Вся правда о ВТО

ВТО и природа

Пока все судебные споры по экологии в ГАТТ-ВТО ослабляли национальное экологическое законодательство[48].

Право ВТО ставится выше экологического законодательства. Нарушение международных соглашений по защите природы не карается санкциями, и поэтому международные соглашения по защите окружающей среды не имеют фактической силы, — права же экономических субъектов, корпораций, на «свободную торговлю» и эксплуатацию природы защищены.

По правилам ВТО, государство не имеет право запретить ввоз на свою территорию продуктов, вредных для здоровья и окружающей среды, потому что это «против правил свободного рынка».

ВТО запрещает маркировать продовольствие какими-либо этикетками, которые информируют потребителя о том, насколько экологически чистыми являются приобретаемые им продукты. Нельзя также ограничивать ввоз товаров, производство или потребление которых ведет к разрушению окружающей среды[49].

МВФ, ВБ, ВТО требуют переориентации производства зависимых стран на экспорт, что ведет к ускоренному разрушению природы. Попав в «долговую петлю» МВФ и Всемирного банка, страна вынуждена постоянно экспортировать свои ресурсы, чтобы заработать валюту для оплаты долгов.

ВТО не признает международные договоры по защите окружающей среды.

ВТО не признает также международный принцип осторожности, то есть государство не может запретить импорт товаров, пока не доказано, что они вредны. Например, страны ЕС отказались ввозить мясо из США, потому что животных там кормят гормонами. За это против ЕС были введены штрафные санкции. То же произошло и с генно-модифицированными продуктами из США: правила ВТО не позволяют запретить их ввоз, те государства, которые все же его запрещают, платят большие штрафы. Все это, конечно, делается в интересах концернов, производящих генно-модифицированную продукцию, большая часть которых расположена в США (например Monsanto)[50].

Либерализация транспорта может привести к сокращению железнодорожных перевозок из-за высоких цен на приватизированных железных дорогах и закрытия неприбыльных участков и роста интенсивности автомобильных перевозок. ГАТС угрожает и национальным законодательствам в областях, напрямую связанных с загрязнением природы, таких как нефте- и газодобыча.

Инвестиционное соглашение в ВТО

Иностранные инвесторы заинтересованы в отмене различных государственных требований: по регулированию инвестиций, касающихся величины участия иностранного капитала, квот по обязательному привлечению местной рабочей силы или по использованию местного сырья или материалов, обязательств по образованию совместных предприятий с фирмами этого государства, выполнения местного законодательства по трудовому и экологическому праву, а также требований, касающихся торгового и платежного баланса. Их цель — сделать так, чтобы не возникало внешнеэкономического дисбаланса из-за слишком большой доли полуфабрикатов, слишком больших валютных расходов или из-за очень большого вывоза прибылей[51]. Планируется внести в ГАТС законы, отменяющие подобное государственное регулирование. Правительства стран «семерки» уже поддерживают этот проект.

Уже во время переговоров ГАТТ, которые перевели к созданию ВТО, США попытались объединить в одну законодательную систему правила, предусмотренные Соглашением о Североамериканской Зоне Свободной Торговли (NAFTA) и правила ВТО. Инвесторы должны были бы получить больше прав и быть лучше защищены, в первую очередь ТНК получали право самостоятельно подавать жалобы в суд ВТО, минуя государства. Евросоюз также лоббировал интересы транснациональных инвесторов. Однако попытки США и ЕС потерпели поражение благодаря сопротивлению большинства других стран. Потерпев поражение на первом этапе, США и ЕС попробовали провести эти соглашения внутри блока богатых стран — Организации экономического сотрудничества и развития (OECD), а уже затем убедить весь остальной мир принять эти нормы, одобренные «самыми успешными» странами. Кульминацией этой кампании корпоративного лоббизма была попытка принять соглашение MAI (Многостороннее соглашение по инвестициям, Multilateral Agreement on Investment). Фактически MAI предусматривало добровольный отказ государств от какой-либо формы контроля за деятельностью частного капитала в принципе. Этот документ был настолько скандальным, что вызвал бурю возмущения в Западной Европе, причем не только в левых кругах. Документ был отвергнут Европарламентом.

Уже сегодня государства снижают экологические и социальные стандарты, стремясь привлечь капитал. Инвестиционные соглашения еще больше ограничивают права государств предпринимать меры по защите труда и природы, а частные инвесторы — большей частью ТНК — получают возможность в рамках международного права обвинять государства, если те вводят регулирование. В региональное экономическое соглашение NAFTA входит инвестиционное соглашение, из-за которого Мексика была приговорена к выплате штрафа американскому концерну, потому что Мексика запретила строительство ядовитой свалки вблизи охраняемого заповедника!

Принятие в ВТО соглашений по модели NAFTA лишит страны правовой возможности самим определять, как быстро и в каком объеме расходуются ресурсы этой страны[52].

Принцип ВТО «равных прав национальных и иностранных инвесторов» делает незаконной поддержку национальной промышленности (как частной, так и теоретически государственной), потому что иностранные и национальные инвесторы «должны обладать равными правами»[53].

Финансовый рынок и ВТО

В интересах банков, страховых фондов и трейдеров (торговцев ценными бумагами), США вместе с ЕС и Японией пытались интегрировать на Уругвайском раунде специ­альное соглашение о финансовых услугах в ГАТС[54]. Финансовые игроки оказывают большое влияние на формулирование политических позиций правительств и ВТО[55].

ГАТС и ФТА желают отменить оставшиеся барьеры для свободного потока финансового капитала, что требуют также МВФ и ВБ[56]. Соглашения ГАТС узаконивают крупные финансовые и спекулятивные манипуляции, направленные против стран «третьего мира» — в результате эти страны отказываются от самостоятельной денежной, а, следовательно, и экономической политики[57]. ЕС требует от других стран, чтобы они открыли доступ западным банкам на свои рынки пенсионного обеспечения и страхования, отменили ограничения по участию иностранного капитала и либерализовали потоки капитала[58]. ГАТС запрещает государствам регулировать количество вывозимых иностранными концернами за гра­ницу прибылей.

ТРИПС в ВТО

Дерегулирование торговли по правилам ВТО, сопровождаемое расширением защиты прав интеллектуальной собственности (соглашение ТРИПС), позволяет ТНК проникнуть на национальные рынки и расширить свой контроль практически на все секторы национальных производственных секторов, сельского хозяйства и сферы услуг[59].

Концерны США, ЕС и Японии занимают в области производства программного обеспечения, медикаментов, химии и развлечений доминирующую позицию. Соглашение ТРИПС гарантирует концернам этих стран защиту их позиций[60]. Вступление в ВТО и, следовательно, подписание части договоров ВТО — ТРИПС — приведет в России к уменьшению числа исследований и системы исследований[61]. Коммерциализация и приватизация интеллектуальных, ремесленных, культурных прав и прав на произведения искусства гарантирует максимальные прибыли олигополии из отобранных знаний народов, которые используют эти знания до сих пор бесплатно. Например, олигополии крадут эти знания у народов стран «третьего мира» и затем заставляют покупать их у концернов[62]. Концерны, обладающие властью на рынке, готовы к применению насилия. Под лозунгами защиты интеллектуальной собственности и призывая к суду ВТО, представляющего как раз их интересы, ТНК присваивает себе чужие права. Дело в том, что значительная часть агрономических и биологических знаний, которые используются в сельском хозяйстве бедных стран, не защищены патентами. Корпорации оформляют патенты на себя, присваивая это «незащищенное» знание, а затем требуют, чтобы им платили за использование подобной информации или биологического материала, ранее — общедоступного и бесплатного. Они также монополизирует торговлю рисом, зерном и другими ключевыми биологическими ресурсами[63]. Фактически ТРИПС легализует биопиратство западных концернов[64].

ТРИПС должно защищать и расширять монополии концернов[65]: «Цель ТРИПС — гарантировать технологическое преимущество стран “первого мира” на как можно более долгий период. Но успехи индустриализации сегодняшних развитых стран были возможны как раз потому, что тогда не было всемерной защиты патентов»[66].

Показательный пример — скандал с фармацевтическими концернами, требующими для себя доступ к рынкам стран «третьего мира» на эксклюзивных правах, то есть с запретом для этих стран покупать более дешевые медикаменты у других фирм — что обернулось настоящим геноцидом в Африке[67]. Вместо улучшения уровня жизни населения такая политика привела к массивному росту цен в областях медикаментов, медицинской технологии и биотехнологии[68].

Соглашение ТРИПС было заключено при массивном влиянии 13 американских концернов[69]. Джеймс Эниарт из одного из них, Monsanto, описал, как родился ТРИПС: «Концерны стала волновать большая проблема в международной торговле. Они разработали путь решения, сделали конкретное предложение и дали его на подпись своему правительству и правительствам других стран»[70].

Негативные результаты политики ТРИПС для стран «третьего мира» — рост цен на медикаменты, обострение дисбаланса импорта-экспорта, рост безработицы из-за уменьшения производства внутри страны[71].

По правилам ТРИПС запреты на рекламу детского питания (среди которого могут быть нежелательные для детей продукты, например, детское питание, содержащее генно-модицифированные ингредиенты), табака и алкоголя незаконны, потому что они считаются «дискриминацией иностранных производителей».

Сельское хозяйство и ВТО

«Либерализация» сельского хозяйства подрывает безопасность продовольственного обеспечения в странах «третьего мира», приговаривает сотни миллионов крестьян на нищету и миграцию в городские кварталы нищеты, где они лишены будущего[72]. Под лозунгом «мировой свободной торговли» сельское хозяйство, призванное обеспечить население продовольствием, перепрофилируется в экспортно-ориентированную аграрную промышленность[73]. США и ЕС продолжают субсидировать сельское хозяйство в своих странах, что ведет к перенасыщению рынков периферии субсидированными продуктами, к падению цен на них и банкротству местных производителей. Соглашение по сельскому хозяйству ВТО требует открыть рынки стран «третьего мира». «Это соглашение ВТО (Соглашение по сельскому хозяйству) сделало законным субсидирование сельского хозяйства в развитых странах и одновременно сократило возможности стран “третьего мира” выйти со своей сельскохозяйственной продукцией на мировой рынок»[74].

ТНК уже поделили мировой рынок и их цель не делиться с другими, а завоевать еще больше. По исследованиям FAO в странах «третьего мира» после 1994 года вырос объем импорта сельскохозяйственной продукции, а не экспорт. Развитые страны, требуя открытия рынков от других стран, ограничивают доступ на свои рынки через таможню, субсидирование и использование санитарных и фитосанитарных стандартов[75].

Опубликовано в журнале «Левая политика», 2009, №9, С. 38-55.
Примечания можно посмотреть на странице http://www.scepsis.ru/library/id_2546.html

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *