Объем коррупционного рынка при госзакупках составляет 6,6 трлн рублей – треть бюджета России

Госзакупки и бюджетные расходы

Институт государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ провел исследование уровня коррупции при государственных закупках, пишет РБК. Анонимно опросив российские компании, участвующие в системе госзакупок, авторы выяснили, что с коррупцией при прохождении конкурсных процедур сталкивались более двух третей (71%) поставщиков.

В среднем размер отката в коррупционной схеме составляет почти пятую часть от всей суммы госконтракта, а общий объем взяток в сфере госзакупок оценивается почти в 6,6 трлн руб., оценили в ВШЭ. Для сравнения: 6,6 трлн — это 6,2% ВВП России (107 трлн руб. за 2020 год), или 35,3% от доходной части федерального бюджета (18,7 трлн руб.). Объемы коррупционных выплат в закупках выше, чем расходы консолидированного бюджета на образование или здравоохранение, констатируют в Институте госуправления ВШЭ.

Авторы исследования опросили более 1,2 тыс. представителей компаний, вовлеченных в конкурсные процедуры, из разных регионов страны и ручаются за их осведомленность о процедуре госзакупок. В выборке 53% респондентов — из микропредприятий, 34% — из малого бизнеса, 6% — из среднего и около 7% — из крупного. Для достоверности результатов ученые задавали не только прямые, но и косвенные вопросы (например: «Как вы думаете, от чего зависит, платят ли компании неформально при госзакупках?»), что позволило, по их мнению, восстановить приближенную к реальности картину. Исследователи признают, что многие избегали искренних ответов на прямые вопросы о коррупции, опасаясь уголовного преследования или общественного осуждения. 83% опрошенных сообщили, что осуждают коррупцию. Бороться за заказ неправомерными способами их вынуждает слишком высокая конкуренция за госзаказ, следует из доклада.

Для 37% респондентов главным фактором для получения госзаказа является сговор — вертикальный (между заказчиком и поставщиком) или горизонтальный (между компаниями — участниками торгов). «В текущих условиях поставщику выгоднее вступать в сговор, чем работать над уникальностью или инновационностью товаров, работ или услуг», — утверждают авторы исследования.

Всего на госзакупки, осуществляемые в 2020 году в рамках 44-ФЗ (регулирует закупки госорганов) и 223-ФЗ (регулирует закупки госкомпаний), заказчики потратили 29,1 трлн руб. Экстраполировав процентное значение среднего размера взятки на все множество госзакупок, ученые оценили рынок коррупционных выплат в 6,56 трлн руб.

Комментирует экономист Никита Кричевский:

Эксперты вездесущего ВШЭ оценили объем коррупционных выплат при госзакупках. Выяснилось, что объем коррупционного рынка в этом сегменте составляет 6,6 трлн руб. или 35,3% бюджета России. В среднем, взятка обходится компании, претендующей на госконтракт, в 22,5% цены, а с учетом того, что 14% опрошенных сказали, что взяток в госзакупках нет, и эти данные тоже учитывались – в 25,7%.

Впрочем, размеры взяток при госзакупках назвались самые разные: от 3 до 65%.

Мы не о том, что 14% респондентов – святые люди. Хотя, вполне вероятно, в отдельных случаях взяток действительно не платят.

Мы также не о том, что база исследования – это, в основном, микро- и малый бизнес: из 1,2 тыс. представителей компаний, вовлеченных в конкурсные процедуры, 53% – из микропредприятий, 34% – из малого бизнеса, 6% – из среднего и около 7% – из крупного.

Мы даже не о том, что после определения среднего размера взятки исследователи ограничились всем известными рассуждениями о вреде коррупции и ни слова не сказали, как они видят противодействие.

Мы о том, что ВШЭ представила ориентир отката: четверть контракта. Меньше теперь не комильфо. Стоило публичить?

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *