Оперативный мониторинг ситуации на Украине и связанных с ней санкций – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Новый альянс вокруг Украины, свобода УПЦ и голод на востоке Европы: А.Несмиян о Давосе и не только

Кризис в Украине

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон еще в апреле предложил президенту Украины Владимиру Зеленскому создать новый международный альянс, направленный против России, сообщает Corriere Della Sera со ссылкой на источники.

Ничего нового и необычного не происходит. Европа традиционно разделена на континентальную и островную часть — Франция-Германия доминируют на континенте, Англия — особая часть Европы. Противостояние между двумя Европами традиционно, и столь же традиционны инструменты этой борьбы.

Англия всегда тяготела к политике континентальной блокады, что абсолютно оправдано со стратегической точки зрения: блокирование континента с востока плюс доминирование на море делает позиции Англии более предпочтительными. Наполеон и Гитлер шли на восток как раз противодействуя блокаде, которую создавала Великобритания. И нападение на Польшу в 39 году было вызвано не стремлением к приобретению новых территорий, а опять же — разрушением выстраиваемой англичанами системы блокирования континента.

Политика — превращенная форма географии. Пока Европейский континент существует в текущей конфигурации, политика всех участников будет воспроизводиться в одном и том же формате.

Логично, что Великобритания, выйдя из Евросоюза, снова создает все тот же инструмент борьбы за влияние на континенте. Уния между Украиной и Польшей, завязанная на Великобританию — хороший инструмент контроля над континентом.

В Кремле, параноидально следящем за происходящими событиями, кажется, что любые действия Запада — это про него. Чувство собственного величия не дает возможности кремлевским карликам смотреть на происходящее более трезво. В реальности в Европе снова идет внутренняя грызня, а конфликт Украины и России — просто один из инструментов этой грызни. То, что Путин дал себя использовать в этом мероприятии, говорит не о только коварстве Запада, но и его неспособности выстраивать суверенную политику.

Формально Джонсон предложил Зеленскому союз против России, но по факту Англия снова и снова формирует «санитарный кордон» между Европой и Россией. Контроль над этим «кордоном» дает англичанам возможность влиять не только на положение дел на востоке от него, но и на западе.

Любой средневековый барон садился на берегу широкой реки, строил мост, рядом с мостом — замок, и поколениями снимал ренту за проход туда и обратно. В небезызвестной «Игре престолов» такого барона описали в виде крайне неприятного персонажа Фрея, сидевшего как раз на таком важнейшем переходе через непроходимую в иных местах реку. И извлекавшего из этого выгодного положения свой доход — как чисто денежный, так и политический.

Искусство политики — поставить контрагента в положение, когда у того не будет иного выбора, как принять его. Зеленский сегодня очень близок к такому положению, и именно сегодня у него все более конфликтная ситуация с континентальной Европой, резко начавшей вилять хвостом по вопросу этого конфликта. Что объективно бросает его к Великобритании, которая более месяца назад сделала ему заманчивое предложение о сепаратном союзе в составе Великобритании и целого ряда стран Восточной Европы.

***

История с «пандемией», хотя и прошла в глобальном масштабе и вызвала буквально тектонические процессы, все-таки выдала результат на троечку. Во всяком случае если сравнить выступления идеологов нового порядка до «пандемии» и в ее начале с тем, что произносится сейчас, заметно, что произошло некоторое переосмысление и от залихватских надежд на кавалерийский наскок теперь произошел переход к более системным, но при этом растянутым решениям. Идет корректировка по всем направлениям, сроки наступления нового дивного мира хотя и озвучиваются в прежних интервалах, но уже более аккуратно с допуском возможности их расширения.

Это всё пока больше на «ощущательном» уровне, прямо в таких вещах вслух вообще не принято говорить. Знающие поймут, как говорится…

Тем не менее, возникает другой вопрос. Переход от одной системы к другой — процесс довольно сложный, нервный и очень вероятностный. На пути всегда встречаются непредвиденные ранее флуктуации, каждая из которых может обернуться бифуркацией — то есть, точкой выбора и смены вектора движения. Что в конечном итоге отражается на конечных целях.

Пока «всё идет по плану»: пандемия, за ней — война, за войной должен последовать голод. Что и происходит. Сам по себе переход — это тоже система, она обладает инерцией, а учитывая глобальный характер идущих процессов, инерция у нее весьма и весьма велика.

Однако сбои происходят на всех этапах, и чем дальше, тем более серьезно отклоняется общий вектор куда-то, куда нужно еще понять, как смотреть. Собственно, для того и организуются форумы вроде Давосского, чтобы корректировать движение к светлому будущему. Осмыслить и договориться.

То, что война на востоке Европы перетечет в голод, уже не скрывается, подготовка идет практически в открытую. Но вот проблема в том, что в силу сбоев голод пока проектируется совсем не в том масштабе, который должен был состояться. А главное — он затронет те регионы планеты, которые и без того пребывают в состоянии, мало чем отличающегося от того, что проектируется. Развитые страны и значительная часть развивающихся (во всяком случае с точки зрения их доли в населении планеты) либо не будут затронуты, либо пострадают в не слишком большой степени. Индия, Китай, Европа и Америка уже предприняли усилия, защищающие их продовольственную безопасность. Остается Африка и часть стран Латинской Америки, которые будут затронуты продовольственной катастрофой. Эпоха интернета, конечно, будет приносить ужасающие картинки происходящего, но основная масса населения будет смотреть на них если не равнодушно, то без особых эмоций. Тот же Мариуполь, который выглядит как Сталинград, не трогает за его пределами уже почти никого. Уверен, что умершие от голода дети в Конго вызовут примерно такой же уровень сочувствия. Увы, но таковы реалии, и они сегодня иными не будут.

Смысл же всех мероприятий — пандемия, война, голод — в создании атмосферы страха и ужаса. И управления этими глубинными эмоциями. Если их нет, то управлять становится крайне проблематично. В этом и заключается основная сложность проходящего перехода к новой нормальности: проектировщикам нужно испугать людей. Не разово, а системно. Создать у них чувство беспомощности перед происходящим и предложить решение: размен свободы на безопасность.

Однако, во-первых, создать устойчивую и перманентную беспомощность у огромного числа людей — задача чрезвычайно непростая. И с каждой новой итерацией страха у проектировщиков его получается все хуже. Вторая системная проблема — психологическая. Человек перестает бояться после достижения какого-то порога и уровня страха. Значит, этот порог нужно все время повышать. Что создает чисто ресурсную проблему — в какой-то момент пугать еще больше станет невозможным.

Вот это все сейчас и обсуждается на Давосском форуме. Тяжела жизнь реформаторов. Сложна и неблагодарна. Результат — когда еще будет, и будет ли — тоже вопрос.

***

Украинская православная церковь объявила о своей независимости от Московского патриархата и выразила полное несогласие с позицией патриарха Кирилла по поводу конфликта на территории Украины.

Собор УПЦ сразу после провозглашения самостоятельности и независимости от Московского патриархата

Собственно, а что ей оставалось делать? Выбор был вполне очевидным: сохранять даже видимую лояльность Москве в сложившейся ситуации было самоубийством, по крайней мере в вопросах статуса. Да и вряд ли среди тех, кто еще сохранял приверженность УПЦ, можно сейчас найти сторонников Москвы. В практическом плане решение УПЦ, наверное, мало что изменит — конкуренты не упустят момент добить упавшего. Единственный вариант — это пойти на слияние православных церквей на территории Украины и создание некой единой структуры, где нынешняя УПЦ, скорее, будет падчерицей.

В любом случае эта страница отношений тоже закрыта. Как и большинство других. Теперь на одно-два поколения вперед вражда и ненависть будут определять отношения между Россией и Украиной на экзистенциальном уровне. Возможно, и дольше. А может, и навсегда. То есть, с земного шара мы, понятно, никуда не денемся, географически мы будем соседями, но и только. Причем, скорее, не слишком добрыми. 

Поразительно, конечно, как при правлении всего лишь одного человека удалось разрушить то, что создавалось столетиями. Тут, несомненно, должен наличествовать талант. Крайне специфический, но даже если просто все пустить на самотек, такое со страной сделать за столь короткий срок просто не получится. Тут нужна упорная и системная работа, буквально на износ.

Автор — независимый политаналитик Анатолий Несмиян

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *