Подачка пенсионерам не спасет Россию от кризиса

ПенсионерыВ последние дни повестка забита размышлениями о молодежи в извечном томлении интеллектуальной прослойки общества, вдруг вспомнившей про то, что, вообще-то, дети – цветы жизни (хотя, впрочем, для кого-то – скорее, сорняки на грядке), и нуждаются в заботливых руках «флориста». Минувший «бунт детей» удивил почти всех. Кого-то приятно, кого-то неприятно, но все же давайте признаем, мало кто из «непосвященных» ожидал, что в протестном потоке в этот раз будет участвовать исключительно молодежь.

Интересно, что даже и контрвыступлений, например, пенсионеров во главе с Кургиняном, подобных тем, что проходили в 2012 г., не было. Тогда, пять лет назад, преданным «жрецам» стабильности казалось, что пенсии будут расти как на дрожжах, что все прекрасно, а дальше — если и не светлое, то вполне себе ясное не туманное надежное будущее. Но вот ведь незадача: очень скоро накопительную часть пенсий заморозили, индексации сократили, ЖКХ подорожало. Интерес к «заград-активности» заметно упал.

Правда, аккурат к массовым выступлениям пенсионеров подкормили разовыми выплатами и индексациями. Очевидно, что подкармливать бабушек и дедушек вчерашних бунтарей продолжат. Во всяком случае, до 2018-го уж точно. Только вот что будет дальше? Учитывая нынешнее состояние экономики и отсутствие каких-либо планов по выходу из экономического кризиса, такое ощущение, что правительство надеется на то, что до этой даты многие «лишние рты» просто не доживут.

Так уж исторически сложилось, что в России пенсионеры могут рассчитывать либо на собственные сбережения под подушкой, либо на поддержку государства. Такая ситуация создана не без помощи государства, которое многократно меняло пенсионную систему, ввело баллы, суть расчетов которых не ясна рядовому пенсионеру, и заморозило накопительную часть пенсии. Надежду на достойное пенсионное обеспечение с таким отношением потеряли очень многие. Но есть ли надежда, что хотя бы хуже некуда, и поэтому не поплохеет? Ну как надежда, скорее, иллюзия.

Новости о пенсиях в этом году сыплются, как из рога изобилия: сначала в январе пенсионерам выплатили разовое пособие в размере 5 тыс. руб., потом — в феврале — произвели индексацию в размере формальной прошлогодней инфляции в 5,4%, теперь с апреля еще на 1,5% повышают. Итого прибавка к средней пенсии составила порядка 870 рублей. Жить стало лучше, жить стало веселее? По относительным цифрам — да, вот только не стоит забывать, что средний размер пенсии теперь лишь немногим больше 13 тыс. рублей. На такую сумму сильно не разгуляешься. Растут ведь не только пенсии. Взлет расходов произошел куда быстрее. Здесь и естественный рост цен за счет инфляции (хоть и рекордно низкая, но она всё-таки есть), и рост расходов на услуги ЖКХ, и рост цен из-за целого ряда сомнительных инициатив правительства.

По итогам января и февраля инфляция в годовом исчислении составила 4,6%, март тоже идет близкими темпами. То есть значительную часть пенсионной прибавки съедят элементарно бытовые расходы. Собственно, ни на какие иные цели у пенсионеров денег и не остается. А по некоторым отдельным категориям продуктов рост цен так и вообще не оставляет шансов жить, а не выживать на эти 13 тыс.: за три неполных месяца картофель подорожал на 17,7%, морковь — на 9,6%, лук — на 19%, а помидоры — так и вовсе на 22,5%. Ездить за продуктами тоже дешевле не стало, проезд на автобусе подорожал на 7,8%. Вот так, богатея формально — на бумаге, в чиновничьих отчетах, — пенсионеры на самом деле в реальной жизни беднеют.

Проблем добавляет еще и рост тарифов ЖКХ. Счета за воду, газ, свет и отопление росли в прошлом году, будут расти и в нынешнем. В Москве, например, средний чек должен стать больше на 7%, то есть примерно на 200 рублей. В других регионах прирост в процентах поменьше, но и изначальные ставки нередко выше. Так, в Якутске, где рост тарифов составит 6%, электроэнергия сама по себе почти на треть дороже московской.

Всего же в трети регионов повышение тарифов на услуги ЖКХ превысит запланированную инфляцию. Да, в ряде регионов вроде Северной Осетии повышение совсем незначительное, только 2,5%, но это лишь оттягивание решения проблемы. Там попросту не занимаются развитием инфраструктуры. Течет кое-как вода с перебоями, и ладно. Но рано или поздно и эти регионы настигнет волна значительного повышения тарифов — совсем не менять трубы не получится, а новые на какие средства устанавливать?

Вот так и перекрывается хоть какой-то возможный эффект от подачек, брошенных государством людям в виде пилюли успокоения. Но если все вышеперечисленное — это, можно сказать, естественные причины и последствия безалаберной экономической политики последних лет, то есть еще и искусственно созданные нашим правительством дополнительные механизмы, просто высасывающие из карманов граждан все, что там осталось.

В первую очередь, это просто блестящие предложения министра финансов Антона Силуанова провести налоговый маневр со снижением социальных отчислений и повышением НДС с 18% до 22% или ввести налог с продаж. С точки зрения пенсионеров, совершенно не важно, какие там социальные отчисления платит работодатель, а вот то, что к цене товара будет добавлено еще 4% его стоимости, люди ощутят очень явственно. И тут возрастная категория уже не важна — почувствуют эффект и пожилые люди, и молодежь, и все остальные.

Вообще стремление повысить нагрузку на граждан, не имеющих мощного лобби во властных кругах (теоретически такую роль должны выполнять депутаты, однако же, на практике, в условиях отсутствия политической конкуренции, они отстаивают совсем другие интересы), сейчас похоже на навязчивую идею. Налоги стремятся повысить, а вот экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты, наоборот, снижают. Такой подход стимулирует отправлять добывающие компании как можно больше сырья на внешние рынки, сокращая предложение на внутреннем. Меньше предложения — выше цены.

Но этого оказалось мало, как всем известно, еще повышаются сборы за проезд грузовиков. Казалось бы, какое до этого всего дело основной массе людей. Однако все эти меры ведут к еще большему росту цен. Особенно это скажется на тех же пенсионерах, у которых каждая копейка на счету. И причем в самое ближайшее время.

Повышения пенсий — лишь пыль в глаза. Все эти выплаты 5 тыс. руб., повышения на 5,4% и 1,5% хорошо выглядят, если рассматривать их в разрезе последних трех месяцев. А в прошлом году, например, индексация была в три раза меньше инфляции. Январские же разовые выплаты ситуацию в плане качества жизни не исправляют, разве что могут подправить статистику, и показать рост реальных располагаемых доходов на протяжении одного месяца. Но они не заменят полноценную индексацию. Во-первых, пенсионеры в среднем за прошлый год недополучили не по 5 тыс., а по 12 тыс. руб., а во-вторых, по-прежнему им оставляют низкую базовую часть выплат. Да и эти копеечные пенсии не всегда выплачиваются. Дошло до того, что, например, пенсионеры из Нижневартовска начали собирать подписи под петицией о выплате пенсий за прошлый год. Люди требуют не повышений, не индексаций, а просто выплатить пенсии с февраля 2016 года.

Разовые выплаты, индексации – сейчас на пенсионеров пустили все средства, что есть в распоряжении, лишь бы обеспечить пресловутые 70/70 на предстоящих президентских выборах. Понятно, что пенсионеры — пока еще самый активный электорат, и 2017 г. пройдет под знаком заботы о старшем поколении. Поэтому не исключено, что пенсии проиндексируют еще раз во второй половине года, но вот на что-то рассчитывать в 2018 г. не приходится. Все, что можно, выдадут авансом в 2017-м. На большее в Пенсионном фонде просто нет денег. Сейчас ПФР сам себя обеспечивает доходами меньше, чем на половину. Остальное — трансферт из федерального бюджета. При политике тотального сокращения расходов никто на дополнительное финансирование не раскошелится.

Причем возможности-то есть для того, чтобы реально повысить качество жизни тех же пенсионеров. Первое, принципиальное и одно из самых важных правил — налоги нужно не повышать, а снижать. Пенсионному фонду не хватает денег потому, что предприниматели — и большие, и малые — стараются избавиться от непосильного бремени огромных платежей (часть из них называется не налоговыми, но по факту они также являются налоговой нагрузкой), чтобы выжить, и уходят в тень. Соответственно, и отчисления в пенсионный фонд значительно меньше тех, что могли бы быть.

Во-вторых, дефицит ПФР очень даже реально компенсировать за счет сокращения неэффективных расходов. Сейчас госзакупки — это черная дыра, засасывающая триллионы рублей (а если точнее — 24,5 трлн рублей). Несовершенство законодательства до сих пор позволяет делать неадекватные закупки вроде позолоченных кроватей для МВД и проводить фиктивные контракты. Закрыв все эти лазейки, можно высвободить минимум 1,5 — 2 трлн рублей. Этого с лихвой хватит на восстановление пенсионной системы.

И последнее. Государству необходимо вернуть доверие населения к пенсионной системе. Это самое сложное. Например, возврат накопительной части мог бы стать неплохим началом. Только, к сожалению, о выстраивании доверия общества к государству наша власть не думает. А ведь именно такое доверие — в том числе и залог устойчивости политической системы в целом. Когда люди доверяют власти, они на улицы не выйдут ни за какие коврижки. Но в этом случае работать нужно не на показатели на выборах, а действительно играть в долгую, вместо того чтобы заставлять глотать обезболивающее при гангрене. Однако в этом и есть весь цинизм политики ради «галочек» — в бюллетенях и в отчетах, когда цель — заранее оправдаться, а не сделать что-то для улучшения жизни людей.

Никита Исаев, Утро

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *