Оперативный мониторинг ситуации на Украине и связанных с ней санкций – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

А.Несмиян: Когда придет время «Лебединого озера», нефтегазовая отрасль станет якорем, за который можно зацепиться

Российский нефтегаз

Совладелец и вице-президент «Лукойла» Леонид Федун предложил снизить добычу российской нефти на 20–30% — с 10 млн до 7-8 млн баррелей в сутки. По его мнению, это не приведет к финансовым потерям для страны. «Зачем России обеспечивать добычу 10 млн баррелей нефти в день? Если мы сможем эффективно потребить и экспортировать 7–8 млн без потерь для бюджета государства, внутреннего потребления и обеспечения импорта.» Федун считает, что необходимо вернуться к обсуждению сдерживания нефтедобычи в мире, а также отказаться от больших скидок для Индии и Китая.

В ряду топов и капитанов российского бизнеса Федун — немногочисленное приятное исключение. Во всяком случае, с интеллектом у этого человека более чем всё в порядке. Его не слишком частые публичные выступления и высказывания выгодно отличаются именно здравой содержательной стороной. Что в целом для нынешней российской действительности, скорее, исключение.

Однако это высказывание, хотя и продиктовано сугубо рациональными текущими соображениями, в стратегическом плане сильно напоминают лозунги «Хватит кормить…(далее можно ставить любое географическое название — Кавказ, Москву etc.)»

Проблема любой гибнущей империи — как раз в привлекательности идеи отказа от внешне убыточной и неликвидной периферии. Давайте сократимся немножко тут и тут, а потом еще чуть-чуть вон там. И очень скоро она оказывается перед ордами варваров Алариха, а единственной надеждой остаются громкие гуси, гоготанием будящие последнюю стражу на воротах.

Синергетика больших систем такова, что целое всегда больше суммы частей. Для сложных систем — сильно больше. Утрата хотя бы одной неважной части вместо экономии приводит к еще большим потерям.

Когда мы говорим о том, что «нефтяная игла» губительна для экономики России, это вроде бы означает простое и немудрящее решение: так давайте меньше экспортировать и слезем с проклятущей иглы. Решение неправильное. Нефтегазовая отрасль — не враг российской экономики. Врагом является тот режим, который создал примитивную моноэкономику, где нефть и газ — единственная ее опора. Прямого решения «давайте сократим» здесь нет.

Когда придет время «Лебединого озера» или «гонки на лафетах», как раз нефтяная и газовая отрасль станут тем якорем, за который можно будет зацепиться и начать вытаскивать страну через возвращение к сложной диверсифицированной экономике. Других источников на самом деле не будет. По крайней мере на первых порах. Не нужно иллюзий, что «после Путина» все само собой воспрянет и наладится — даже самым умным и национально ориентированным руководителям страны (а они еще должны будут появиться, убрав нынешнее ворье — что само по себе целая история) придется отталкиваться от тех руин, которые оставит после себя путинский режим. Другого ничего не будет.

Поэтому сокращение добычи нефти при всей очевидной логичности этого шага сегодня, в перспективе создает колоссальные дополнительные трудности для будущих поколений политиков и руководителей. Сократить несложно. Сложно затем восстанавливать. Кроме того — предложение «давайте сегодня немножко ужмемся» неизбежно подводит к тому, что немножко ужаться можно будет и завтра. А потом немножко — и послезавтра. И каждый раз это будет логично и обосновано.

***

Лавров встретится с министрами стран Персидского залива в среду в Эр-Рияде. Понятно, что открытой информации о встрече ожидать не приходится, но тут и особо думать не приходится. У Кремля сейчас две острые проблемы: нефтяное эмбарго ЕС неизбежно ведет к утрате рынка, который будет кем-то заполнен. Когда это произойдет — цены на нефть неизбежно снизятся до относительно равновесных, и тогда российская нефть тоже упадет, а значит — доходы бюджета вместе с ними. 

Пока Саудовская Аравия твердо заявляет, что намерена придерживаться сделки ОПЕК+ и не будет повышать добычу. Но эта твердость сродни демаршу Эрдогана в отношении членства Швеции и Финляндии в НАТО — банальная торговля. Только Эрдоган все делает как на восточном базаре: громко и на публику. Арабы менее публичны, но сомневаться не приходиться: они тоже торгуются и с Европой, и со Штатами по вопросу об увеличении добычи и заполнению европейского рынка своей нефтью. Тем более, что резервы есть — только у Саудовской Аравии зарезервированы объемы порядка 2 млн баррелей в день, что существенно снизит напряженность на нефтяном рынке.

Для Байдена этот вопрос приобретает критический характер: в этом году промежуточные выборы в Конгресс, а на фоне кратно выросших цен на бензин шансы демократов удержать большинство крайне невелики, чем активно пользуется Трамп, развернувший агитационную кампанию. Поэтому арабам есть чем торговать, их позиции в этом торге достаточно весомы. Что именно они потребуют от партнеров — отдельный и явно непубличный вопрос.

Естественно, это беспокоит Кремль, поэтому и визит Лаврова — не договориться, так хоть понять общее настроение арабов.

Вторая проблема кремлевских тоже очевидна: теперь на Западе за их активами открыта охота, поэтому вопрос, где спрятать наворованное у страны, приобретает особую актуальность. ОАЭ уже стали признанным хранилищем украденного у России ее ворами, но хотелось бы гарантий. Так что здесь тоже есть о чем поговорить.

***

Газета Wall Street Journal со ссылкой на делегатов ОПЕК сообщает, что некоторые члены ОПЕК рассматривают возможность приостановки участия России в сделке ОПЕК+ на фоне западных санкций.

Не совсем ясно, возможно ли исключить Россию из сделки без ее на то согласия, однако логика в подобном изучении вопроса, несомненно, присутствует. Из-за санкций (причем они постоянно расширяются) способность России исполнять взятые на себя обязательства начинает вызвать сомнения.

Смысл сделки ОПЕК+ заключается не просто в сокращении добычи нефти, а в предсказуемом и известном всем участникам рынка уровне такого сокращения. Ни больше и ни меньше. Тогда появляется возможность планирования, включая и среднесрочные прогнозы. Однако если в силу различных обстоятельств параметры сделки начинают «плавать», это создает проблему для ее стабильности, а значит, она начинает терять свой ключевой смысл.

В таком случае вывод России из сделки превращает российскую добычу в фактор неопределенности, но при этом сама сделка ОПЕК+ возвращается к понятным и предсказуемым параметрам. Репутация России, конечно, в таком случае пострадает, но сейчас такое понятие заботит кремлевских в последнюю очередь. Репутация — это нечто долговременное, а когда горизонт твоего планирования — от силы месяц-другой, то беспокоиться о таких мелочах уже нет никакого смысла.

Автор — независимый политаналитик Анатолий Несмиян (@ElMurid)

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *