты эмбарго сейчас – через шесть месяцев Европа прекращает покупать российскую нефть, кроме трубопроводной. От части трубопроводной Польша и Германия отказываются самостоятельно до конца года. На какое-то время остается маленький по объему поставок маршрут через южную ветку нефтепровода «Дружба» в три страны: Венгрию, Чехию и Словакию. 

В эти страны никогда больше 15 млн т российской нефти в год и не уходило. Учитывая, что общие поставки в Европу – это 110 млн т сырой нефти в год, 15 млн т, которые и так сокращаются, ничего не решают. Уступки для Венгрии, о которых больше всего спорили внутри ЕС, вообще не подрывают эмбарго.

Если Россия не сможет перенаправить свою нефть, что будет со скважинами и добычей внутри страны?

Этот вопрос серьезно недооценивается. В Bloomberg написали, что потери России от эмбарго составят $22 млрд в год, но они посчитали их, учитывая лишь цену нефти. Но это лишь небольшая часть – РФ будет нести огромные дополнительные потери. 

Когда через шесть месяцев Европа откажется от сырой нефти из России, а вскоре и от нефтепродуктов, огромный объем энергоресурсов не найдет другого спроса. 

В России придется останавливать или резко сокращать производство нефтеперерабатывающих заводов. Они не смогут реализовывать свою продукцию, в основном в РФ это, грубо говоря, полуфабрикат – мазут, низкокачественный прямогонный бензин, нафта так называемая. Это все полуфабрикаты, которые перерабатывают в Европе. Если Европа перестанет их покупать, в России они тоже спроса не найдут, придется сокращать или останавливать их производство. 

А это уже прямой сигнал нефтяникам: нам столько сырой нефти на НПЗ не нужно, останавливайте ваши скважины. После этого нефтяники будут вынуждены не только отказываться от новых проектов, разработки новых месторождений, но и ликвидировать, консервировать скважины. Более того, они уже закрываются. А если в российских условиях консервировать скважины, больше половины из них по техническим причинам к жизни вернуть не получится. 

После это будет закрыта часть предприятий по добыче нефти, произойдет очень резкое крупное сокращение переработки, в которой задействованы десятки тысяч людей. Это означает, что многие компании, которые занимаются обслуживанием нефтяной отрасли, снабжая ее всем необходимым – оборудованием, материалами, людьми, услугами, – тоже столкнутся с потерей контрактов, потерей работы. 

Общий упадок случится не только внутри российской добывающей и перерабатывающей отрасли, но и в сотнях сопутствующих предприятий, которые будут вынуждены закрыться или сократить свою деятельность. 

В целом эффект для российского бюджета будет потрясающим. В федеральном бюджете РФ на нефтегаз и сопутствующие компании приходится свыше 60% всех доходов. Когда европейское эмбарго полностью вступит в силу, бюджет России потеряет не менее 25%. 

А если мы говорим о более далеких перспективах, 5–10 лет, Россия сможет перенаправлять эти объемы нефти?

Нет, китайский и индийский маршруты готовы принять только небольшие дополнительные объемы. Это не замена и даже не подобие замены европейского направления нефтеэкспорта.

В таком случае сокращение федерального бюджета России на 25% звучит как неизбежность. 

В моем представлении, да. 

Но всех волнует другой вопрос: смогут ли эти санкции заставить российское руководство закончить войну? Я не знаю. В России решения о военных действиях не имеют ничего общего не только с экономическими интересами страны, они не дружат ни с логикой, ни с мозгами. 

Источник — Форбс

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *