Оперативный мониторинг ситуации на Украине и связанных с ней санкций – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Катастрофа финансового рынка — это ничто по сравнению с тем, что начнет происходить в реальной экономике

Рост инфляции и обнищание населения

Заявление Набиуллиной, сделанное 18 апреля, выглядит гораздо информативнее всех заявлений Путина, даже если их попытаться суммировать.

Набиуллина сообщила следующее: «Период, когда экономика может жить на запасах, конечен. И уже во II — начале III квартала мы войдем в период структурной трансформации и поиска новых моделей бизнеса. Наша экономика вступает в непростой период структурных изменений, связанных с санкциями. Как я уже сказала, санкции в первую очередь сказались на финансовом рынке, но сейчас они начнут все больше сказываться на экономике».

Сказанное означает весьма неутешительную оценку перспектив.

Первое. Апрель — это второй квартал текущего года. В ближайшее время — не позже мая-начала июня — основные складские запасы по критически важным позициям подойдут к концу.

Второе. В июне-июле экономика страны войдет в полосу крайне жесткого кризиса, вызванного тем, что структурная перестройка экономики будет во многом стихийной. Как говорит сама Набиуллина, будет идти поиск новых моделей. Проще говоря — сегодня их нет, а потому придется искать наощупь, методом проб, ошибок и неоднократного наступания на грабли. Никакого плана перехода сегодня нет. Был бы план, не потребовался бы «поиск».

И третье. Катастрофа финансового рынка — это практически пустяки по сравнению с тем, что начнет происходить в реальной экономике. Если деньгами еще можно манипулировать, то производство товаров и услуг — вещь более конкретная. Ее можно пощупать и увидеть по маркерам и показателям.

Но главное здесь, конечно, второе. К санкциям экономика оказалась неготова, структурная трансформация (отмечу здесь именно «структурная» — то есть, базовую модель, которая полностью обанкротилась и камнем тянет страну на дно, никто пересматривать не собирается) еще только будет происходить. При этом ключевые противоречия экономической (а вслед за ней политической и социальной) системы, ответственные за катастрофическое положение дел, остаются неприкосновенными. Что делает структурные потуги бесперспективными по определению.

Изменить экономическую парадигму просто. Нужно поставить одну-единственную задачу: прекратить разворовывать страну, воровство объявить преступлением, всех воров устранить из власти. Это еще не изменение, но это необходимое условие для их проведения. И конечно, люди, которые и создали эту систему, сами себя не устранят. А потому ключевая проблема так и останется неразрешенной при любых «структурных трансформациях». До устранения из власти касты коррупционеров, предателей и гангстеров всех пошибов. То есть — практически всей властной вертикали.

***

Мэр Москвы Сергей Собянин сообщил, что из-за ухода иностранных компаний в столице могут лишиться работы около 200 тысяч человек. Об этом говорится на сайте чиновника. Собянин также сообщил, что на прошлой неделе московские власти утвердили программу поддержки таких сотрудников. На реализацию этой программы будет выделено 3,36 миллиарда рублей. Она призвана облегчить переход людей с одного рабочего места на другое.

3 млрд с небольшим, скорее всего, пойдут на организацию очередной структуры, которая будет генерировать отчеты о трудоустройстве. Кроить 3 млрд на 200 тысяч с целью поддержки несерьезно — это примерно по 15 тысяч на человека, что для Москвы просто не деньги.

Проблемы коснутся не только Москвы — в Калуге останавливается производство автомобилей Citroën, Opel и Peugeot в связи с остановкой поставок узлов и комплектующих. Собственно, работа и без того шла «со склада», теперь склад опустел окончательно.

Примерно через полгода, а, возможно, и раньше — к концу лета — значительная часть экономики России остановится окончательно. Речь идет о миллионах людей, которые окажутся без работы и средств к существованию. Встанет вопрос о нормированном распределении базовых товаров через тот или иной вариант системы «фуд-стампов» — попросту говоря, талонов на питание.

Управление страхом, которое провалилось в предыдущие два года ковидной паники, теперь будет трансформироваться в управление голодом. Не выполнил предписание властей — не получил заветный цифровой талон на еду. Возможно, что фантастическая способность российского народа находить дырки в любых людоедских потугах властей проявится и здесь. Но то, что мы весьма ускоренно идем в указанном направлении — очевидно. На месте России теперь будет один огромный ДНР-ЛНР, где хоть какое-то выживание гарантирует только работа в силовых структурах и структурах управления. Остальные будут выкручиваться по мере возможности.

***

Новый пакет санкций, который должен быть оглашен на этой неделе США и Евросоюзом, может включать в себя сильнейшее средство: эмбарго на поставки российской нефти в страны, вводящие санкционный режим. Газ из санкций пока выводится — по нему нет единства и главное — понимания, в какие сроки удастся заместить это весьма непростой товар.

С нефтью проще: в силу агрегатного состояния нефть не так зависит от условий хранения и транспортировки, да и логистика поставок нефти развита не в пример шире.

Для России эмбарго на экспорт нефти в Европу может оказаться тяжелейшим ударом, так как уже сейчас возникли колоссальные проблемы: переполненные хранилища мазута вынуждают останавливать нефтепереработку, а за ней по цепочке становится и транспортировка, и добыча нефти. Падение уже составило миллион баррелей в сутки, а после введения эмбарго оно упадет еще минимум на два миллиона баррелей. Суммарно это треть всей нефтедобычи.

Однако здесь начинается уже не просто арифметика: подумаешь, вместо девяти будем добывать шесть. Коллапс начнется по всем цепочкам, а значит — система будет разваливаться в разных местах и по-разному. В итоге падение может составить не треть и даже не половину — а и того больше. Здесь начинаются сложные динамические процессы с большим числом переменных. А качество управленцев в современной России вызывает вполне справедливые опасения: справятся ли они со столь масштабным кризисом?

Пропаганда привычно постарается увести внимание переходом на тезис: а вот у них там сейчас начнутся проблемы. Да, наверное, начнутся. Но главный вопрос — не про них, а про нас.

Автор — независимый политаналитик Анатолий Несмиян (@ElMurid)

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *