«Пока во власти нет конкуренции, ее не будет и в реальном секторе экономики». Transparency о росте неконкурентных госзакупок

Госзакупки в РФДоля неконкурентных госзакупок превысила 63,7% в первом полугодии 2019 года, подсчитали эксперты ВШЭ. По данным исследования, их объем постоянно растет, а наибольший объем прямых закупок у единственного поставщика приходится на контракты по актам президента или правительства у естественных монополий — в 2018 году таких было 67% . В отчете по результатам мониторинга закупок по 44-ФЗ Минфин заявил о снижении доли таких закупок, однако эксперты уверены, что официальный показатель просто маскирует неконкурентные закупки, которые изначально были заявлены как конкурентные.

Специалист по закупкам государственного сектора, руководитель отделения Transparency International в Екатеринбурге Екатерина Петрова объяснила The Insider, какие факторы приводят к увеличению доли неконкурентных торгов и как с этим можно бороться.

Нужно понимать, что 44-ФЗ предусматривает более 50 оснований для заключения контракта с единственным поставщиком — ЕП. Среди них есть и признание закупок несостоявшимися по причинам, перечисленным в статье (подана только одна заявка или признана участником только одна заявка, или не подано ни одной). Полагаю, что эксперты ВШЭ действительно изучали контракты с ЕП по всем имеющимся в законе основаниям, но не учитывая, что часть таких контрактов заключены по результатам конкурентных процедур. С моей точки зрения, корректнее рассматривать отдельно такие контракты, в том числе и для того, чтобы подробнее изучить феномен роста признания конкурентных закупок несостоявшимися (в каких отраслях, в каких регионах и т.п.) Это, кстати, может вскрыть нарушения антимонопольного законодательства, например, когда в каком-то регионе в какой-либо отрасли появляется картель, тогда на закупки, в основном, выходит только 1 участник, либо остальные не торгуются.

Создание картеля на закупках запрещено уголовным законодательством, но картели только растут. К сожалению, антимонопольные органы очень редко признают картели по заявлениям от общественных организаций. Ещё одной причиной роста неконкурентных закупок я считаю изменения в 44-ФЗ относительно допопыта, вступившие в силу этой весной. Произошло расширение перечня случаев, когда заказчики могут устанавливать дополнительные требования к участникам, они касаются опыта работы (который надо подтвердить выполненными аналогичными контрактами) и мощностям. Мы этот вопрос отдельно не изучали, но вполне допускаю, что теперь многие подрядчики не могут принять участие в закупках, поскольку не имеют достаточного опыта. Им проще договориться с другими, более опытными участниками и определиться к ним на субподряды.

Контракты с единственным поставщиком по остальным основаниям это отдельная тема, которой мы в Transparenсy занимаемся уже второй год — анализируем контракты с ЕП по разным основаниям в отдельности, поскольку специфика у каждого основания своя. Например, вот наш доклад про госконтракты с единственным поставщиком, заключенные по основанию «Чрезвычайная ситуация», а вот другой доклад про основание «по актам правительства и президента» — в этом исследовании мы рассматривали контракты заключенные только в 2017 году, а сейчас заканчиваем анализировать аналогичные контракты только уже за всё время действия 44-ФЗ. И выводы уже получаются достаточно интересные. В самой процедуре заключения контрактов с ЕП по актам правительства и президента коррупции нет, потому что закон позволяет это делать. Однако на практике это означает, что любой предприниматель (у которого есть такие ресурсы) может пролоббировать себе проект через правительство и никаких ограничений или регулирующих этот процесс нормативов нет. Мало того, большинство постановлений и распоряжений, на основании которых заключаются такие контракты, не публикуются в открытом доступе и вообще носят секретных характер. Вот здесь, безусловно, есть коррупционные риски. В том числе и по таким мягким видам коррупции как кронизм, фаворитизм и другим формам, которе по-простому принято называть «блатом».

Чтобы повысить конкурентность в закупках государственного сектора, в первую очередь необходимо признать п. 1 ч. 2 ст. 93 утратившим силу и никогда больше не использовать в качестве основания для закупок у единственного поставщика акты правительства и президента. Во-вторых, необходимо в целом сократить основания для заключения контрактов с ЕП и постараться оставшиеся основания конкретизировать до запятой, чтобы заказчики не злоупотребляли ими. Например, как показало наше исследование по основания «Чрезвычайная ситуация», большая часть контрактов была заключена незаконно. В-третьих, необходимо пересмотреть санкции за нарушение законов о закупках и защите конкуренции. Например, сейчас за контракт, заключенный с ЕП без законных оснований предусмотрен штраф в 50 тысяч рублей. В Москве, например, такие контракты заключаются на сумму в несколько миллиардов рублей. Такие штрафы несправедливы. И в-четвертых, нужно обеспечить выполнение принципа сменяемости власти (и я сейчас не шучу), ведь пока конкуренции нет во власти, её не будет и в реальном секторе экономики.

Юрий Князев, The Insider

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *