МЭР предложило ЦБ напечатать денег для инвестиций

Рублевая ликвидность. эмиссия в России

Идеи Сергея Глазьева о масштабной денежной эмиссии ради ускорения экономики начали проникать в правительство, пишет Финанз.ру. Отчаявшись улучшить инвестиционный климат и найти деньги на «рывок» к мировым темпам роста, чиновники предлагают «напечатать» триллионы рублей, чтобы оплатить национальные проекты и выполнить указы президента.

С идеей запустить «печатный станок» ЦБ, чтобы к 2030 году профинансировать 13 триллионов рублей инвестиций, выступило Минэкономразвития. Как сообщает VTimes, предложения ведомства изложены в письме первому вице-премьеру Андрею Белоусову, которое подписал замглавы МЭР Андрей Иванов, прежде отвечавший за привлечение инвестиций в Минфине.

МЭР предлагает ЦБ проводить денежную эмиссию, которая будет использоваться для возмещения капитальных затрат инвестора на важные для государства проекты. В частности, для этого может использоваться цифровой рубль, запуск которого уже анонсировал центробанк.

Напечатанные деньги, по задумке чиновников, можно заливать в экономику как напрямую, так и через банковскую систему в качестве посредника.

Одна из идей МЭР — это расширение ломбардного списка ЦБ. В него включены облигации, под которые регулятор выдает рублевые кредиты банкам, де-факто финансируя своими деньгами тех или иных эмитентов.

По задумке МЭР, в этот печень нужно включить бумаги, выпущенные в рамках Соглашений о расширении и поощрении капиталовложений (СЗПК, позволяет рассчитывать на господдержку и стабильность регулирования). Банкам предлагается позволить улучшать качество кредитов, выданных таким проектам, а также не учитывать при формировании резервов риски материнской компании.

Вслед за деньгами ЦБ топливом для экономического роста предлагается сделать деньги населения и пенсионные накопления граждан. Пенсионным фондам, по задумке МЭР, следует разрешить вложения в инвестиционные проекты вне зависимости от уровня риска, а также покупку цифровых активов и рефинансирования корпоративных долгов.

Средства граждан следует активнее привлекать на фондовый рынок, в том числе за счет налоговых льгот. Предлагается ввести налоговый вычет на сумму дохода от продажи акций или долей, если человеку принадлежит более 10% компании и он вкладывает дивиденды в капитал проектной компании.

Другая идея — использовать индивидуальные инвестиционные счета. Для этого МЭР предлагает сократить трехлетний срок, в течение которого нужно держать деньги на счете, чтобы получить налоговый вычет и снять ограничение на сумму взносов (сейчас 1 млн рублей).

Ситуация с инвестициями выглядит отчаянной. В кризис 2014-16 гг они рухнули почти на 10%, а последующие годы практически не восстановились. За январь-сентябрь 2020-го Росстат зафиксировал снижение еще на 4,1%, в результате чего текущий уровень инвестиций на 13% ниже отметок 7-летней давности.

Статистика по прямым инвестициям и вовсе похожа на катастрофу. По итогам 2018 года Россия получила прямые инвестиции на сумму всего 0,05% ВВП — это один из самых низких показателей в мире (в Великобритании и США — 2,1 и 1,8% ВВП соответственно).

К концу 2019 года в стране было заключено чуть больше 120 таких сделок на 1,4 млрд долларов.  Для сравнения, в Индии — свыше 1000 сделок на 45 млрд долларов, а в США — 5,6 тысячи сделок на 207 млрд долларов.

Как бы то ни было, в ЦБ с идеей запустить «печатный станок» категорически не согласны. Предложения напечатать триллионы звучат из года в год, и позиция регулятора не изменилась, сообщил его представитель: эмиссия вне зависимости от формы денег приведет к разгону инфляции, что сделает невозможным снижение ставок по кредитам.

Рассуждать об эмиссии стоит только тогда, когда других возможностей уменьшать стоимость денег вообще нет, а пока потенциал снижения ключевой ставки не исчерпан, говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. К тому же эмиссия увеличит инфляционные риски, поставит под угрозу таргетирование инфляции, что создаст риски и для бюджета, предупреждает она.

 Проблема российской экономики — не в отсутствии денег. Ежегодно из страны утекает по 20-30 млрд долларов в виде «прямых инвестиций» за рубеж. Это структурный отток капитала, который стабилен при любой политике, указывает главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин: компании отправляют средства в капитал офшорных структур, паркуя прибыль за пределами страны.

В прошлом году такой отток составил 26 млрд долларов, годом ранее — 30 млрд, в 2017-м — 36 млрд, в 2015-16 гг — по 20 млрд. В сумме за пять лет — 136 млрд долларов, или 10,3 трлн рублей по текущему курсу.

Бизнес больше беспокоит предсказуемость налоговой системы, качество судов и инвестиционного климата, говорит партнер Dentons Василий Марков.

Еще один болезненный момент — это качество законотворчества, отмечает он: через раз возникают ситуации, когда компании вообще не понимают, как толковать отдельные нормы. 

Читайте также:

комментария 2

  1. Возмездие:

    Напечатают бабок себе в карманы и начнут инвестировать! Рубль по 150-300

  2. Возмездие:

    Я все излишки в криптовалюту вкладываю, когда та на коррекции или дне болтается. Если у власти сидят илиоты, которые хотят мою крипту обложить налогом, потому что она у меня просто есть, я буду прощаться с Россией. Пусть в стране останется один сброд, если большинство только недовольно, а делать ничего не хочет, совсем ничего не хочет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *