Глобальные цены на энергию и продовольствие, инфляция в России – прогноз АКРА

Прогнозы инфляции

АКРА уточняет макроэкономический прогноз на 2022–2025 годы. Агентство учло последствия роста глобальных цен на энергетические товары и продовольствие, повысило ожидания по краткосрочной динамике рублевых процентных ставок и номинальным бюджетным доходам. Динамика реального ВВП дает основания ожидать окончания периода восстановительного роста в краткосрочной перспективе. Прогнозы относительно курса рубля скорректированы незначительно, а основным источником неопределенности остается глобальная инфляция.

В базовом сценарии среднегодовая инфляция в России в 2022 году снизится до 5,5–6,0 п. п., а показатель декабря к декабрю может достигнуть отметки 4,0–4,5%, приблизившись к целевому уровню. В связи с этим на протяжении большей части 2022 года денежно-кредитная политика Банка России будет достаточно жесткой, однако во втором полугодии вполне возможно ее быстрое смягчение.

Мировые цены на энергетические товары (нефть, газ, уголь) и продовольствие неустойчивы. Ценовые уровни отчасти обусловлены разовыми или краткосрочными факторами со стороны предложения, а нормализация цен возможна весной или летом 2022 года. Текущий уровень цен может сдерживать глобальную экономическую активность в краткосрочном периоде, замедлять восстановление экономики после пандемии и наиболее опасен для стран — импортеров природных ресурсов.

Суммарный вклад внешних факторов в инфляцию в России в настоящее время составляет 1,4–1,8 п. п. в годовом выражениино к концу 2022 года этот показатель может стать слабоотрицательным. Эластичность индекса потребительских цен (ИПЦ) по изменению глобальных цен энергетических товаров составляет всего порядка 1,1–1,2%. Эластичность стоимости потребительской корзины по внешним ценам на продовольствие с учетом новых пошлин — менее 1%. При достаточно существенной волатильности внешних цен этого достаточно, чтобы оказать заметное влияние на стоимость полной потребительской корзины. Неопределенность внешних предпосылок велика, поэтому при формировании ожиданий по инфляции разумно рассматривать диапазоны возможных значений.

Суммарный вклад внутренних факторов в инфляцию в России сейчас составляет 6,3–6,7 п. п. в годовом выражении, но к концу 2022 года он достигнет 4,2–4,7 п. п. благодаря жесткой денежно-кредитной политике, сдержанной индексации регулируемых цен и тарифов, нейтральной бюджетной политике, а также вероятному улучшению ситуации на рынках продовольствия. В следующем году динамика денежных агрегатов, отражающаяся на инфляции с наибольшим временным лагом, окажет в 1,5–2 раза меньшее давление на цены по сравнению с 2021-м.

Будущая динамика инфляции в России

Суммарный вклад внутренних факторов в инфляцию в России в настоящее время составляет 6,3–6,7 п. п. в годовом выражении (из общего показателя инфляции по состоянию на октябрь 2021-го на уровне 8,1% к уровню 2020-го), но к концу 2022 года он достигнет 4,2–4,7 п. п. Причинами такой динамики станут жесткая денежно-кредитная политика, сдержанная индексация регулируемых цен и тарифов, нейтральная бюджетная политика, а также вероятное улучшение ситуации на внутренних рынках продовольствия. В частности, в следующем году динамика денежных агрегатов, отражающаяся на инфляции с наибольшим временным лагом, окажет в 1,5–2 раза меньшее давление на цены по сравнению с 2021-м.

Несмотря на ожидаемое снижение вклада внутренних факторов в инфляцию, их относительная роль, напротив, возрастет на фоне падения значимости внешних факторов.

Учитывая временной лаг между изменением монетарной политики и его реальным влиянием на инфляцию, а также длину бюджетного цикла, АКРА считает, что оказываемый ими эффект на инфляцию 2022 года во многом уже определен.

Вклад внешних факторов в инфляцию в России сейчас относительно высок. Внутренние потребительские цены учитывают динамику глобальных энергетических цен, а также рост мировых цен на продовольствие. Меры, принятые для защиты внутреннего продовольственного рынка, демпфируют влияние внешних цен, но не компенсируют его полностью.

Механизмы переноса внешних цен во внутренние относительно хорошо понятны. Если говорить, например, о европейском направлении и энергии: эластичность индекса цен производителей ЕС по индексу мировых цен энергетических товаров устойчиво составляет около 10%3, а динамика индекса средней цены импорта товаров всех типов в Россию (в иностранной валюте) очень близка именно к динамике индекса цен европейских производителей.

Цена импорта в рублевом выражении является основным фактором, влияющим на конечную внутреннюю цену, если речь идет о потребительских товарах, составляющих около трети импорта. В случае промежуточных или инвестиционных товаров (25 и 40% соответственно) происходит частичный перенос издержек производителя в цену конечного товара, а величина переноса зависит от типа рынка и товара. Импортные товары удовлетворяют лишь часть внутреннего спроса — 10–15% по стоимости, — поэтому итоговая эластичность ИПЦ по изменению глобальных энергетических цен составляет всего лишь порядка 1,1–1,2%. Тем не менее при достаточно существенных колебаниях внешних цен этого достаточно, чтобы оказать заметное влияние на стоимость полной потребительской корзины. Эластичность стоимости корзины по внешним ценам на продовольствие с учетом новых пошлин составляет менее 1%.

Учитывая перечисленные оценки эластичностей, из общего показателя текущей инфляции на уровне 8,1% (октябрь 2021-го к октябрю 2020-го) 1,5–1,8 п. п. можно отнести к внешним факторам, вызвавшим всплеск мировых цен на энергетические товары и продовольствие. Весьма вероятно, что цены на энергетические товары упадут весной 2022 года или ранее. Продовольственные цены при этом могут оставаться на повышенном уровне вплоть до лета будущего года. Если наши предположения о динамике цен на базовые биржевые товары оправдаются, вклад внешних факторов в инфляцию снизится до 0–0,2 п. п. к середине следующего года и может стать слабоотрицательным к концу года, поскольку временной лаг влияния внешних факторов на ИПЦ составляет два-три месяца.

Неопределенность предпосылок в отношении внешней конъюнктуры высока, поэтому при формировании ожиданий разумно рассматривать диапазоны возможных значений. В зависимости от выбранной динамики глобальных цен инфляция в России к концу 2022 года может находиться в диапазоне 4–5%.

Согласно базовому сценарию АКРА, среднегодовая инфляция за 2022 год снизится до 5,5–6,0 п. п., а показатель декабря 2022-го к декабрю 2021-го может достигнуть 4,0–4,5%, то есть близкого к целевому уровня. При этом АКРА ожидает, что инфляция в выражении месяц к месяцу будет близка к сезонной норме уже весной-летом будущего года. Это означает, что денежно-кредитная политика Банка России останется относительно жесткой на протяжении значительной части 2022 года, но должна начать смягчаться во второй его половине.

К большей длительности периода жесткой денежно-кредитной политики могут привести сохранение высоких инфляционных ожиданий при нормализации инфляции, а также реализация новых глобальных или локальных шоков со стороны предложения.

Полный текст исследования сморите на сайте АКРА

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *