Газпром, Третий энергопакет и феодальная экономика России

Проблемы Северного потока - 2

В связи с решением Дюссельдорфского суда, подтвердившего правила Третьего энергопакета в отношении Северного потока-2, в который раз возникает совершенно естественный и во многом недоуменный вопрос — Россия может выполнить условия Третьего энергопакета без малейших для себя проблем. Достаточно допустить к газпромовской трубе российских же производителей — Роснефть или Новатэк. Эти компании добывают газ, они вполне способны заполнить 50 процентов трубы. В конце концов, владельцы и топ-менеджеры этих корпораций — такие же классово близкие олигархи, грабящие страну и вывозящие ее природные ресурсы. В чем проблема?

Проблема в организации всей российской экономики и, соответственно, политики. Еще в далеком начале десятых годов Газпром был назван коррумпированной нерыночной рентной монополией. За прошедшее десятилетие такое положение дел лишь укрепилось. И ключевым в этом определении является понятие «рентная».

Дикая неразвитая феодальная экономика базируется на исключительном праве владельца на его рентный ресурс. Если феодал построит (или захватит) замок у реки, через которую переброшен мост, то он и будет собирать рентный платеж за право перейти по этому мосту. Он и только он. Никаких консорциумов, акционерных обществ или товариществ. И если кто-то завоюет его замок, он точно так же сядет на этот мост и начнет собирать с него платежи. Не делясь ни с кем, включая сеньора и короля. Им он платит — но не налог, а тоже ренту. А если может — то и не платит. А ты приди и отними!

Российская экономика — феодальна по своей сути. Вся территория распределена на ленные угодья, которые ревностно обороняются от любых на них посягательств. И это не конкуренция в том виде, который вкладывается в это понятие. Это именно монопольное право. Для бандитов, захвативших власть в стране, как раз этот тип взаимоотношений был естественнен и понятен (Это наша корова и мы ее доим). Рэкетиры, крышевавшие ларьки и рынки в начале своей трудовой деятельности, даже став олигархами, не могут допустить саму мысль, что на «их поляне» может действовать какая-то еще банда. Ну не по понятиям это.

Кстати, ни разу не удивительно. Преступность — это сословная страта. Она — рудимент именно феодальных отношений, что у нас, что на Западе, что на Востоке или Юге. Отсюда ее кодексы, понятия и прочие внутренние «документы», регламентирующие взаимоотношения внутри преступного сословия. Они по своей сути — классический цеховой устав времен традиционного уклада. Банальная гильдия воров. Неудивительно, что бандиты, захватив власть в стране, стали превращать ее в одну большую воровскую малину. А во что ещё они ее могли превратить?

Газпром монопольно владеет правом на прокачку газа по трубе и его экспорт по ней. Допустить кого-либо еще означает сломать саму основу феодальных отношений. Хотя бы потому, что два газа в одной трубе — это уже конкуренция. Условная Роснефть, заинтересованная в продажах, будет давить условный Газпром ценой, возникнут рыночные интересы. А Газпром — он ведь не просто феодал на трубе. Он вассал более высокого феодала, который играет в геополитику. Отсюда и газовые войны, и газовый шантаж, и кретинская по замыслу «энергетическая сверхдержава» вот это всё. Какой рынок, о чем вы?

Поэтому труба будет наполовину пустой, но чужого газа там не будет. А убытки Газпром вообще не волнуют — в конце концов, он ведь выполняет волю сюзерена, а потому это головная боль сюзерена — как именно компенсировать убытки вассальной структуры. А чего не компенсировать, если есть бюджет и всякие фонды благосостояния. Вот буквально недавно Газпром получил госфинансирование в пределах 750 млрд рублей на перерабатывающий комплекс в Усть-Луге. Какой-нибудь Форд, Крайслер или Тотал на такие шикарные жесты из бюджета рассчитывать не могут, а в России эта ситуация тривиальная и никому особо неинтересная.

Автор — независимый политаналитик Анатолий Несмиян

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *