За время пандемии россияне забрали из банков и не вернули 2,6 трлн наличных рублей

Наличные рубли

После повышенного спроса на наличность, возникшего в 2020 году во время пандемии, около 2,6 трлн наличных рублей не вернулось в банки. Об этом в интервью Reuters заявила директор департамента финансовой стабильности ЦБР Елизавета Данилова.

«Мы видим, что снятая в пандемию наличность, 2,6 триллиона рублей за 2020 год, не вернулась в банки. По-прежнему население использует эти средства в наличной форме. Но уже сейчас, несмотря на новые волны пандемии, скачкообразного спроса на наличные не наблюдается.

Динамика с начала 2021 года близка к той, что была до начала кризиса (с января по август 2021 года объем наличных в обращении вырос на 0,3 триллиона рублей), то есть происходит естественный рост спроса на наличность. Ситуация вернулась к обычной, и рисков для финансовой стабильности нет», — заявила Данилова.

В то же время, по ее словам, продолжается тенденция к росту доли безналичных платежей — до 71,4% в розничном обороте в первом полугодии 2021 года после 64,7% в 2019 году и 70,3% — в 2020-м.

Наличные в банки не вернулись, но в то же время россияне набирают все больше и больше потребительских кредитов. И Центробанк продолжит принимать комплекс мер, направленных на сокращение объемов и темпов потребкредитования.

По словам Даниловой, рост потребкредитования остается на стабильно высоком уровне, поскольку банки традиционно считают этот сегмент очень перспективным. Трендом стало желание кредитных учреждений нарастить портфели за счет предоставления клиентам максимально возможных сумм на длительные сроки. Как следствие, доля долгосрочных кредитов сроком более пяти лет увеличилась за год с 11% до 21%. При этом средний размер трехлетнего кредита, который составляет около 300 тыс. рублей, в три раза меньше семилетнего кредита -– около 1 млн рублей.

Данилова сообщила, что после роста ключевой ставки банки практически не поменяли ставки на потребкредиты.

«Сейчас мы располагаем данными по ставкам только за второй квартал, и они показывают, что банки почти не поменяли ставки: среднее значение ПСК возросло с 13,5% до 13,6%. Потому что банки в какой-то мере готовы жертвовать своей маржой, чтобы наращивать портфель. Постепенно им придется перекладывать возросшую стоимость привлеченных средств на стоимость кредитных продуктов. Однако для необеспеченных кредитов эта чувствительность меньше, чем, например, в ипотеке, где намного ниже уровень ставок и маржи. В потребительских кредитах изначально высокий уровень ставок, поэтому у банков есть определенные возможности снизить свою маржу ради роста», — заявила Данилова.

Она отметила, что ЦБ принимает комплекс мер, направленных на сокращение темпов роста потребкредитования. Одним из таких инструментов должны стать прямые количественные ограничения (ПКО). Данный механизм должен быть введен законом, который президент РФ поручил принять до 1 декабря 2021 года.

«Когда закон даст полномочия Банку России, мы примем нормативные акты, в которых будут определены активы, по которым устанавливаются ПКО. Это кредиты наличными, кредитные карты, займы МФО. По каждому продукту будет определен порядок расчета ПКО. Будут определены последствия в случае, если банк не соблюдает ограничения. Эти вопросы мы сейчас обсуждаем внутри ЦБ и в ближайшее время будем обсуждать с рынком», — пояснила Данилова.

По ее словам, до введения ПКО Центробанк будет использовать инструменты, которые есть в его арсенале. В частности, с 1 февраля 2022 года ЦБ намерен поменять требование в части срока при расчете показателя долговой нагрузки и уточнить надбавки для высоких ПДН.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *