Польша нашла замену российскому газу. Идет перебалансировка глобального энергобаланса

Цены на газ

Польша не намерена продлевать контракт с «Газпромом» по поставкам газа из России, пишет агентство «Прайм» со ссылкой на заявление представителя правительства Польши по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Петра Наимского.

По словам чиновника, вместо российского газа теперь будут использовать норвежский, который будет поступать в страну по трубопроводу Baltic Pipe через Данию. Начало поставок ожидают с 1 октября 2022 года, когда завершится срок действия контракта с «Газпромом».

Стоимость Baltic Pipe составляет порядка 1,7 миллиарда евро, больше половины оплатит польский газовый оператор Gaz-System. С помощью газопровода и закупок сжиженного природного газа (СПГ) Польша собирается не только отказаться от контракта на поставки из России, но и сама стать экспортером топлива. В июле сообщалось, что из 295 километров уложены около 100.

Отказ продлевать контракт на поставки российского газа польские власти объяснили тем, что страна несет убытки из-за слишком высоких цен. Варшава собирается обеспечивать себя газом за счет закупки партий сжиженного природного газа (СПГ), а также поставок из Норвегии.

Анатолий Несмиян: идет перебалансировка глобального энергобаланса

Руководитель Газпрома Миллер на годовом собрании Международного делового конгресса сделал ряд заявлений. В частности, констатировал, что в этот зимний сезон войдет с дефицитом газа в подземных хранилищах, а рынок Китая «ошеломляет» своим ростом потребления газа.

Далее Миллер отметил, что «цены в Европе побили уже все возможные рекорды». «И, может быть, даже ещё в ближайшее время побьют и те, которые уже достигли», — цитирует его ТАСС.

Проблема в том, что Миллер уверенно констатирует очевидное, но почему-то не вдается в подробности — почему это очевидное происходит. А это крайне важно, так как понимание процессов позволяет делать прогнозы долгосрочного характера. С этим у Газпрома при Миллере традиционно неважно, достаточно вспомнить его оптимизм касательно краха сланцевой добычи в США или уверенности в скорой капитализации Газпрома в триллион долларов. Если один стратегический прогноз неверен, это может быть ошибкой. Если проваливается два стратегических прогноза — это уже ошибка системная.

Нынешняя разбалансировка на газовых рынках связана с тремя базовыми факторами, которые пока существуют отдельно друг от друга. Именно совпадение колебаний этих факторов и сложилось сегодня, создавая ситуация «идеального шторма». Хотя по правде говоря, совпадение волн не выглядит совсем уж фатальным — могло быть и хуже.

Первый фактор — появление и окончательное встраивание в рыночные механизмы добычи сланцевого газа в Америке и одновременно с этим бурный рост технологий и мощностей сжиженного природного газа (как технологии транспортировки). Обе эти технологии уже прошли этап роста, достигли насыщения и сегодня идет формирование механизмов и балансов встраивания того и другого в рынок и систему ценообразования. Естественно, что подобного рода процесс вызывает существенные колебания на рынке, которые невозможно прогнозировать, но можно попытаться создать некоторые сценарии. Классическая катастрофа, причем уже в стадии своего завершения,

Второй фактор — переход к возобновляемым источникам энергии за счет существенного снижения доли ископаемого топлива в энергобалансах развитых стран. В силу целого ряда абсолютно объективных факторов синхронизировать процесс вывода мощностей, работающих на угле, нефти и газе с вводом мощностей на возобновляемых источниках невозможно. Мощности на ВИЭ обладают существенно меньшим запасом по установленной мощности в силу неравномерности использования возобновляемых источников. Проще говоря — в безветренный день выработка энергии на ветроэнергостанциях будет значительно меньшей, чем в ветренный. Или «солнечные» батареи будут вырабатывать меньше энергии в облачную погоду, чем в солнечную. За счет этого необходимы серьезные капитальные затраты для создания запаса установленной мощности — вводимых мощностей требуется примерно в четыре раза больше, чем будет вырабатываться энергии.

На этапе перебалансировки, естественно, возникают существенные колебания, которые сглаживаются увеличенным потреблением газа, как наиболее экологически чистого энергоносителя. Собственно, этим и объясняется бурный рост нынешнего потребления газа в том же Китае — он ускоренно переходит на ВИЭ, а темпы строительства мощностей «зеленой энергетики» выглядят колоссальными:

«…мощности введенных в строй в Китае за прошлый год ветровых электростанций превышают суммарные мощности всех новых аналогичных станций во всем мире в 2019 г. (60,4 ГВт). Прирост мощности солнечных электростанций в Китае в 2020 г. также увеличился и составил 48,2 ГВт; до этого два года подряд этот показатель снижался. Всего, по данным NEA, на конец 2020 г. суммарная мощность ветровой энергетики Китая составила 281,5 ГВт, солнечной – 253,4 ГВт. Власти страны планомерно увеличивают долю генерации электростанциями на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ): в 2005 г. она составляла всего 6,8%, на конец 2020 г. – 15%, а к 2030 г. должна достигнуть 25%…»

Таким образом, сейчас происходит управляемая катастрофа на глобальном уровне — идет перебалансировка глобального энергобаланса. Что, собственно, и является дестабилизирующим фактором. Ориентировочно к 30 году создание нового баланса в общем будет завершена, после чего пойдет стремительное сокращение спроса на все виды ископаемого топлива.

То есть — уже через восемь-девять лет все построенные Газпромом трубопроводные мощности окажутся избыточными, и это при том, что даже при обычных условиях они за такой срок не могут окупиться. В необычных, которые есть сейчас, они не окупятся вообще никогда. Это и есть цена стратегического просчета как российского руководства, так и Газпрома.

Наконец, третий фактор — это сегодняшние кризисы и локальные катастрофы вроде коронакризиса, аномальной погоды и чисто политического шантажа Газпрома, создавшего текущий дефицит на европейском рынке для того, чтобы вынудить европейцев на условия эксплуатации Северного потока-2, выгодные Газпрому. Этот фактор носит кратковременный характер и является буквально флуктуацией. Но он, совпадая по фазе с объективными факторами, усиливает негативные тенденции.

Таким образом, прогнозы на то, что потребление газа в будущем будет только расти, а Россия обладает 100-летними запасами газа (о чем сообщил Миллер) имеют значение лишь в текущем десятилетии, да и то, скорее всего, начиная с 26-28 годов рост прекратится, а к 30 году он перейдет к устойчивому снижению.

Вопрос — что делать сырьевой российской экономике, когда это произойдет? Даже сейчас ее реформирование выглядит крайне нетривиальной задачей, учитывая сроки, в течение которых российская модель вывоза природных ресурсов начнет коллапсировать окончательно. А если понимать, что режим Путина вообще не собирается (по крайней мере при его жизни) что-либо менять, упирая на «стабильность» как высшую ценность, то перспективы выглядят крайне удручающими.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *