Оперативный мониторинг ситуации на Украине и связанных с ней санкций – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

План-задание выполняется. А.Несмиян прогнозирует сроки

Анатолий Несмиян

Переговоры, которые ведутся между чиновниками третьего эшелона с российской стороны, и чиновниками слегка повыше рангом, но, в общем, тоже практически статистами, с украинской, проводятся, скорее всего, просто для поддержания хоть какого-то канала легальной связи. Практические решения на них не предусмотрены. Собственно, состав участников говорит только об этом.

До тех пор, пока ситуация прочно не станет тупиковой и патовой, ни о чем серьезном разговаривать не станут, а до этого состояния она дойдет никак не раньше чем через месяц, если, конечно, не вмешается какой-то иной фактор. Таким фактором может стать серьезное изменение обстановки (взятые под контроль крупные города, тяжелое поражение или разгром крупной группировки сил одной из сторон, серьезный провал на каком-либо участке не-фронта не-войны. Ну, или применение каких-либо вооружений совершенно иного класса. Возможно предположить и про какой-нибудь особо серьезный катаклизм техногенного характера: хотя происходящее и запрещено под страхом практически расстрела называть войной, но стреляет и попадает по целям вполне военное снаряжение. А целей на Украине, которые могут в случае своего разрушения создать гекатомбу регионального масштаба, достаточно — те же плотины, к примеру. Или опасные производства. Ну, и не нужно отрицать возможные диверсии и провокации — а уж кто диверсант, нам всем доведут по телевизору хорошо поставленными голосами.

В общем, если исключить эти экстремальные сюжеты, то ресурс, задействованный в этой «спецоперации», может подойти к своему исчерпанию к апрелю, возможно, к середине апреля. До этого ни о какой договоренности речи быть не может — Киев будет ждать, пока выдохнется Кремль, Кремль будет надеяться, что все-таки сумеет додавить Киев. До этого договариваться не о чем, а все договоренности (даже если они и будут достигнуты) будут нарушаться сразу же по мере подписания.

Обычная история, кстати — при силовом решении вопроса решение либо навязывается проигравшей стороне (а проигравшей она становится в тот момент, когда сама признает себя таковой), либо когда нужно зафиксировать текущее положение дел, причем для обеих сторон сразу. Во всех остальных случаях борьба будет продолжаться.

Проблема здесь еще и в том, что, по сути, реальные проектировщики конфликта, управляющие как действиями Кремля, так и действиями Киева, находятся в одном и том же месте и далеко от них. План-задание на конфликт озвучено, но еще не выполнено. Уже можно ставить галочку по количеству беженцев (полтора миллиона за две недели — это самый динамичный кризис в Европе со времен балканских войн), жертвы среди военных тоже постепенно вписываются в озвученный в начале февраля план, но вот по жертвам среди мирного населения пока отставание, и достаточно серьезное: Рейтерс 3 февраля предполагал 25-50 тысяч гражданских жертв, на сегодняшний день озвучены данные по примерно полутора тысячам. Недоработка. А потому продолжение следует.

Автор — независимый политаналитик Анатолий Несмиян (@ElMurid)

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *