Разброд и шатание

Кирилл ТремасовЭльвира Набиуллина сделала сегодня неожиданное, на первый взгляд, заявление, предложив подумать об увеличении цены отсечения ФНБ (в этом году — $41.6 за баррель, повышение на 2% каждый год). Но Минфин в лице замминистра Владимира Колычева тут же парировал, что такое предложение точно не рассматривается в правительстве. По словам Колычева, скорее может встать вопрос о снижении цены отсечения, если нефть надолго уйдёт ниже этого уровня.

Как можно понять, из прозвучавших ранее заявлений Силуанова, Минфин выступает за прямое финансирование из ФНБ тех или иных проектов (как это происходит и сейчас), причем, по словам Силуанова, вопрос о расходовании средств ФНБ решён, но это не значит, что будут тратиться все деньги выше лимита 7% ВВП. Хотя тот же Колычев накануне говорил, что Минфин и Минэк обсуждают повышение планки расходования ФНБ (т.е. можно было понять, что тратить ФНБ пока вообще не планируется). А вот Орешкин, например, вообще считает, что расходовать ФНБ внутри страны нельзя, и призывает тратить деньги на стимулирование экспортёров (кредитование иностранных покупателей нашей продукции).

А ЦБ в недавно опубликованных Основных направлениях ДКП говорит, что такое стимулирование всё-равно носит проинфляционный эффект. ЦБ и Минфин убеждают, что низкая ставка не окажет стимулирующего влияния, а Минэк, хотя и не очень громко, но, похоже, настойчиво поддавливает ЦБ в этом вопросе. Ну а про споры о потребкредитовании я даже и говорить не буду.

Складывающаяся картина достаточно очевидна. В экономическом блоке правительства – разброд и шатание. От прежнего единства, возникшего после назначения Орешкина в Минэк, не осталось и следа. То единство возникло на почве бюджетного правила, жёсткой бюджетной консолидации и инфляционного таргетирования. За последние годы эта политика завела в тупик. Сами принципы, по сути, правильные, но масштабы накопительства, как сейчас уже очевидно всем, оказались избыточными. Вдобавок никаких созидательных действий правительство в этот период не сделало – сначала ждало выборов президента, потом занималось имитацией работы над нацпроектами и всё это время молча смотрело на разрушение инвестклимата (что признает сейчас уже как свершившийся факт).

По-видимому, нас в ближайшие годы ждут горячие споры между экономическими ведомствами по широкому кругу тем. Крайним, никто быть не хочет…

Ну а что касается предложения Набиуллиной по повышению цены отсечения, то, на мой взгляд, это не самая удачная идея. Логика ЦБ понятна. Раз уж собираемся тратить ФНБ, то пусть будут заранее определенные масштабы этих трат в соответствии с четким правилом. Это упростит задачу ЦБ по управлению ставками и инфляцией (намного проще всё просчитать). Если же тратить из ФНБ напрямую, то мы столкнёмся с высокой волатильностью и непредсказуемостью этих трат, что затруднит ЦБ работу.

Логика Минфина тоже понятна. Он и сейчас то не может вернуть в экономику все предусмотренные бюджетом деньги (бюджет профицитен даже после всех расходов на покупку валюты), а если их станет ещё больше после повышения цены отсечения, то что с ними делать? Пусть уж лучше лежат в резервах, а появятся хорошие проекты, возьмём их оттуда. Вдобавок Минфин, как и власть в широком смысле слова, уже давно живут ожиданиями коллапса нефтяного рынка, держа в уме необходимость жить при $20 за баррель.

Но мне идея Набиуллиной кажется неудачной не из-за этих соображений, а из-за того, что любое изменение правила, которое, вдобавок, существует не так давно – это подрыв доверия со стороны инвесторов, что будет негативно воспринято рейтинговыми агентствами и теоретически может привести к некоторому увеличению страновой премии.

Я поддерживаю идею расходования ФНБ, но лучше это делать напрямую и очень тщательно выбирать инвестиционные проекты под эти цели. Думаю, что ранее 2022г эти расходы не начнутся.

Кирилл Тремасов, MMI

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *