А.Несмиян. Закат империи

Газпром

К концу текущего года кассовый разрыв в бюджете Газпрома составит не менее 10 млрд долларов, полагает Блумберг. Причина — непомерные накопленные расходы на бессмысленные гигантские стройки при падении объемов экспорта и рухнувших ценах на газ. На европейском направлении Газпром получит не более половины обычной выручки, при этом потеря европейского рынка составит примерно 20%.

Бурное развитие технологии СПГ и масштабная экспансия на европейский рынок третьих продавцов газа не оставляет Газпрому ни малейшей надежды на улучшение ситуации даже после прекращения эпидемии. Избыточные мощности, построенные Газпромом в последние годы, не только не окупятся никогда, но и не имеют ни малейшего экономического смысла. По сути, порядка 100 миллиардов долларов были выброшены на ветер, хотя, конечно, если Газпром потерял, то кто-то приобрел. «Кто-то» — это в первую очередь подрядчики строительства гигантских трубопроводов, которые как раз заработали. Вполне возможно, что именно это перекладывание денег из кармана Газпрома в карманы подрядчиков и было целью всей преступной схемы. В любой нормальной стране действия руководства компании, ухудшающие ее положение, рассматривались бы акционерами, а то и правоохранительными органами, но Газпром при нынешнем режиме совершенно свободен от любых подозрений.

Возникает вполне резонный вопрос, что делать с Газпромом дальше. Спасать его за счет бюджета в текущей ситуации не получится, за счет резервов — тоже, так как дыра в газпромовском бюджете уже сопоставима со всем фондом национального благосостояния (при условии, конечно, что он в реальности еще существует и не разворован дочиста). Кроме того, буквально только что к президенту пробился другой эффективный управленец — Сечин, который тоже довел свою компанию до катастрофы, а потому рассчитывает на помощь. Боливар в нашем случае не вынесет даже одного, отощал. Двоих ему не вынести никак. И Газпром, видимо, пойдет в итоге под нож.

Самый простой способ — разделить его под видом демонополизации на добывающую, транспортную и трейдерскую компании. Возможен вариант раздела месторождений и транспортной инфраструктуры, что означает на выходе получить не три, а больше газовых компаний. В любом случае это будет означать, что Газпром перестанет быть глобальной компанией и станет обычным региональным игроком, не имеющим никаких шансов на участие в выработке правил на рынке. Это, без сомнения, станет и политическим поражением Путина, который с 2007 года продвигает идею энергетической сверхдержавы, понимая под ней возможность политического шантажа поставками российских углеводородов. Однако ситуация изменилась — теперь шантажируют не продавцы, а покупатели, а потому модель «сверхдержавы» окончательно отправлена на свалку.

В целом руководство Газпрома за последнее десятилетие совершило три ключевых стратегических просчета. Оно игнорировало проблему сланцевого газа, оно не приняло в расчет бурный рост и развитие технологии СПГ и совершенно неадекватно оценило потребности Европы в газе. Каждый из трех просчетов был фатальным по отдельности, однако три подряд стали для Газпрома идеальным штормом, в который компания под управлением абсолютно несостоятельного руководства самой компании и страны выплыть не имеет ни малейшего шанса.

Путин уничтожил экономику страны, чтобы иметь возможность разворовывать сырьевые ресурсы страны. Однако он настолько ничтожен как управленец, что в итоге добился банкротства даже этих лелеемых отраслей, являющихся кормовой базой его команды и основой своего политического веса. Крах экономической модели означает и политический крах петербуржской преступной группировки, пришедшей во власть в начале нулевых. Теперь ее уход со сцены неизбежен — у нее просто нет ресурса удерживать власть в конкурентной борьбе с другими гангстерскими кланами России.

Аудиоверсия:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *