А.Несмиян. Рекорды

Валюта Турции и рубль

Рубль стал самой слабой валютой среди денежных единиц развивающихся стран. С начала сентября его курс упал более чем на 7,5 процентов. Второе место уверенно держит Турция, тройку призеров замыкает бразильский реал.

К ценам на нефть российское достижение не имеет отношения — цена держится примерно на одном уровне в 41-42 доллара. У нас, по-видимому, начинают играть роль уже все остальные составляющие гениальной политики фюрера, руководящего страной из бункера рейхсканцелярии. Здесь и военные упражнения, и продолжающееся уничтожение экономики, и внешнеполитические риски. Все как вы любите.

Ничего удивительного, конечно. Модель экономики, модель управления, устойчивость и дееспособность властной вертикали — всё уже на грани и за гранью. Плюс на марше трансформация режима из просто криминального в откровенно фашистский, что тоже требует существенных ресурсов. Пока это всё, конечно, больше напоминает гниение, чем горение, хотя и то, и другое ведут к одному и тому же — коллапсу и гибели.

У подобных деградационных процессов есть только один неизвестный и непрогнозируемый вопрос: когда будет пройдена критическая точка, за которой остатки устойчивости уже не смогут удерживать систему от обвальных процессов. Первая критическая точка — точка невозврата — пройдена примерно в 18 году. Уже в 19 году никаких шансов на хоть какое-то реформирование в рамках этой модели уже не было. Сейчас вопрос только в одном — когда это грохнется по-настоящему. Полгода, год или два — это, конечно, важно. Но главное в том, что результат известен. Хитрость в том, что чем дольше будет тянуться этот неопределенный период, чем выше инерция системы, которая не дает катастрофе произойти, тем более разрушительными и тяжелыми окажутся последствия.

То, что «после Путина» стране придется выкарабкиваться из тотальной разрухи, сомнений нет. Его режим прошел по стране, как Гитлер, Мамай и Батый вместе взятые. Возможно, что и последствия нашествия воров и преступников тоже окажутся неподъёмными, и выкарабкиваться из этой катастрофы придется не целиком, а по частям. Но пока главный вопрос — когда. От ответа на него будут зависеть и все остальные.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *