Оперативный мониторинг ситуации на Украине и связанных с ней санкций – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Крутихин объясняет, почему России сложно найти альтернативу европейскому рынку газа

Михаил Крутихин

Несмотря на западные санкции, Россия в апреле может получить почти 800 млрд рублей дополнительных доходов. Об этом говорят в министерстве финансов России. Причина – рост цен на топливо. Владимир Путин не видит серьезных проблем для России, если Европа массово откажется от российской нефти и газа. Он заявляет, что у страны есть план, куда деть российские энергоресурсы.

Обо всем этом журналисты издания «Настоящее время» поговорили с аналитиком нефтегазового сектора RusEnergy Михаилом Крутихиным.

– Хотел бы сразу оттолкнуться от слов Путина. Он говорит, что отказ ряда западных стран от нормального сотрудничества уже ударил по миллионам европейцев, спровоцировал настоящий энергетический кризис. И это, по словам Путина, отражается и на США. Так ли это? И действительно ли это энергетический кризис?

– Я вот сейчас в Европе, никакого энергетического кризиса нет, не заметно. Мои друзья в Соединенных Штатах тоже как-то не заметили никакого кризиса. Это опять старые песни о том, что вот-вот подождите, сейчас США движутся по наклонной плоскости, догоним и перегоним Соединенные Штаты Америки и так далее – это тот же бред, который мы в советское время слышали из года в год.

Но было правильно упомянуто, что и России это все коснется в среднесрочной, долгосрочной перспективе. Ну как, это уже касается. Посмотрите, поставки газа в Европу уже сократились, они были где-то на уровне 33% еще в начале апреля, а сейчас они уже где-то 24%. Постепенно Европа уже начала экономить, покупать больше сжиженного природного газа, то есть программа, которую принимают по отказу от зависимости от России, работает. И дальше будет работать еще быстрее. И уже не через семь лет, я думаю, Европа сможет [отказаться от российского газа], а года через два сможет сказать: «Мы не зависим критически от поставок российского газа, хватит нас шантажировать, хватит каждый год зимой нам газ отключать, выдвигать какие-то политические требования под это дело». То есть Европа ставит точку на зависимости от российского газа.

А вот дальше президент сказал, что мы будем нефть и газ куда-то дальше продавать. И вот это самый большой, гигантский вопрос: куда? Во-первых, хорошо, когда-то президент говорил: «Давайте соединим западные газовые трубы с восточными газовыми трубами и будем перебрасывать потоки газа с Европы на Азию, с Азии на Европу в зависимости от того, где цены нам выгоднее». Но труб-то этих нет. Для того, чтобы соединить районы традиционной добычи газа, скажем, с Китаем, который, кстати, еще не давал согласия на то, чтобы туда к ним тянули эту трубу через Монголию, необходимо лет семь, а может, я думаю, лет восемь, а для того, чтобы вывести эту трубу на мощность, которая требуется, чтобы заменить Европу, ну хотя бы 100 миллиардов кубометров в год. В Европу мы там в прошлом году 145 миллиардов поставили, на это, я думаю, лет 10 потребуется. Это как же это мы будем заменять газ с европейского рынка, перебрасывать в Азию – нет такой возможности, даже близко нет. Ни трубы, ни времени, ни желания Китая. По нефти та же самая история.

Вы посмотрите, сейчас в сторону Китая Россия экспортирует 80 миллионов тонн нефти в год. Это максимум, что можно туда прокачать по всем-всем-всем, какие только маршруты есть. По трубам ВСТО, такая труба Восточная Сибирь – Тихий океан, с отводом в Китай, по трубе через Казахстан, Омск, Павлодар и дальше через китайскую границу, через российские порты, по железной дороге – все мы считали, ограничено все это мощностью в 80 миллионов тонн в год, и больше никак. Это Европу не заменит никаким восточным направлением. Ну что, нефть отправлять в Индию, как тут недавно говорили? Индия объявила не далее как вчера, что она не будет принимать российскую нефть на тех условиях, которые ей предлагают. То есть что, сами будем эту нефть каким-то образом потреблять?

– А Путин ровно это и говорит, что на внутреннем рынке будем тогда использовать. Кому? Куда?

– Куда ее девать? Газ и нефть, которые на внутреннем рынке? У нас что, рынок для этого есть? Нет. Вот посчитали, Дальний Восток – хорошо, давайте делать из газа полиэтилен, полипропилен, строительные материалы какие-то для строек. Сколько нужно, например, для восточно-сибирского газа, построим там комбинат в Амурской области. А внутренний рынок какой в год? 27 тысяч тонн, это смех и грех. Остается только Китай. А китайцы, во-первых, не очень к этому стремятся, они уже остановили финансирование проекта этого газо-химического комбината, а дальше как себя поведут – неизвестно. Пока они российский газ в небольших объемах покупают по цене в 10 раз меньше, чем европейские цены. В один момент, например, в период газового так называемого кризиса в Европе, газ там шел по две тысячи долларов, китайцы платили 200 долларов за российский газ, который по «Силе Сибири» получали. Хорошо, давайте заменим. А внутри куда вы все это денете? А это значит закрытие предприятий, закрытие скважин, которые дают нефть и газ, это безработица. Представьте себе какой-нибудь городок в Западной Сибири, где добывается три миллиона тонн нефти, очень хорошая добыча. 30 тысяч людей живет в этом городке. Остановили, нефть девать некуда, никто не покупает, бойкот российской нефти, эмбарго, которого не боится российский президент. А куда вы денете эти 30 тысяч человек?

– А вот у России в апреле, как мы понимаем, как говорит Минфин, во всяком случае, рекордные доходы от продажи газа и нефти. Значит ли это, что с основным сектором российской экономики все нормально и Запад действительно в безвыходном пока еще положении, продолжает, покупая российские ресурсы, по сути, спонсировать войну?

– Ну конечно. И пока цены очень высокие на газ, и покупают российский газ, и газ идет через украинскую территорию, потому что украинцы выполняют свои обязательства по транзитному соглашению и не дают замерзнуть европейцам, которые им помогают в усилиях по противодействию российской агрессии. Поэтому да, действительно, на этом рынке сейчас и нефть, и газ продаются и торгуются, но нефти берут все меньше и меньше, газа берут все меньше и меньше. Если посмотреть на последний прогноз ОПЕК по нефти, то получается, что в течение года российская добычи нефти потеряет примерно 26 миллионов тонн, это от общего числа примерно 524 миллиона тонн в год, то что мы обычно, в среднем сейчас добываем, сейчас наш потенциал добычи. 26 уже долой. А новые прогнозы от других аналитиков говорят, что это может быть не 26 миллионов тонн, а 75 миллионов тонн, называют цифры еще большие. Не исключено, тот момент, который обещало министерство энергетики, что к 2035 году Россия может потерять 40% своей добычи, что эти 40% наступят не в 2035 году, как министерство обещало, а уже в 2023 году.

– Сейчас в основном вся критика, во всяком случае, со стороны Украины, в адрес Германии обращена, поскольку Германия, как заявляют власти в Киеве, все равно продолжает закупать газ, не готова от него отказаться. И якобы на всех встречах среди лидеров Европейского союза именно Германия в вопросе об отказе от российского газа и нефти тормозит этот процесс. Действительно ли Германии так сложно отказаться от российской нефти и газа?

– Я думаю, что здесь некоторое преувеличение. В Германии в правительстве уже было несколько заявлений о том, что им нужно два года на то, чтобы отказаться от российского газа. Действительно там, во-первых, пошли в ход проекты, на которые когда-то наложило вето правительство Меркель. И строят два терминала по приему сжиженного газа. Там признали, что готовы для того, чтобы обеспечить независимость от России, искусственно сократить закупки российского газа и даже на какое-то время сократить работу таких важных отраслей, как сталелитейная отрасль, химическая отрасль, только для того, чтобы не расходовать там газ. То есть все меры, которые уже запланированы правительством Германии, позволяют рассчитывать на то, что через два года они свое обещание выполнят.

– Путин говорит, что есть все возможности, чтобы быстро найти альтернативные решения. Это он так успокаивает население, когда европейское воздушное пространство для России, по сути, закрыто, а наземное, как и морское, скоро будет остановлено?

– Когда Путин говорит: не «мы нашли решение», а «у нас есть возможности найти решение», то это две большие разницы, как говорили в Одессе. Он мог сказать: «Я поручил правительству принять неотложные меры для того, чтобы изыскать решения». Как он уже много, 20 лет с лишним, подобные вещи все время говорит: «Должно быть вот так, я дал указания, чтобы было вот так». Ну нет, не получается, ну найдите нам эти альтернативные пути решения вопросов. А дальше Путин угрожает российской экономике дальнейшей самоизоляцией, то есть то самое пресловутое энерго-, импортозамещение и так далее: мы будем как бы отделяться от всего остального мира, как он говорит, и будем самостоятельно развиваться. Так не бывает. Без кооперации с технологически развитыми странами вы ни самолет не построите, ни машину, ни даже утюг.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *