Что значит индийский штамм коронавируса для нас и для российской экономики

Коронавирус в России

По официальным данным, 90% положительных тестов на коронавирус в Москве обнаруживают индийский штамм. Сегодня, 23 июня в Москве побит рекорд по смертельным исходам – 88 жертв вируса за 24 часа (Интерфакс).

Так случилось, что моя сестра прожила в Индии много лет и не понаслышке знает, что там происходит. По ее словам, то, как сейчас развиваются события в России, поразительно напоминает индийский путь, только с задержкой на 2,5 месяца. Решил не умничать, и дать ей слово напрямую. Ну а со своей стороны посмотрел на экономический эффект второй волны коронавируса для Индии и сделал некоторые выводы. Рекомендую дочитать до конца.

Итак, слово Ане:

***

«Когда в северных индийских штатах начался рост новых случаев коронавируса, это сразу привлекло мое внимание. Каждое утро с тех пор начинается у меня с новостей: статистика по новым случаям и смертельным исходам, материалы основных англоязычных индийских СМИ, зачастую переписка с друзьями – русскими и индийцами – которые все это время были там. 

К счастью, сейчас обстановка стабилизировалась, количество активных случаев коронавируса падает с каждым днем, госпитали справляются с нагрузкой, кислорода на всех хватает, в крупных городах открываются офисы, моллы, бары и парки. 

Но, тем не менее, только по официальным данным, вторая волна коронавируса унесла в Индии около 225 тысяч(!) человеческих жизней. По неофициальным данным, жертв было, как минимум, в 2-3 раза больше.

Вернемся на 4 месяца назад. Все началось с индийского штата Махараштра, где находится «вторая столица» Индии – город Мумбаи.

26 февраля глава индийского института медицины говорит о том, что новый штамм вируса, обнаруженный в Махараштре, распространяется гораздо быстрее, пробивает защиту, которая могла появиться после прививки или перенесенного заболевания COVID-19, и в целом очень опасен. Он предупреждает о том, что в стране необходимо срочно ввести ограничения и не забывать придерживаться «ковидных» правил поведения. В тот день в Махараштре было зафиксировано лишь 8300 новых случаев коронавируса (на 112 млн населения).

22 мая СМИ сообщают об обнаружении индийского штамма в Москве и Санкт-Петербурге.

Затем около трех недель количество случаев в Махараштра увеличивается довольно плавно. Но уже с середины марта рост серьезно ускоряется, и 4 апреля зафиксировано уже 57 тысяч (!) новых случаев.

13 апреля в Махараштре объявлен мини-локдаун на 15 дней после «месяца предупреждений и надежд на хорошее поведение жителей». Затем локдаун много раз продлевался и с определенными послаблениями остается и по сей день. Спохватились, конечно, поздно – еще около трех недель вирус в Штате оставался на максимальных значениях, а количество смертей достигло пика только в середине июня. 

В Москве похожий процесс происходит сейчас – несмотря на обещания мэра о том, что локдаун не повторится, по сути, мест, куда может пойти невакцинированный (да и вакцинированный) человек, становится все меньше.

В то же время в других индийских штатах проходят религиозные фестивали и предвыборное ралли с толпами электората, и вирус распространяется по всей стране. Доктора начинают выражать беспокойство относительно того, что в больницы поступает больше, чем в первую волну, молодых пациентов и детей с серьезными симптомами. И если о смертности среди детей не говорится почти ничего, то про молодых взрослых говорят прямо: их умирает больше, чем раньше. 

21 июня. Главврач филатовской больницы сообщил о росте числа молодых пациентов с COVID в Москве.

16 апреля столичный штат Дели отчитывается о 24 тыс новых случаях коронавируса (на 19 млн жителей) и заявляет о недостатке больничных коек и кислорода.

21 июня. Губернатор Псковской области Михаил Ведерников: «Вынужден сообщить, что ситуация с количеством госпитализированных с коронавирусом становится критической. На сегодняшний день реанимация Псковской областной инфекционной больницы переполнена, количество коек на пределе … Кислородная станция работает на пределе. Подача рассчитана, в основном, на реанимацию. Но сейчас все пациенты инфекционной больницы нуждаются в кислороде. И станция не справляется с такой нагрузкой.

18 апреля. Пока индийские власти тянут с закрытием экономики, торговцы начинают самостоятельно принимать решение о локдаунах. Они бы и рады были пройти вакцинацию, но у них не было такой возможности. Вакцинацию для группы граждан от 18 до 45 лет открыли только с 1 мая, и получить заветный укол смогли пока далеко не все.

16 июня. В Москве объявили обязательную вакцинацию в сфере услуг. Должны быть провакцинированы, как минимум, 60% работников.

19 апреля. Локдауны, в конце концов, вводятся и в Дели, и затем в целом по стране. 

Что было дальше, многие из вас могли видеть в эфире федеральных каналов. Коронавирус в Индии достиг пика в начале мая, страна отчитывалась более чем о 400 000 новых случаях в день. Люди умирали из-за банального недостатка больничных мест, из-за недостатка кислорода в больницах, в машинах скорой помощи, в частных дорогих госпиталях. Богатые и бедные, известные и не очень. Перед лицом кризиса все оказались равны. 

Напоследок хочется сказать, что в Индии был катастрофичный дефицит вакцины. Как я уже написала, группу населения от 18 до 45 лет начали вакцинировать только на пике эпидемии. У нас вакцин пока хватает, однако далеко не все торопятся воспользоваться этим дополнительным уровнем защиты…»

***

Друзья! Вы и сами видите, что тенденции развития события очень близки. Перейдем к цифрам и посмотрим, как может повлиять новая волна на нашу экономику.

Заболеваемость в Индии достигла пика в начале мая – было выявлено более 450 тыс. новых случаев за день. Введенные правительством ограничения немедленно ударили по индийской экономике:

  • Уровень безработицы в Индии в мае буквально взлетел до 11,9% по сравнению с 6,89% в феврале. 
  • Деловая активность в секторе услуг, по подсчетам IHS Markit, упала в мае впервые за 9 месяцев. 
  • По прогнозу аналитиков IHS Markit, вторая волна COVID-19 будет не так губительна для индийской экономики, как первая. Тем не менее, она сократит рост ВВП Индии на 2 процентных пункта в финансовом году, начинающемся в апреле 2021 г. 

Что это значит для нас?

Вполне вероятно, что нынешние проблемы с заболеваемостью – далеко не предел. Вирус уже начинает активно распространяться по регионам, и мы увидим все больше ограничительных мер. Июнь-июль может стать отправной точкой для ухудшения экономических показателей.

  • Минэкономразвития прогнозирует, что российский ВВП за 2021 год вырастет на 2,9%, Банк России – 3-4%, Fitch – на 3,7%. Думаю, эти прогнозы сделаны без учета третьей волны и фактически мы увидим прирост ВВП на 2,4-2,7% (если, конечно, Росстат не вмешается😉)
  • В апреле уровень безработицы в России составлял 5,2% и, в мае, она, вероятно, снизилась до 5,1-5%. К июлю, судя по всему, безработица может снова превысить 5,4%. 
  • На фоне затухания спроса темпы роста обрабатывающей промышленности, скорее всего, замедлятся в ближайшие пару месяцев.
  • Упадет деловая активность, вместе с ней и спрос. 

Кстати, интересно, увидим ли мы при повторном локдауне повторные меры поддержки правительства? 🤔

Вывод? Пострадает вся наша экономика, но основной удар придется на доходы населения и малый бизнес. Хоть статистику по ним мы увидим нескоро (публикуется она редко и с большим лагом), достаточно логики и некоторого жизненного опыта, чтобы это понять. 

Конечно, за Россией как карточный домик могут начать страдать экономики других стран СНГ. Пострадает и Украина (несмотря на то, что активно делает вид, что она теперь Европа), и Беларусь, и многие другие.

Автор — инвестбанкир, профессор ВШЭ Евгений Коган (@bitkogan)

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *