А.Несмиян о медицинской катастрофе в России

Путин в больнице

Героические репортажи о беспощадной борьбе с коронавирусом упорно обходят стороной вопрос о причинах медицинской катастрофы в стране. Чиновники всех уровней, начиная с высших, представляют ситуацию весьма странным образом — мы тут мирно жили, растили хлеб и детишек, но напал коварный враг. А потому основной упор делается на коварство и злобность коронавируса. Особым спросом пользуются конкретные истории про тяжелейшие последствия, а любые вопросы, особенно недоуменные, всегда встречают примерно схожий ответ: вот сами заболеете, перестанете глупые вопросы задавать.

Тонкость в том, что у системной проблемы может быть только системная причина. А вот о ней и пропаганда, и чиновники упорно молчат и реагируют либо молчанием, либо переводом на другой объект обсуждения.

В реальности ответ давно известен: еще до «эпидемии» российское здравоохранение было буквально уничтожено «оптимизациями». Если открыть отчеты медчиновников за 12-19 годы (то есть, от известных «майских указов», и запустивших избиение всей социальной сферы страны), то в этих отчетах только одно — рапорты о сокращении учреждений, коек, персонала.

Совершенно стандартный отчет начала «оптимизационных мероприятий»:

«…Если в целом по стране сокращения сети, коечного фонда и медицинских работников были пока небольшими: в 2013–2014 годах число государственных больниц уменьшилось на 9,3%, коечный фонд — на 4,5%, а численность врачей и среднего медицинского персонала — всего на 1% и 2,8% соответственно, то в столице масштабы сокращения коечного фонда достигли 33,6%, а врачей — на 13,2%. То есть были во много раз больше, чем в среднем по стране…»

Это всего лишь 14 год, после которого темпы и масштабы истребления здравоохранения только нарастали. А Москва уже тогда в лидерах по уничтожению здравоохранения. Вопрос — а какой смысл удивляться нынешним данным, где Москва теперь в лидерах по заражаемости, заболеваемости, смертности? Это не коронавирус, а Собянин во исполнение указов Путина оставлял в Москве выжженную землю, как фашисты при отступлении.

Если Мурашко отчитывался, что в период с 13 по 19 год в стране было ликвидировано 40% инфекционных мощностей, то уничтожали не только инфекционные больницы. Под истребление попала вся отрасль:

«…За период 2010–2018 гг. число стационаров в Российской Федерации уменьшилось с 5705 до 4323 (на 24,2%) как за счет сокращения коечного фонда, так и в связи с объединением медицинских организаций. Число коек круглосуточного пребывания уменьшилось с 1250120 до 1044875 (на 16,4%); снизились обеспеченность койками (с 87,5 до 71,1 на 1000 населения – на 18,7%)…»

Поэтому «маневр», когда непрофильные места и врачи были переданы на борьбу с коронавирусом и привел к тому, что для больных с иными заболеваниями просто не осталось мест. И врачей. Отсюда и сотни тысяч умерших не от вируса. А от чего?

Есть поговорка — укради батон хлеба и сядешь в тюрьму. Укради миллиард — и будешь депутатом/министром. (Видимо, чтобы стать президентом, нужно украсть сто миллиардов). Та же история и здесь. Убийца двух или трех человек — преступник. Всеобщее осуждение, справедливый суд и суровый приговор. А когда люди в пиджаках, галстуках, часах за миллион и при высоких кабинетах убивают сотни тысяч — то они не преступники. Они мудрые руководители. А на самом верху — самый мудрый. Который и запустил этот холокост и геноцид.

Автор — Анатолий Несмиян (@ElMurid). Цитаты — «Медвестник», «Менеджер здравоохранения»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *