Чем коронавирус обернулся для китайской глубинки

Коронавирус в Китае

В Иране новый рекорд по заболевшим — почти 1600 за сутки. Умерла депутат парламента. Сегодняшний срез, даже если предположить, что иранцы не химичат со статистикой — это те люди, которые заразились две недели назад и более, но заболевание выявлено только сейчас. При имеющихся сегодня 6300 зарегистрированных больных и имеющейся тенденции к удвоению заболевших каждый день, это означает, что заболевших, но невыявленных пока больных в Иране сегодня более полусотни тысяч. И каждый из них — разносчик заболевания.

Китай сумел задавить эпидемию, которая явно идет на спад (сегодня в Китае зарегистрировано всего 100 новых заболевших), жесточайшим карантином, в который было посажено порядка 800 миллионов человек (это 12 процентов населения Земли, если что). При этом карантин продолжается и будет соблюдаться еще месяц не менее. В Иране, как впрочем, и других странах, эту часть борьбы с заболеванием игнорируют, а потому рост заболеваемости не просто продолжается, а будет лишь увеличиваться.

iНа этом фоне Россия выглядит ничуть не лучше. Благостная картина (10 заболевших, из которых 4 выздоровели) — это, скорее, следствие отсутствия системы контроля, которая выглядит весьма выборочной. Сколько реально заболевших сегодня на территории страны, не скажет никто. Не потому, что скрывают, а потому что просто не в курсе.

Впрочем, бардак везде

В Штатах среди участников конференции, на которой присутствовало три высших руководителя страны — вице-президент, госсекретарь и руководитель большинства в Конгрессе — обнаружили двух подтвержденных заболевших. Уже после того, как конференция завершилась.

На медицинские проблемы начинают наслаиваться социальные. Николай Вавилов в своем ТГ-канале пишет, что порядка 80 млн китайских внутренних мигрантов-гастарбайтеров вернулись к работе, 50 млн с лишним продолжают находиться дома в сельской местности (видимо, в карантине). И, понятно, не получая зарплаты. В Китае начинаются социальные протесты, причем стихийные и повсеместные. Пока это чисто экономические протесты, связанные с требованием отмены арендной платы за жилье за февраль-март, но понятно, что это требование выполнить невозможно. А значит, протесты будут нарастать. Никакой цифровой концлагерь здесь не поможет — вопрос стоит о банальном выживании.

При этом в наиболее тяжелом положении оказывается китайская «глубинка»

Противоречие с более обеспеченным побережьем снова начинает расти. Это хроническая и неразрешимая проблема Китая, с которой не удалось справиться ни одному правительству страны практически за всю ее историю. И она же всегда становилась причиной внутренней катастрофы Китая. Возможно, это противоречие выстрелит и сейчас, тем более, что психологически крайне тяжело после десятилетия относительно хорошей и сытой жизни снова возвращаться в кромешную нищету.

И что самое плохое — для Китая никакой иной возможности справиться с кризисом нет. Когда окончательно станут понятны размеры и масштаб катастрофы китайской экономики, руководству страны придется решать вопрос — как сохранить хотя бы точечно имеющийся промышленный и технологический потенциал. Он сосредоточен в значительной степени в прибрежных провинциях Китая и крупных городах внутренней зоны. А значит — накопленные проблемы придется сбрасывать в глубинку, резко опуская там уровень жизни.

Вариантов нет — спасти всё невозможно, нужно будет спасать хоть что-то. А вот согласятся ли полмиллиарда жителей внутренних провинций Китая войти в положение и отнестись с пониманием — это очень большой вопрос.

Автор — Анатолий Несмиян (@ElMurid)

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *