Великая депрессия останется в истории самым глубоким кризисом

Мировой кризис 2007—2008 годов оказался лишь четвертым в рейтинге финансовых потрясений последних 130 лет. Первую строчку неизменно занимает Великая депрессия, которая была на порядок страшнее событий трехлетней давности. По мнению российских экспертов, недавний экономический спад так потряс общество из-за того, что до этого целое поколение жило в относительном финансовом спокойствии.

ООО Компания «КвадроКом» предлагает по антикризисным ценам складское и упаковочное оборудование и сопутствующие ему материалы. Одно из лучших предложений компании — электроштабелер самоходный OTTO KURTBACH, известный надежностью, компактностью и эргономичностью в работе. С электроштабелерами процесс сборки грузов значительно ускорится, вы сможете переложить процессы, традиционно выполняемые руками, на умную технику.

Как все счастливые семьи похожи друг на друга, так и мировые кризисы, сотрясшие финансовые системы десятков стран за последние 130 лет, на поверку оказались почти одинаковыми. Майкл Бордо и Джон Лейтон-Лейн из Кембриджского университета в исследовании «Мировой финансовый кризис 2007—2008 годов: беспрецедентен ли он?» ссылались на чувство дежа вю, преследовавшее их во время анализа экономических колебаний с 1880 года. Оказалось, почти на всех мало-мальски серьезных потрясениях лежит тень Великой депрессии, которая, без сомнений, является «чемпионом кризисов».

Кризис 2007—2008 годов, зародившийся в США и распространившийся по всему миру, занимает в рейтинге лишь четвертое место. По своим характеристикам он напоминает события 1907—1908 годов, поскольку в то время произошло множество банковских крахов.

Ведущий эксперт ЦМАКП Александр Апокин солидарен с такой оценкой. Однако общая методология, которой пользовались западные экономисты для ранжирования тяжести финансовых невзгод в отдельно взятой стране, в частности в России, эксперту кажется несовершенной.

Майкл Бордо и Джон Лейтон-Лейн составили свой перечень кризисов на базе множества исследований, соединив все данные в один реестр по принципу «0—1» (ноль — нет кризиса, 1 — хотя бы одно исследование его фиксирует). Далее рейтинг строился по глобальному «весу» ВВП определенной страны, то есть определяющими оказались развитые рынки. «Это уязвимое место методики, — считает г-п Апокин. — В частности, для России больше подошли бы вещи, происходящие на развивающихся рынках, а не в мире в целом».

Кроме того, по мнению г-на Апокина, рейтинг почти лишен макроэкономической составляющей. Определенную проблему эксперт видит и в том, что исследователи упустили из виду, что для развитых стран понятие валютного кризиса уже давно неактуально.

Руководитель научного направления «Макроэкономика и финансы» ИЭП Сергей Дробышевский также считает, что по сравнению с Великой депрессией кризис-2007-2008 показал себя намного слабее. События трехлетней давности кажутся людям столь сокрушительными потому, что в течение 20—30 лет мир не знал тяжких финансовых потрясений. По мнению г-на Дробышевского, в оценке влияния кризиса важна и психологическая составляющая. «Возможно, что даже во времена Великой депрессии люди, еще помнящие финансовые бури 1913—1914 годов, воспринимали ее не так серьезно, как мы сейчас. Между тем для России последний кризис даже менее силен, чем в 1998 году», — рассуждает он.

Соглашается с расстановкой приоритетов по кризисам, данной Бордо и Лейтон-Лейном, и управляющий директор по работе с клиентами ИК «Анкор Инвест» Артем Лаптев: «Если говорить о глобальных кризисах, то, на мой взгляд, наиболее тяжелым и разрушительным была Великая депрессия в США, начавшаяся в 1929 году и затянувшаяся более чем на десять лет. Уровень безработицы во время кризиса поднялся с 5 до 20% и лишь только к 1942 году вернулся к 5%».

Итоги кризиса 2007—2008 годов для России и мира оказались разными. «Для мира это один из поворотных моментов развития финансовой системы. Очевидно, после него появятся новые правила игры, — уверен г-н Дробышевский. — Для России же он оказался временем потерянных возможностей. Если кризис 1998 года научил всех, что не надо ждать сотен процентов доходности, а достаточно десятков, то сейчас перехода на нормальное понимание того, что в бизнесе могут быть не десятки процентов, а всего 5—7, и это тоже бизнес, которым стоит заниматься, не произошло».

Анастасия ЛИТВИНОВА, РБК daily

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *