Оперативный мониторинг ситуации на Украине и связанных с ней санкций – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Макрону нужно больше, чем власть над Францией

Кризис во Франции

После победы над Ле Пен у главы Пятой республики наполеоновские планы — и это не такая уж гипербола, поскольку речь идет, прежде всего, о военной сфере.

Эммануэля Макрона удалось лишь напугать падением рейтинга, но не сломить — все соцопросы показывают его неизбежную победу во втором туре президентских выборов, который пройдет во Франции в это воскресенье, 24 апреля. Но что будет потом?

Партнерша для Эммануэля

Макрон опять использует «фактор Ле Пен» и сохранит свой пост. С 1995 года это простейшая схема для любого кандидата во Франции, который хочет получить пост главы государства — выйти во второй тур с членом семейства Ле Пен и обязательно победить.

Так было с Жаком Шираком в 1995 году, когда действующий французский президент-голлист легко мог проиграть любому «левому» кандидату, например, социалисту или троцкисту. Но его соперником стал лидер «Национального фронта» Жан-Мари Ле Пен, прорвавшийся во второй тур и потерпевший в итоге разгромное поражение. Подавляющее большинство французов — от умеренных правых до радикальных леваков, объединились тогда вокруг действующего главы государства, лишь бы не допустить прихода к власти националиста и идейного наследника французских коллаборационистов времен Второй Мировой.

В 2012 году дочка Жана-Мари Ле Пена, нынешний кандидат в президенты Марин Ле Пен, «помогла» социалисту Франсуа Олланду. Набрав более 17% голосов в первом туре, она оттянула голоса у действующего главы государства (и большого друга Кремля) Николя Саркози. В итоге, во второй тур вышел Олланд и выиграл там у Саркози.

Что касается Эммануэля Макрона, то он тоже уже пользовался «услугами» Марин Ле Пен как спарринг-партнера. В 2017 году она вышла с ним во второй тур, французы, как и в 1995 году, объединились вокруг условно либерального кандидата против Ле Пен. Итог: 66% голосов у действующего президента Франции и сего 33% у его соперницы.

На этот раз задача посложнее. К первому туру Ле Пен и Макрон подошли, как говорится, ноздря к ноздре. Некоторые соцопросы за день до выборов (и даже экзит-поллы в середине дня голосования) показывали, что кандидаты идут примерно вровень. Но это помогло как раз Макрону — заставило пожилых жителей богатых пригородов (некоторые российские комментаторы забавно называли этих состоятельных буржуа «пенсионерами») подняться с диванов и дойти до избирательных участков, пока еще есть время. Итог — победа действующего президента в первом туре.

И он без сомнения повторит этот результат во втором. Французские социологи в целом показали точность своих прогнозов. С результатами опросов, проведенных солидными социологическими службами, которые публиковались за три-четыре дня до голосования, итоги первого тура совпали с точностью до процента.

Теперь среднее арифметическое всех опросов выглядит так: 55% у Макрона во втором туре против 45% у Ле Пен. Но если брать только крупные социологические фирмы, то преимущество действующего президента будет еще на 2-3% выше. Так что победа ему практически обеспечена. Кстати, в том числе, потому что, по мнению большинства телезрителей, он сумел выиграть предвыборные дебаты у Ле Пен.

Макрон 2.0

Для Франции победа действующего президента будет означать сохранение в общих чертах нынешней экономической и социальной политики. Другое дело Европейский Союз, в котором Макрон ныне формально председательствует. Здесь у него поистине наполеоновские планы — и это не такое уж преувеличение, поскольку речь идет, в первую очередь, о военной сфере.

Надо напомнить, что Франция после выхода из ЕС Великобритании теперь единственная страна Евросоюза с собственным ядерным оружием. Она также обладает самой подготовленной армией, которая постоянно участвует в разнообразных формально миротворческих операциях в Северной и Центральной Африке. Кстати, во Франции давно идут разговоры о том, что единый европейский бюджет должен компенсировать стране траты в области поддержания в боеспособном состоянии ее ядерного арсенала. Военная операция на территории Украины дает Макрону все основания, чтобы вернуться к этому вопросу.

Но это лишь одна из множества тем, которые наверняка поднимет французский лидер после своего переизбрания. Например, поставки оружия Киеву потребуют обновить военный арсенал самой Франции.

Кроме того, упорное нежелание Берлина оказывать Украине активную военную помощь дает Макрону рычаги, чтобы «подвинуть» Германию, которая последние полтора десятилетия плотно заняла внутри ЕС роль локомотива не только в экономике, но и в определении общей внешней политики.

Иначе говоря, у Франции, даже без особых экономических успехов, есть шанс попробовать вернуться к лидерству в Европе. Как минимум, к той схеме, которая существовала во времена Жака Ширака и Герхарда Шредера, когда «локомотивом ЕС» признавался тандем Франции и Германии.

Есть и заманчивые схемы по созданию альянса со странами Центральной и Восточной Европы, входящими в ЕС и НАТО. Вместе с той же Польшей, сохранившей одну из самых многочисленных армий в Евросоюзе, Франция в сфере безопасности станет точно влиятельнее, чем ФРГ. И даже не придется напоминать союзникам про ядерные боеголовки.

Уже сейчас, незадолго до выборов, Макрон довольно активно меняет свою риторику. Например, настаивает на поставках Украине тяжелых вооружений. В экономике движение в том же направлении. Глава Минфина Франции говорит, что его страна твердо выступает за нефтяное эмбарго против России, которое должно быть утверждено ЕС в ближайшие недели. Тогда как Германия рассуждает сейчас о прекращении закупок российской нефти не ранее, чем к концу 2022 года.

В общем, переизбравшись, Макрон вполне может попытаться доказать, что Германия в последние годы из мотора Европы превратилась в ее тормоз. И на теме безопасности вернуть Франции роль лидера ЕС. Причем лидерство это будет четко ориентировано на продолжение противостояния с Россией.

Георгий Ярцев, Росбалт

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *