Правительство Мишустина ликвидирует 20% институтов развития: подробности реформы

Михаил Мишустин

Премьер-министр России Михаил Мишустин в понедельник объявил о масштабной оптимизации институтов развития. Часть из них перейдет под управление госкорпорации «ВЭБ.РФ», часть объединится с другими, схожими по функционалу, а практически каждый пятый ждет ликвидация.

Мишустин объяснил необходимость реформы тем, что институты развития создавались для решения конкретных задачи, и их усилия «в свое время дали значимые результаты», но сейчас их работа «слабо увязана с новыми национальными целями развития».

ТАСС собрал ключевые положения оптимизации.

Инвестиционный блок

ВЭБ.РФ получит в свое управление восемь институтов — Корпорацию МСП, Российский экспортный центр и Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (ЭКСАР), «Роснано», «Сколково», Фонд развития промышленности, Фонд инфраструктурных и образовательных программ, а также Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (он же Фонд содействия инновациям).

Кроме того, он получит часть функций еще восьми институтов развития, которые будут ликвидированы. Другая часть их задач перейдет федеральным органам исполнительной власти. Мишустин не уточнил, о каких конкретно организациях идет речь.

Укрупнение

Многие другие институты ждет укрупнение. «Российская венчурная компания» перейдет под управление РФПИ, Российский фонд фундаментальных исследований вольется в Российский научный фонд.

Появятся Единая лизинговая компания (на базе ГТЛК, которую совсем недавно возглавил бывший министр транспорта Евгений Дитрих, и «ВЭБ-лизинга»), Универсальный банк (из МСП Банка и Банка «ДОМ.РФ»), единый Фонд содействия реформированию ЖКХ (в уже существующий институт с этим названиям вольется Фонд защиты прав дольщиков).

Как пояснил Мишустин, «все это позволит сократить дублирующие функции и сформировать пять крупных институтов развития».

Оставшиеся

Реформа не коснется 12 институтов, которые признаны стратегически важными. Это госкорпорации «Росатом», «Роскосмос» и «Ростех», «Росагролизинг», Россельхозбанк, Агентство по страхованию вкладов, «Российский экологический оператор», «ДОМ.РФ», корпорации развития Дальнего Востока и Северного Кавказа.

Более того, «Курорты Северного Кавказа» получат более широкий функционал, превратившись в Корпорацию по туризму. Это, по-видимому, связано с выделением туризма в отдельный национальный проект.

Часть чего-то большего

Оптимизация институтов развития идет в русле общей административной реформы, о которой Мишустин объявил ровно неделю назад, 16 ноября.

Тогда он предложил в январе — апреле 2021 года провести оптимизацию госслужащих, в первую очередь за счет открытых вакансий — их доля, по оценке премьер-министра, достигает почти 20% штата министерств и ведомств. Штат центральных аппаратов федеральных органов власти сократится на 5%, территориальных органов — на 10%, при этом фонды оплаты труда чиновников уменьшать не планируется. Кроме того, будут регламентированы параметры работы структурных подразделений министерств и заместителей их руководителей.

Вскоре после этого — 20 ноября — были упразднены Роспечать и Россвязь, чьи функции передали Минцифры. Это была вторая за год ликвидация федерального ведомства — при смене кабинета министров в январе президент Владимир Путин упразднил Минкавказ, передав его функции Минэкономразвития.

***

Комментирует Владислав Иноземцев:

Я никоим образом не отношу себя к сторонникам социалистических мер и практик – но любая модернизация включает в себя мощный мобилизационный элемент, предполагающий концентрацию ресурсов, единоначалие в управлении и максимальную эффективность принимаемых решений (хоть бы в России кто-то прочитал классическую книгу The Ministry Пита Хартчера!).

Если бы российские власти, действительно, хотели создать институт развития, им должен был стать «экономический мегарегулятор» – единое ведомство, возглавляемое первым вице-премьером с крайне широкими полномочиями и публично утверждённой программой действий. А если мы считаем огромным успехом тот факт, что «институтов развития» в стране будет «всего» два десятка, стоит приготовиться к очередному этапу стагнации.

Последняя, замечу, становится для России привычной: после 2008 года мы так и не восстановились перед 2015-м; после него едва отыграли потери, как наступил 2020-й – и, судя по всему, теперь будем ещё несколько лет мечтать о возврате к уровням 2019 года. Пока не столкнёмся с новыми проблемами – которые, наверное, снова потребуют роста числа чиновников и контор, отвечающих за «развитие»…

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *