Газовая война проходит в кабинетах. Каковы ее итоги для РФ?

Российский газ

Снова о газе. Что вполне логично — газовая война, в отличие от сирийской или войны на Донбассе, проходит в кабинетах, а потому широкой публике, любящей «бабах», «пиу-пиу» и «вжух» совершенно неинтересна. Если нет фоточек с бравыми спецназовцами и поверженными врагами, а то и стреляющей куда-то в небо вундервафлей, что тут может быть интересного?

Тем не менее. Польша в строгом соответствии с договором уведомила «Газпром» о том, что с 31 декабря 2022 года полностью прекращает закупки российского газа на внутренний рынок Польши.

Минус 10 миллиардов экспорта — 5 процентов. Борьбу за польский рынок Кремль проиграл окончательно.

Такие же проблемы на юге — в Турции. Турки планомерно и последовательно сокращают импорт российского газа, заменяя его поставками СПГ третьих поставщиков. В прошлом году доля Газпрома впервые упала ниже 50%, в этом году за девять месяцев поставки сократились на 35%, каков будет конечный объем по году — станет известно ближе к весне 20 года, но уже ясно, что он значительно упадет.

Возникает пикантная ситуация — по факту объем поставок по «Голубому потоку» может оказаться вполне достаточным для удовлетворения запросов турецкой стороны, что ставит вопрос со смыслом существования Турецкого потока в части поставок на внутренний турецкий рынок. Даже если какой-то газ по нему пойдет, это, уже очевидно, будут не плановые объемы. Что опять-таки ставит вопрос об экономическом эффекте и окупаемости проекта.

Вообще, складывается впечатление, что Газпром — он не про продажу газа, а про прибыли строителей новых труб. Вот здесь с эффективностью все в полном порядке — десятки миллиардов долларов бодро осваиваются и исчезают. Впрочем, вполне возможно, что бизнес с точки зрения друзей президента, именно так и выглядит. Так что для них как раз всё в порядке.

Риск прекращения транзита

Риск прекращения транзита российского газа через территорию Украины существует, «Нафтогаз» новыми исками обостряет ситуацию в переговорах с «Газпромом» по новому контракту, заявил в четверг президент России Владимир Путин журналистам по итогам саммита БРИКС.


«Что мы сейчас видим, что происходит в реалиях. Опять «Нафтогаз» предъявил очередной иск в суде <…>. Бред какой-то. Обостряют ситуацию, зачем?» — сказал президент.


При этом он отметил, что Россия готова к заключению соглашений по любому законодательству. «Если Украина успеет у себя имплементировать европейское законодательство <…>. Смогут они это сделать в оставшийся период времени — ну хорошо. Они взяли на себя обязательства перед Европой, не перед нами. Пусть делают, мы готовы и к этому. Но не все от нас зависит. Поэтому риск прекращения транзита существует, наверно».

По всей видимости, Кремль оценивает угрозу прекращения или существенного сокращения транзита через Украину как вполне реальную. Поэтому по понятным причинам пытается снять обвинения в происходящем с себя. Что не совсем логично, так как именно строительство двух обходных маршрутов и заявления о том, что украинский маршрут теперь нецелесообразен, были триггерами процесса.

Впрочем, кто виноват — вопрос второстепенный. Гораздо важнее другой вопрос — что будет происходить в случае реальной приостановки поставок газа через Украину. Даже временной. То, что временной, как раз вопросов нет, речь идет исключительно об условиях, на которых этот транзит будет в итоге восстановлен.

Существует «вилка» между 15 и 60 миллиардами кубометров газа, который может пойти через Украину. Кремль настаивает на 15 миллиардах, Европа (и, конечно, Украина — на 60). Проблема — в Потоках. Если их недогрузить, то экономическая целесообразность этих маршрутов (больше северного) будет под прямой угрозой, а это не только интересы самого Газпрома, но и иностранных инвесторов. Европа упорно требует существенно больших, чем 15 миллиардов кубометров, объемов прокачки через Украину в связи с отсутствием у Потоков подземных газовых хранилищ, снижающих риски в периоды пикового потребления.

При этом уже понятно, что к 1 января ни северный, ни южный маршруты к транзиту газа в Европу не будут готовы, а потому Украина все равно остается основным маршрутом как минимум на полгода, а то и год. И если поставки будут прерваны, то потребители в Европе адресуют свои претензии к Газпрому. Он, конечно, будет пытаться адресовать регрессе требования к украинской стороне, но судебные тяжбы — вопрос неоднозначный. Можно в итоге и проиграть. И в таком случае суммы будут крайне существенными. Минус, понятно, репутация, что тоже будет стоить Газпрому потерь, особенно в свете готовящейся экспансии американского газа в Европу.

Проблема почти неразрешимая, так как у Кремля просто нет пространства для маневра. У него простой выбор — либо фактически капитулировать и спасать Газпром от неизбежных исков (но в таком случае будет поставлен под удар Северный поток-2, надобность в котором отпадает), либо пытаться спасать СП-2, но ценой неизбежных судебных решений и штрафов. И в том, и в другом варианте потери будут измеряться даже не миллиардами, а десятками миллиардов. Их, понятно, выжмут у российского населения через поднятие тарифов, но вряд ли на это рассчитывал Кремль, затевая авантюру с обходом Украины и втягиваясь в две затяжных войны на Украине и Сирии.

Автор — Анатолий Несмиян, el-murid.livejournal.com

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *