Дефолт «Роснано» Чубайса пока не произошел, но ее облигации уже стали мусорными: мнения экспертов

Анатолий Чубайс

В конце прошлой недели госкорпорация «Роснано» признала сложности с накопленным долгом на десятки миллиардов рублей, который она набирала под управлением Анатолия Чубайса, декларируя целью своей деятельности осуществить «инновационный рывок в российских высоких технологиях».

Компания, созданная в 2007 году и намеревавшаяся за 7 лет создать в стране наноиндустрию размером 900 млрд рублей, начала переговоры о реструктуризации задолженности с держателями своих облигации.

Как сообщила пресс-служба «Роснано», в ходе встречи с крупными кредиторами, было констатировано, что у компании накоплен «непропорциональный долг», а «текущая финансовая модель требует корректировок»

По мнению «Роснано», пока еще есть возможность «компромисса», который позволит «избежать наиболее негативных сценариев». О дальнейших мерах компания объявит, когда появится юридическая возможность предлагать «конкретные коммерческие параметры по изменению обязательств».

В пятницу МосБиржа, не объясняя причин, объявила, что приостанавливает торги по 9 выпускам рублевых облигаций «Роснано» общим объемом 71,58 млрд рублей.

Среди них — выпуск на 4,5 млрд рублей, гасить который нужно через 10 дней (1 декабря), а также еще 4 выпуска, по которым в декабре нужно выплатить купон.

Получат ли инвесторы деньги — теперь не ясно. Ситуация с «Роснано» может стать одним из крупнейших корпоративных дефолтов в истории России, считает Евгений Суворов, экономист банка Центрокредит.

Хотя долг «Роснано» невелик в масштабах рынка, ее обязательства обеспечены госгарантиями, поэтому инвесторы и рейтинговые агентства воспринимали их как квазисуверенный долг — наравне с бумагами ВЭБа или ДОМ.РФ. Если же произойдет реструктуризация или дефолт, это «вызовет тектонический сдвиг» на всем долговом рынке, считает Суворов: то, что считалось гарантированным государством, может перестать быть таковым.

По итогам 2020 года «Роснано» отчиталась о резком падении стоимости своих активов (на 35% — с 167,7 до 109,4 млрд рублей) и чистом убытке на 52,9 млрд рублей.

Накопленный убыток госкорпорации за период с 2010 по 2020 год достиг 96,5 млрд рублей и приблизился к сумме, которую в 13 лет назад в виде имущественного взноса в капитал «Роснано» внесло государство (130 млрд рублей).

Общий объем обязательств «Роснано» на начало 2021 года достигал 88 млрд рублей, тогда как денежных средств и их эквивалентов на счетах было в 111 раз меньше — всего 790 млн рублей.

За год госкорпорация получила 5,8 млрд рублей денежного потока от операционной деятельности. И этой суммы едва хватило, чтобы выплатить проценты по займам (4,9 млрд рублей), тогда как гасить тело долга (2,361 млрд рублей) де-факто пришлось за счет нового долга.

Облигации «Роснано» рухнули на угрозе дефолта: долги госкорпорации инноваций стали мусорными за один день

Облигации «Роснано» обвалились на торгах в понедельник после того, как госкорпорация инноваций сообщила, что ведет переговоры с кредиторами о реструктуризации своих «непропорциональных» долгов.

Бумаги компании, которая еще в пятницу рынок оценивал почти как государственный долг, в одночасье стали «мусорными» и торгуются с доходностью десятки и сотни процентов годовых.

Самый жесткий удар испытали на себе бонды, которые «Роснано» должна погасить уже в ближайшие дни — 1 декабря. В моменте они падали на 31% — до 69% от номинала, а на 12.17 мск торгуются по 86% от номинала с доходностью 48000% годовых.

Облигации с погашением в марте 2024 года, по которым «Роснано» в декабре предстоит заплатить купон, стоят 80% от номинала теряя в цене 15%, а в первые минуты сессии на МосБиржи теряли треть стоимости. Их текущая доходность — 17,16% годовых.

Котировки облигаций 2028 года погашения падали на 25%, прежде чем отскочить до 86,6% от номинала (с доходностью 57% годовых).

Сообщение «Роснано» о переговорах с крупными держателями долга, опубликованное вечером в пятницу, произвело эффект разорвавшейся бомбы. Компания заявила, что ее «текущая финансовая модель требует корректировок», а кредиторам предложила компромисс», который позволит «избежать наиболее негативных сценариев».

«Ситуация беспрецедентная», — говорит Константин Святный, главный управляющий УК «Атон-менеджмент». Хотя долг «Роснано» невелик в масштабах рынка (в обращении облигации на 71,5 млрд рублей), ее обязательства обеспечены госгарантиями, поэтому инвесторы и рейтинговые агентства воспринимали их как квазисуверенный долг — наравне с бумагами ВЭБа или ДОМ.РФ.

Инвесторы полагали, что компании вроде «Роснано» всегда получат господдержку. И происходящее стало полной неожиданностью, считает Евгений Жорнист, портфельный управляющий УК «Альфа-капитал».

«Очень странно, что ситуацию довели до такого состояния», — рассуждает он: реструктуризация станет для рынка сигналом, что государство не помогает компании и ей нужно справляться самостоятельно. 
А таких возможностей немного. Получив от государства имущественный взнос на 130 млрд рублей в 2007 году, за 13 лет существования компания накопила 96,5 млрд рублей чистого убытка.

На начало 2021 года на ее счетах было 790 млн рублей денежных средств и их эквивалентов, тогда как обязательства достигали 88 млрд рублей (в 111 раз больше). По итогам прошлого года операционного денежного потока «Роснано» едва хватило на выплаты процентов по займам.

«Иллюзий быть не должно — инвесторам, вероятно, будут предложены варианты реструктуризации или изменения параметров обращающихся на рынке выпусков облигаций», — говорит Святный.

Дефолт или реструктуризация долга «Роснано» заставит рынок переосмыслить фактор господдержки для всех квазисуверенных заёмщиков, предупреждает директор по инвестициям ИК «Локо-Инвест» Дмитрий Полевой. А возможно, высветит проблемы и для всей модели госэкономики, считает президент ИГ «Московские партнеры» Евгений Коган.

Целый ряд компаний считаются обеспеченными неформальной госгарантией, поэтому занимают лучше и дешевле, их рейтинги выше — от «Автодора» до РЖД. «Это экономит много денег при привлечении средств. В случае реструктуризации долгов «Роснано», государство будет занимать дороже. Да и сложнее будет занимать в долгосрок. Рынок весьма злопамятен», — указывает Коган.

Ситуация с «Роснано» — понятный повод для биржевой паники, к которой рынок российских облигаций шел с весны этого года, говорит Алексей Хохрин, гендиректор «Иволга Капитал».

Следствием станет серьезный пересмотр рисков и рост доходностей по бумагам других подобных госкомпаний, тем более что качество некоторых из них вызывает вопросы, а рейтинги держатся прежде всего на ожиданиях, что государство в случае чего поможет, отмечает Святный.

По материалам Финанз.ру, РБК

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *