Оперативный мониторинг ситуации на Украине и связанных с ней санкций – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

А.Мовчан: Реакция Запада на войну в Украине играет на руку Кремлю

Андрей Мовчан

Финансист Андрей Мовчан в колонке для The Moscow Times призвал Запад не ассоциировать граждан России с российским режимом. Санкции против Кремля должны лишить его возможностей наращивать военный потенциала. Для этого придется отрезать Россию от технологий, а также максимально лишить финансового и человеческого капитала.

Приводим текст Мовчана полностью.

***

В результате нападения Российской Федерации на Украину ситуация во всем мире резко изменилась. В один момент геополитическая картина вернулась даже не ко временам позднего Советского Союза, а дальше, в период разгара холодной войны. События в Украине до боли напоминают подавление чехословацкого и венгерского восстаний, войну СССР и Финляндии, наконец нападение гитлеровской Германии на Польшу. 

В запале безумной риторики российский диктатор и его приближенные объявляют о своем праве на установление угодного им порядка на территории независимых стран ценой массовых убийств и разрушений, угрожая тем, кто попробует им помешать, применением ядерного оружия.

Так террорист угрожает взорвать себя если не будут выполнены его требования, и в ожидании убивает заложников. Но никогда еще в истории человечества террорист не захватывал в заложники одновременно десятки миллионов людей и не грозил всему человечеству уничтожением.

Мир столкнулся с новым уровнем угрозы и понятно почему ответ на эту, давно вызревавшую, угрозу был до сих пор настолько недостаточным. Он и сейчас очень невнятен. Судя по всему, политики США, ЕС, НАТО всё еще рассматривают сложившуюся ситуацию через призму собственных представлений о государственном устройстве, внутренней политике и геополитических стратегиях.

В развитых странах, власть в которых сменяема и избирается демократически, элиты вынуждены заботиться о экономическом состоянии страны и общества, свободной возможности граждан работать, зарабатывать, переводить капиталы. Бюджеты развитых стран сильно зависят от возможностей заимствования на внешних рынках. Выборность руководства развитых стран предполагает коллективную ответственность граждан страны за её политику.

Не удивительно, что, отказываясь от прямого военного противостояния Кремлю в страхе эскалировать ситуацию до ядерной войны, развитые страны считают единственно возможным ответом на агрессию «экономическое воздействие», которое должно бы заставить российские власти остановиться. С высоких трибун звучат слова о стремлении «заставить Россию заплатить непомерную цену» за акт международного терроризма планетарного масштаба.

Однако, как и раньше, действия ЕС, Великобритании и США никак не напоминают адекватный ответ и в большой части просто играют на руку Кремлю.

Россия представляет из себя прямую противоположность развитой стране Запада. Власть в России держится на аккумулированных капиталах, заработанных на продаже природных ресурсов, и армиях силовиков, готовых жестоко подавить любые попытки сопротивления и демократические инициативы. Кремль не интересует уровень жизни россиян и их мнение – достаточно того, что несколько тысяч лояльных власти управленцев и два миллиона силовиков имеют стабильные доходы и готовы защищать власть. Независимый бизнес и независимые источники капитала в России в принципе не важны для центральной власти – так же, как и миллионы менеджеров, предпринимателей, профессионалов; важна лишь добыча полезных ископаемых и возможность конвертации доходов, получаемых от их продажи, в виллы, яхты и военный бюджет. 

В России невозможен сценарий, при котором почувствовавшие ухудшение своей жизни граждане возмущенно выступают против правительства и меняют его; напротив – ухудшение жизни граждан будет лишь сопровождаться усилением внутренних репрессий, еще более оголтелой пропагандой ненависти ко всему миру и большей милитаризацией в рамках концепции «последнего боя».

Даже пресловутые «олигархи» не могут сегодня не только повлиять на ситуацию в стране – они не могут произнести вслух то, что они думают о ситуации. Страной правят люди, которых не интересуют активы в Европе или США, возможности выезда за границу или причастность к гуманитарным ценностям.

Останавливать Россию можно лишь лишая Кремль централизованных возможностей наращивания военного потенциала. Для этого нужно максимально лишить его трех составляющих: финансового капитала, технологий и оборудования и – человеческого капитала. 

В рамках этого рассуждения парадоксальными выглядят санкции ЕС, направленные на прекращение выдачи россиянам виз и ограничения на депонирование ими средств в банках Европы. Именно этого и хочет Кремль – невозможности для десятков миллионов россиян, не поддерживающих режим, покинуть страну и даже временно оказаться в мире, свободном от российской пропаганды; невозможности вывести из страны капиталы, которые Кремль использует по своему усмотрению.

Эффективные санкции могли бы быть ровно противоположными.

В частности упрощенная и быстрая выдача виз, широкое предоставление гражданам России статуса беженца и/или права на проживание и работу в развитых странах, поддержка релокации предпринимателей и специалистов позволили бы сотням тысяч квалифицированных специалистов, ученых, предпринимателей, рабочих из России не остаться без альтернативы и не обслуживать сегодняшнюю власть, а покинуть страну.

Что было бы, если бы Эйнштейну и другим немецким физикам закрыли возможность выезда из Германии; у кого в 1945 году была бы атомная бомба?

То же самое касается и ситуации с капиталами. В России всего около 100 000 семей имеют сбережения более 1 млн долларов. Это меньше, чем выходило на митинги в поддержку Навального. Эти люди в массе своей убежденные сторонники мира и добрососедских отношений – их благосостояние зависит от мирного неба и возможностей сотрудничества. В эти дни владельцы депозитов в российских банках массово переводят средства за границу, снимают наличную валюту – тем самым демонстрируя свои опасения и своё стремление вывести капитал из-под контроля российских властей. Ни в коем случае нельзя ограничивать такую их возможность – иначе эти 100 миллиардов долларов останутся в распоряжении Кремля.

Было бы правильно наоборот – временно принимать средства и открывать счета без обычной процедуры KYC (знай своего клиента); разумеется, все переводящие средства должны понимать, что им придется пройти эту процедуру в последствии и показать законность получения переведенных средств.

Отдельно стоит сказать про «персональные санкции». Они являются хорошим способом изобразить действие, его не совершая, вернее – совершая противоположное. Российские «ястребы», готовившие войну, не держат активов на Западе и не ездят туда – они давно освоили курорты России и достопримечательности «нейтральных» стран. Российские «олигархи», возможно, и рады были бы максимально дистанцироваться от российской власти и по возможности вывести свои капиталы (в большой части они их уже вывели) – но персональные санкции заставят их вернуть средства в Россию – в распоряжение того же Кремля.

Нужно перестать толкать состоятельных российских бизнесменов обратно в объятия Кремля под видом борьбы с ним. 

Параллельно, разумеется, действенные санкции должны быть бескомпромиссными в части блокирования получения Кремлем доступа к ресурсам – как финансовым, так и технологическим. Возможность Кремля тратить средства на милитаризацию и пропаганду в реальности ограничена даже несмотря на кажущиеся богатства страны: внутреннее потребление и производство сильно зависят от импорта – настолько, что сам экспорт углеводородов, угля, зерна и металлов, производство большинства товаров, потребляемых на внутреннем рынке будут невозможны без множества импортируемых компонент.

Запрет на поставки авиатехники, авионики и запасных частей к самолетам необходимо сделать тотальным и распространить на автотехнику и прочие машины и механизмы; необходимо так же ввести запрет на поставку семенного фонда и прочих компонент агропроизводства; химической продукции промышленного применения; радиоэлектроники, систем автоматики и полупроводников любого применения; любого промышленного технологического оборудования и запасных частей.  

В части финансовой – основным источником средств Кремля является экспорт углеводородов и металлов. На сегодня тема эмбарго на экспорт углеводородов Россией даже не обсуждается: слишком Европа зависима от российского газа, а мировой рынок – от российской нефти. Однако расстояние между эмбарго и полной свободой поставок и получения средств огромно, и, если ЕС и НАТО действительно хотят остановить агрессора и обезопасить себя от продолжения агрессии, можно и нужно рискнуть и пойти на существенные ограничения в оплате российских нефти и газа. В частности, можно переводить оплату на специальные счета, расходы с которых можно будет делать только в уплату за ограниченный набор импортируемых товаров; можно так же ограничить закупочные цены на российские нефть и газ, введя высокий акциз – это существенно уменьшит поток нефтедолларов в Россию даже от стран, не присоединившихся к санкциям. Да, есть риск что Россия в ответ остановит поставки; это взвинтит цены на мировых рынках и создаст дефицит топлива и энергии в ряде стран Европы.

Сложно предположить, что борьба с такой страшной угрозой всему миру может протекать без экономических жертв – страны Восточной Европы должны выбирать между временными энергетическими проблемами и угрозой возврата в состояние «Страны-члена Варшавского Договора»; эта угроза реальна даже для нынешних членов НАТО.

Надо помнить, что зависимость России от экспорта углеводородов в Европу существенно выше, чем зависимость Европы от их импорта из России. 

Разумеется, все эти меры будут не полными, если Россия продолжит распоряжаться своими золотовалютными резервами. Шестисот миллиардов долларов Российской власти хватит чтобы продержаться и остаться сильной в военном отношении в течение долгих лет. Доступ к этим резервам должен быть временно заморожен – по крайней мере в части, находящейся под контролем развитых стран.

К великому сожалению, все вышеперечисленные меры принесут миллионам россиян, остающихся в России, экономическое бедствие. Большинство из них не поддерживает преступления режима и не виноваты в них; их боль и страдания не менее важны и не меньше отзываются болью в наших сердцах, чем сегодняшние боль и страдания украинского народа.

Ни в коем случае нельзя позволить себе ассоциировать граждан России с российским режимом, вешать на россиян клеймо «военных преступников», относиться к ним как к соучастникам совершающегося преступления. 

Увы, и в этом есть вина как самих россиян, так и «коллективного Запада», просмотревшего страшную угрозу тогда, когда еще её можно было предотвратить, другого способа остановить развитие сегодняшних событий просто нет. Надо понимать, что речь идет не о региональном конфликте; речь идет о претензиях на мировое господство группы террористов, которые, пользуясь своей безнаказанностью, с каждым днем всё больше расширяют требования и наращивают аппетиты. Я верю и надеюсь, что придет время, когда эта страшная угроза будет позади, виновники сегодняшнего кошмара получат по заслугам и можно и крайне важно будет оказать России действенную и массивную помощь в скорейшем восстановлении её экономики, благосостояния граждан и вхождении в круг развитых стран; нельзя допустить ошибки, которую сделали союзники по окончании Первой Мировой войны.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *