Профсоюзы показали правительству, где найти деньги для отмены пенсионной реформы

Пенсионная реформаРоссийские власти в течение 20 лет законодательно создавали условия для формирования дефицита госбюджета, в том числе в Пенсионном фонде, чем потом оправдали «необходимость» повысить пенсионный возраст. Как считают эксперты Конфедерации труда России (КТР), в результате образовался замкнутый круг, при котором вся страна работает на нефтедобывающий сектор и крупный бизнес, но ничего не получает взамен. В этой ситуации КТР полагает, что Россия могла обойтись без антисоциальной реформы – деньги для старшего поколения при желании можно было найти.

«Логика» пенсионной реформы

По словам координатора экспертного центра КТР Алексея Гаскарова, пенсионная реформа, которую российская власть продавила прошлым летом, не соответствует «условиям задачи» – повышение возраста выхода на пенсию (5 лет для мужчин и для женщин) было нелогично даже с учетом возможных демографических проблем.

«Демографические проблемы, которые должны возникнуть, и решение, которое принято, не соответствовали друг другу», – констатировал Гаскаров.

Он обратил внимание, что дефицит Пенсионного фонда во многом возникает из-за так называемой теневой занятости, которая находится на уровне 30-40% от числа всех работающих. «Борьба с теневой занятостью могла бы стать основным решением в борьбе с дефицитом Пенсионного фонда, но правительство пошло другим путем», – констатировал Гаскаров.

Вместе с тем, он считает, что отказаться от повышения пенсионного возраста было можно, если отменить для ряда отраслей экономики налоговые льготы, объем которых в 2018 году значительно вырос. «Был 2,3 трлн рублей, стал 3,1 трлн. Эти цифры сопоставимы с дефицитом Пенсионного фонда. Он составляет 2 трлн рублей», – отметил эксперт.

Нефть – все, народ – ничто

Эксперты КТР обратили внимание, что основным получателем налоговых льгот является нефтегазовый сектор, который таким образом получает послабления примерно на 1,2 трлн рублей. Как пояснил кандидат экономических наук, доцент РЭУ имени Г. В. Плеханова Олег Комолов, для этого сектора экономики предоставляются льготы по налогу на добычу полезных ископаемых и экспортной пошлине.

«Всего налоговые льготы по экспортной пошлине составили за прошлый год 170 млрд рублей – по нефти, 90 млрд рублей – по газу. В основном они касались нефти и газа, направленных по проекту «Голубой поток» в Турцию. Но важно понимать, что проект носит более политический, нежели экономический характер. Это в том числе подтверждается и низкой степенью рентабельности проекта, что заставляет правительство постоянно продлевать эти льготы для «Газпрома» который не может выйти на достаточный уровень окупаемости», – сказал Комолов.

Эксперт также отметил, что увеличение экспорта энергоресурсов, на который нацелена нефтегазовая отрасль и правительство РФ, негативным образом отражается на ситуации внутри России. «Сейчас 2/3 – 65% (всей нефти) идет на внешние рынки, что формирует дефицит бензина и нефти внутри страны, и является одним из важных факторов, стимулирующим рост цен для российских потребителей – а это в первую очередь сельское хозяйство и обрабатывающая промышленность, которые получают топливо по завышенным ценам. Все это формирует инфляцию, увеличивает издержки предприятий и усложняет для них обновление, что усугубляет проблему технологической отсталости российской экономики», – констатировал Комолов.

«Предлагаем отменить общий объем налоговый льгот по НДПИ и экспортной пошлине в объеме 550 – 600 млрд рублей. Это, конечно, ударит по нефтегазовым компаниям. Но этот удар точно не будет смертельным», – пояснил он.

Особые экономические зоны и сельское хозяйство

По оценке Гаскарова, уменьшить затраты бюджета может помочь также пересмотр объема льгот для сельского хозяйства и особых экономических зон.

«Вторым важным получателем налоговых льгот является сельское хозяйство. С одной стороны, во всех станах оно поддерживается, мы не стали эту тему особенно рассматривать – приняли как данность экономической политики. Но важно понимать, что большую часть налоговых льгот получают не крестьяне, не обычные фермеры, а крупные холдинги такие как «Мираторг», «Росагро» – с миллиардной выручкой», – пояснил он.

Третьим крупным получателем налоговых льгот являются особые экономические зоны. «Например, вся Калининградская область. Если вы делаете там инвестиции в 1 млн рублей, вы уже получаете пониженную ставку по налогу на прибыль, нулевой НДС на ввоз комплектующих. Получается около 187 млрд – это, конечно, колоссальная сумма. Таких особых зон довольно много, к ним есть большие вопросы», – сказал Гаскаров.

Он сослался на выводы Счетной палаты за 2017 год, согласно которым создание одного рабочего места в особых экономических зонах обходится в сумму около 10 млн рублей – то есть государство затрачивает огромные ресурсы, однако их целесообразность стоит под вопросом.

«Все это становится неэффективным. Изначально такие зоны создавались в депрессивных регионах, например, на Дальнем Востоке, чтобы привлечь инвестиции и людей. Сейчас они создаются практически во всех регионах. Получается, что налогообложение там просто понижено – это одна из причин, почему у нас и региональные бюджеты находятся в хроническом дефиците. Конкуренция уже не развивается. Кто-то когда-то начал эту политику. Первое время она срабатывала, но сейчас, когда все делают ровно то же самое, меры не работают, они очевидно неэффективны», – уверен Гаскаров.

Эксперт подчеркнул, что у правительства РФ есть возможность увеличить доходы госбюджета, в том числе Пенсионного фонда, за счет изменения системы предоставления налоговых льгот. «Из 3,1 трн рублей могут быть отменены льготы в 1,4 трлн. Сумма, которая сопоставимая с дефицитом Пенсионного фонда. В этом году он такой и получается», – сказал Гаскаров.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *