Объем хищений с банковских карт в России вырос на треть

Банковские карты

Банк России фиксирует заметный рост активности телефонных мошенников, выманивающих деньги с банковских карт россиян.

В третьем квартале без согласия клиентов состоялось 180 тысяч транзакций на общую сумму 2,5 млрд рублей, что на 32% больше, чем в тот же период годом ранее, говорится в материалах регулятора.

64% хищений (на сумму 1,6 млрд рублей) состоялось с использованием методов социальной инженерии — то есть через звонки из мошеннических колл-центров, которые работают в тюрьмах системы ФСИН, пишет Финанз.ру.


Число выявленных банками мошеннических телефонных номеров взлетело почти в 2 раза — 10,7 тысячи за третий квартал против 5,2 тысячи годом ранее.

Колл-центры, выманивающие персональные данные, стали значительно чаще использовать мобильные номера, а также номера, начинающиеся на 8800, отмечает ЦБ: рост по сравнению с II кварталом 2020 года составил 245% и 358% соответственно, следует из материалов ЦБ.

Вернуть пострадавшим удалось 13% похищенных денег, признает регулятор: эта доля не меняется, несмотря на то, что проблема хорошо известна не первый год.

Киберпреступность растет в России с взрывной скоростью, заявил 15 декабря зампред Сбербанка Станислав Кузнецов. По его словам, за 2020 год мошенники совершили 15 миллионов звонков гражданам.

«Мы фиксируем, что мошенники есть почти в каждом третьем учреждении службы исполнения наказаний в России», — говорил Кузнецов в интервью «Известиям».

При этом почему-то никто не хочет задать вопрос: а как выглядит эта преступная деятельность? Как она возможна в стране, где правоохранительная машина находит террористов и экстремистов на этапе обдумывания преступления, рассуждает партнер FMG Group Михаил Фаткин.

Невозможно заниматься обзвоном граждан из учреждений ФСИН так, чтобы это было незаметно для правоохранителей, отмечает он: «Оборудование, звонки — это профессиональная деятельность целых подразделений: 15 млн звонков не сделать из-под одеяла в камере. Причем, разумеется, большинство контактов совершается в рабочее, а не в ночное время».

«Вероятнее всего, в эти преступные сообщества входят и должностные лица ФСИН, а может, они и возглавляют их?» — задается вопросом Фаткин.

С точки зрения уголовного права деятельность указанных преступных сообществ подпадает под целый букет статей УК, самая тяжкая из которых 210 — организация преступного сообщества или участие в нем с наказанием вплоть до пожизненного срока.

«Возможно, правоохранительная система просто закрывает глаза на подобные преступления из-за непосредственной заинтересованности в такой деятельности? — пишет Фаткин. — Ведь перефразируя Владимира Путина: хотели бы поймать, поймали бы».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *