А.Несмиян: «Путин проиграл уже два поколения молодых»

Анатолий Несмиян

Новый год в России вполне предсказуемо начинается с протестов, хотя прямо в этот раз они выглядят, скорее, невынужденным просчетом властей, которые своими довольно неуклюжими попытками вынудить Навального остаться за границей только спровоцировали новый виток кризиса. Тот по понятной причине немедленно стартовал и вернулся, далее всё пошло так, как не могло не пойти.

Так же понятно, какой сценарий власть избрала для подавления протеста — максимально жесткий. У людей, чья жандармская психология осталась далеко в 20 веке, понимание противодействия протестам осталось там же — нужно обезглавить протест, изолировав лидеров. А остальных разогнать. Главным злом назван интернет, который становится ключевым пропагандистом, организатором и агитатором, а потому его тоже к ногтю. Но всё это вообще никак не отменяет самой сути происходящего, не разрешает накопленные противоречия, а потому любые действия власти в этом ключе в лучшем случае оттягивают неизбежное. На год, два, пять. Натягивайте пружину всё сильнее и сильнее — она либо лопнет , либо выскочит из рук. Вот только удар будет очень болезненным.

Пока можно сказать точно одно — режим проиграл молодежь полностью. А это не так уж для него и безобидно. Та пятнадцатилетняя «школота», которая выходила на Болотную, теперь вошла в возраст 24-25 лет, ей на смену идут новые школьники и студенты. Найти среди них сторонников путинского бандитского фашизма практически невозможно. Хотя бы потому, что они прекрасно понимают (пусть и не осознанно), что для них этот режим закрыл все пути. При нем у них шанса нет и не будет. Чтобы понять это, не нужно иметь ни высшее, ни даже среднее образование. Человек становится человеком, когда ставит перед собой вопрос — кто я, зачем я? Этот вопрос возникает довольно рано, задолго до физического взросления, а потому поиск ответа на него и определяет мотивы молодых.

При этом любой экзистенциальный вопрос всегда отвечается в два этапа. Первый всегда негативистский — я точно не хочу быть… и далее следует создание этических границ, в рамках которых будет искаться ответ уже в положительном ключе — я хочу быть…

Фашизм Путина отнял у молодых будущее, а потому первая часть ответа у них вполне очевидна — я точно не хочу жить вместе с этим режимом. Поэтому деструктивная повестка и полное неприятие всего, что связано с российским фашизмом формирует поколенческую мотивацию. Создает моду, которая для молодых значит очень много. Отсюда и идущий прямо сейчас флешмоб по срыванию портретов Путина в школах и замене его на портрет Навального — это приобретает буквально повальный характер. Это мода.

Путин проиграл уже два поколения молодых. И если останется после 24 года — потеряет и все следующие. Ему нечего предложить. Он и его ворье глубоко антагонистичны России, ее народу, ее будущему. Поэтому каждое новое поколение будет все более радикальным — возможно, что сейчас этот радикализм станет вполне очевидным.

(Кстати, здесь кроется ответ, почему все выборы в России вынужденно фальсифицируются, и с каждым разом эта фальсификация приобретает всё больший размах. Желающих голосовать за откровенное и отпетое ворье убавляется просто в силу выбывания старших поколений. А новые никогда не проголосуют за путинских выкормышей. Поэтому приходится жертвовать легитимностью, окончательно превращая выборы в полное ничто)

Естественно, кремлевская шпана будет защищать награбленное. И в ответ на усиливающийся радикальный запрос снизу будет применять все более сильный террор сверху. Когда сил самого режима станет недостаточно, мы увидим путинских тонтон-макутов, бессудные расправы на улицах, переход к прямому бандитизму. Любая диктатура, пытающаяся удержаться у власти, действует по этому шаблону. Примеры коллег Путина, вошедших уже в эту стадию, прямо перед глазами. И в перспективе диктатура все равно проигрывает — пружина бьет либо в лицо, либо в стену. Или развалится режим, или страна. Но растягивать бесконечно пружину террора невозможно.

***

Понятно, что завтрашний протест — это событие номер один, а потому и внимание к нему достаточно высокое. Особенно учитывая крайне нервную реакцию власти, которая в принципе не намерена вести диалог с людьми, а заранее нацелена на террор, как единственный метод общения. Ее, в общем-то, понять можно — весь прошлый год страну загоняли в концлагерь, соответственно, мышление лагерной администрации в отношении бунта заключенных тоже вполне однозначное.

Кстати, здесь почти нет метафоричности — власть и вправду рассматривает всё население страны как заключенных с примерно такими же правами. А потому все мирные способы разрешения конфликтов точно в прошлом.

У состояния гражданского конфликта (пока не войны, но власть ведет к этому дело вполне успешно) психологическая установка теряет палитру цветов и оттенков, превращаясь в чистой воды монохром. «Мы и они» — единственное деление, которое возможно в состоянии глубокого конфликта на грани войны. И это диктует принципиально иную картину понимания происходящего.

Пока еще в ходу интеллигентское рефлексирование вроде «я, конечно, не согласен с Путиным, но Навальный — это фу-фу-фу». Но чем глубже конфликт, тем меньше шансов порефлексировать и поотсиживаться в сторонке.

Вопрос будет ставиться предельно однозначно — либо ты за путинскую стабильность и против наймитов госдепа, либо ты против путинского фашизма и за шанс получить будущее.

Проще говоря — позиция «я не за то, но и не за это» в складывающейся обстановке уже не будет работать. Тебя в любой момент могут поставить перед стенкой и зададут четкий вопрос — ты за большевиков аль за коммунистов? И ответ должен быть столь же четким и понятным для спрашивающего, потому что спрашивающий по причине дефицита времени не будет углубляться в твои душевные терзания и копания. Ему будет просто некогда, так как ты либо свой, либо чужой. Причем если не свой — то чужой однозначно, и разбираться в твоих оттенках «чуждости» не будет никто.

Увы, но состояние войны — оно всегда такое. Однозначное и не терпящее сложных умопостроений. В нормальной жизни это ненормально, нормальная жизнь — это всегда оттенки «да, но…» Но мы входим в жизнь ненормальную. И необязательно завтра. Завтра может быть только шаг в этом направлении. Но власть (и только власть) делает всё, чтобы приблизить состояние войны всех со всеми. И выживут только те, кто успеет это понять раньше других.

Автор — независимый политаналитик Анатолий Несмиян (@ElMirid)

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *