Оперативный мониторинг ситуации на Украине и связанных с ней санкций – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Какой станет шестая историческая эпоха?

Прогнозы геополитического будущего России

Многие политологи уже неоднократно говорили, что после 24 февраля 2022 года мир начал стремительно меняться. Но пока что, пожалуй, только лишь американский политический мыслитель Джордж Фридман подкрепил этот расхожий тезис целым рядом исторических примеров. Более того, как представляется, он сумел подвести под свои рассуждения довольно основательную теоретическую базу.

Чтобы прийти к этому логическому заключению, Фридману понадобилось немногим менее двух месяцев. 22 апреля этого года в интернет-издании Geopolitical Futures, основателем которого является этот известный мудрец, появилась его статья, озаглавленная Historical Phases and Transitions («Исторические этапы и переходы»). Сразу нужно оговориться, что эта публикация не является капитальным научным трудом, однако в ней присутствует один из возможных взглядов на наше прошлое и, вероятно, на наше будущее.

Согласно Фридману, пока еще существующий старый мир берет свое начало в 1991 году. Операция против Саддама Хусейна «Буря в пустыне», крах японского экономического чуда, распад Советского Союза и подписание Маастрихтского договора (о создании Евросоюза) — все эти грандиозные события ознаменовали собой окончание «глобального идеологического и стратегического противостояния» между США и СССР. Двухполярная система мироустройства, возникшая в эпоху «холодной войны», перестала существовать и, таким образом, завершилась целая историческая эпоха.

Справедливости ради следует сказать, что Маастрихстский договор (официальное название — «Договор о Европейском союзе») был подписан 7 февраля 1992 года и вступил в силу 1 ноября 1993 года. Но то, что Фридман немного погрешил против исторических фактов, в данном случае не столь уж и важно. Поскольку, как он утверждает, большинство из этих «глобальных событий вписывается в эту парадигму». К тому же, по его мнению, «суть новой эпохи» заключалась именно в создании ЕС.

Фридман полагает, что учреждение Евросоюза было обусловлено «страхом перед еще одной европейской войной». Возникло убеждение, что военные действия как средство разрешения существующих противоречий устарели. И что теперь формируется глобальная система, которая основана в первую очередь на экономических интересах государств.

Между тем у уходящей исторической эпохи были и свои негативные стороны. «Буря в пустыне» привела к росту исламского фундаментализма, борьба с которым заняла два десятилетия. А экономический упадок Японии позволил занять ее место Китаю. Однако главной отличительной чертой этого исторического периода стало размывание национальных границ и главенство международной торговли, а все-таки не «возможность ядерной войны в биполярной борьбе между Соединенными Штатами и Советским Союзом», как это было прежде.

Конфликт России и Украины, считает Фридман, «сигнализирует о наступлении новой эры, очертания которой пока не ясны». То есть использование военной силы говорит о том, что она опять стала «основным фактором» международной политики. Вместе с тем тот факт, что США начали против РФ битву санкций и воскресили институты «холодной войны» позволяет утверждать, что появился «новый способ использования экономики». Так что теперь происходит переход от «веры в то, что глобальная экономика обогатит мир» к «использованию глобальной экономики как инструмента войны».

Развивая свою теорию, Фридман уподобляет человеческое общество человеческой жизни, которая состоит из ряда последовательных стадий: «рождения, детства, взрослой жизни, размножения и ухода». С этой позиции он рассматривает историю человечества за последние двести лет, пытаясь определить «переходные точки» от одной исторической эпохи к другой. Правда, американский мыслитель оговаривается, что его идеи «минимально продуманы» и что они основаны на «полукустарном опыте». Однако он допускает, что это позволит «смягчить разрушительные и психологически дестабилизирующие удары», которые происходят в результате нынешних тектонических сдвигов в международных отношениях.

В основу своей периодизации истории Фридман кладет события, которые происходили на Европейском континенте, потому что именно здесь формировалась «глобальная история» и именно здесь в течение последних двухсот лет происходил переход мирового лидерства от одной страны к другой. Начиная с 1789 года, исследователь выделяет пять существовавших исторических эпох и отдельно шестую, которая зарождается в настоящее время.

1. 1789-1858 (69 лет): Республиканизм бросает вызов европейским монархиям
Эта эпоха началась с Французской революции. Затем последовала попытка Наполеона Бонапарта объединить Европу в единое целое. Начали возникать национальные государства, которые были основаны на идеях либерализма. Старый политический и социальный порядок постепенно пришел в упадок.

2. 1858-1914 (56 лет): Доминирование европейских империй на земном шаре
В 1858 году Индия стала колонией Великобритании, а европейские империалисты захватили и подчинили большую часть мира. Так что, если в предыдущую эпоху доминировала Франция, то теперь эта роль перешла к Британии.

3. 1914-1945 (31 год): Закат Европы, начало рассвета США
Две мировые войны, произошедшие на территории Европы, привели к краху Британской империи и становлению США в качестве доминирующей экономической и военной силы.

4. 1945-1991 (46 лет): Глобальное противостояние США и СССР
В этот исторический период происходила идеологическая и военно-политическая борьба между Соединенными Штатами и Советским Союзом. Был велик страх ядерной войны. Однако американская экономическая модель и американские технологии восторжествовали в большей части мира, вытеснив оттуда «культуру европейского империализма».

5. 1991-2022 (31 год): Американский триумф и фантазия о глобальном мире и процветании

6. 2022-????

В заключение необходимо сказать о выводах, к которым пришел Фридман.

Итак, он полагает, что «прерывистость» — это ключевой термин, посредством которого можно описать смену исторических эпох. Европейский империализм, европейская «одержимость миром» сменяется подчинением Европы Соединенным Штатам. А «идеологическая и военная конфронтация сменяется глобалистской идеологией».

При этом при разграничении исторических периодов «важно не просто то, что закончился конфликт и появилась новая держава, а то, что изменилась фундаментальная реальность мира». Иначе говоря, «самым важным в „холодной войне“ была не победа США, а создание совершенно новой концепции мира. Начиная с Французской революции, представления о мире кардинально менялись каждые одно-два поколения».

Таким образом, представление о том, какая страна «поднимается» или, наоборот, «падает», «хотя и необходимо, но недостаточно». Если противостояние России и Украины и означает «конец пятой эпохи», то совсем необязательно, что произойдет возврат к «холодной войне» между США и РФ.

Поражает, что «каждая эпоха была принципиально иной реальностью». Особенно впечатляет та скорость, с которой происходили эти изменения. Если углубиться в историю, то можно заметить, что сдвиги такого порядка на протяжении жизни одного или двух поколений не случались. Возможно, что кто-то может предположить, что это некая политическая «технология», но это не так.

Тем не менее, как отмечает Фридман, «важнейший момент заключается в том, что внутри эпохи существует всеобъемлющая тема, которая постоянно повторяется». «В четвертую эпоху была „холодная война“, в третью — европейская и глобальная войны. В пятую — упадок наций в пользу экономики». Причем «разница между эпохами разительна и внезапна». Автор статьи допускает, что «мы находимся за порогом шестой эпохи, очертания которой могут быть различимы, если эта модель станет гораздо более всеобъемлющей и значимой».

Впрочем, сколько продлится и, главное, когда и чем закончится «шестая эпоха», скорее всего, не знает даже Джордж Фридман. А может, она так и не начнется.

Роман Трунов, Росбалт

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *